Коротко


Подробно

Фото: Артем Дергунов

«Да имея такие деньги!..»

Первый зампредправления Татфондбанка избежал заключения в СИЗО в рамках дела о хищении 3,1 млрд рублей

Первый заместитель председателя правления Татфондбанка (ТФБ) Рамиль Насыров стал первым подозреваемым по делам о мошенничествах в Татфондбанке, кому удалось избежать заключения под стражу. Следствие считает его участником хищения 3,1 млрд руб. у Центробанка, однако в суде предоставить доказательств этого не смогло. Суд назначил господину Насырову домашний арест. Он заявил, что виновным себя не считает и готов сотрудничать со следствием.


В пятницу Советский райсуд Казани рассмотрел ходатайство СУ СКР по Татарстану об избрании меры пресечения первому заместителю председателя правления ТФБ 34-летнему Рамилю Насырову. Он подозревается в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) – в участии в хищении 3,1 млрд руб., привлеченных у ЦБ. Следствие попросило заключить господина Насырова в СИЗО.

Рамиль Насыров пришел в ТФБ в апреле 2015 года на должность директора по внутреннему аудиту. Ранее являлся руководителем службы внутреннего контроля в Ак барс банке. В декабре 2015 года господин Насыров был назначен первым заместителем председателя правления ТФБ.

Напомним, ЦБ 3 марта решил отозвать у ТФБ лицензию. По оценке ЦБ, «дыра» в капитале кредитного учреждения составляет 97 млрд руб. Проблемы, возникшие в банке, в ЦБ объясняют тем, что 65% кредитов он предоставил структурам, связанным с бизнесом собственника, которые в основном находятся в состоянии банкротства. Уголовное дело о хищении средств ЦБ было возбуждено в феврале этого года. Как писал «Ъ-Казань», по подозрению был заключен под стражу бывший (отстранен от руководства ТФБ 15 декабря прошлого года решением ЦБ) председатель правления ТФБ, депутат Госсовета Татарстана Роберт Мусин.

Вчера, обосновывая ходатайство, следствие привело данные из дела господина Мусина, но не сказало о роли в нем господина Насырова. Как сообщило СУ, на основании заключенного с ЦБ 18 октября 2008 года генерального кредитного договора банк привлек 3,1 млрд руб., указав «ложные сведения» о наличии у него ликвидного актива – кредита, предоставленного «Нижнекамскнефтехиму». По версии следствия, получив средства, господин Мусин подписал документы о переуступке долга «Нижнекамскнефтехима» по кредиту ТФБ двум компаниям — ООО «Новая нефтехимия» и ООО «Сувар девелопмент». Деньги, по данным СУ, затем вывели на «счета аффилированных организаций» ТФБ и похитили. При этом, помимо господина Мусина, в ходатайстве в качестве подозреваемых были названы «неустановленные лица». Представитель СУ в суде сообщил о господине Насырове лишь то, что он «являлся первым заместителем председателя правления и входил в состав (кредитного – «Ъ-Казань») комитета, который принимал решения». В качестве доказательств были упомянуты некие показания свидетелей – сотрудников Татфондбанка и членов президиума кредитного комитета. Но эти показания в суде не были оглашены.

Настаивая на заключении господина Насырова под стражу, представитель СУ несколько раз сослался на «большой общественный резонанс» и на «последствия деятельности должностных лиц «Татфондбанка», наступившие для клиентов». «Анализ обстоятельств не позволяет следствию рассматривать вопрос об избрании меры пресечения иной, нежели заключение под стражей», - заявил следователь. Помимо этого были приведены стандартные формулировки: «может скрыться, оказать давление на свидетелей» и т.д.

На вопрос адвокатов, «в чем конкретно выразились преступные действия Насырова», представитель следствия лишь сказал, что «все доводы изложены». «Другое мы не посчитали нужным указать на данный момент», - добавил он. Также не смогли представить следователи по просьбе адвокатов и «документ, где стоит подпись Насырова, или другой, свидетельствующий, что он имел корыстный умысел». Защитники отметили, что господин Насыров проработал в ТФБ лишь порядка 10 месяцев, на что сотрудник СУ ответил, что полагает необходимым «взять под стражу независимо от стажа работы».

«С ходатайством (следствия – «Ъ-Казань») не согласен. Моя деятельность в президиуме комитета, так же как и других членов, не была связана с какими-то действиями Мусина. В отношении текущего дела мне известно, что следствие в курсе, что деятельность Мусина не была связана с деятельностью кредитного комитета», - сказал в свою очередь господин Насыров. Он заверил, что «деятельность по кредитованию не курировал», а лишь взаимодействовал с ЦБ, и добавил, что кредит «Нижнекамскнефтехиму» «был предоставлен законно». «Взаимодействие с ЦБ обеспечивалось генеральным договором. Деятельность кредитного блока или кредитных сделок я не курировал, не давал указаний», - сообщил подозреваемый. В то же время господин Насыров отметил, что решение о переуступке долга «Нижнекамскнефтехима» на рассмотрение комитета не выносилось, а о данном факте он узнал лишь в декабре 2016 года.

Как рассказал господин Насыров, он принимал непосредственное участие в попытке оздоровления банка: «Была подготовлена финансовая модель, о которой говорил президент республики Рустам Минниханов» (ГК «ТАИФ» с партнерами были согласны вложить в банк 22-25 млрд руб.).

Господин Насыров утверждал, что за все время работы в банковской сфере нажил лишь «двухкомнатную квартиру, машину и земельный участок без постройки». Он рассказал, что получал в ТФБ зарплату в 350 тыс. руб., что составляло «нижнюю треть от заработка руководства банка». «3,1 млрд рублей… Да имея такие деньги, я бы из отпуска не вышел, а скрылся бы за границей!» - усмехнулся он. Господин Насыров пояснил суду, что уехал отдыхать, когда «когда было понятно, что все то, что я могу сделать, я уже сделал, и понимал, что ничего более сделать не мог». По его словам, узнав, что у ТФБ отозвана лицензия, прервал отпуск, прибыл в Казань и сам пришел к следователям.

Адвокаты господина Насырова заявили, что их подзащитный «не имеет сбережений» и сам весь в кредитах - «квартира в ипотеке, машина в кредите» и т.д. В довершении всего они предоставили суду множество положительных характеристик на своего подзащитного, включая его дипломы нескольких вузов с отличием и благодарности от правительства Татарстана. «А это он спортсмен», - показал председательствующему грамоту один из защитников.

Адвокаты, заявив, что никаких доказательств вины их подзащитного не представлено, попросили суд ограничиться домашним арестом. Сам господин Насыров заверил, что не намерен скрываться от следователей и что планирует оказать им содействие.

В результате суд отказал следствию в ходатайстве и назначил подозреваемому домашний арест. В беседе с журналистами господин Насыров заявил, что «будет бороться» за признание его невиновным: «За 10 месяцев (работы в ТФБ. - «Ъ-Казань») заработать 10 лет (заключения. - «Ъ-Казань») не хотелось бы», - сказал он.

Андрей Смирнов


рекомендуем

Наглядно

в регионе

обсуждение