новости

актуально

Подробно

Абсолютная погрешность

Правила стиля Жаклин Кеннеди

Сегодня в кинотеатре «Пионер» покажут фильм режиссера Пабло Ларраина «Джеки», посвященный Жаклин Кеннеди. 100 минут экранного времени продемонстрируют самый трагический период ее жизни и феноменальную способность бывшей первой леди Америки оставаться образцом элегантности и в горе, и в радости. Тем временем “Ъ-Lifestyle” вспоминает, из чего состоял стиль Кеннеди.


Стиль Джеки Кеннеди периода ранних 1960-х стал настолько устоявшимся популярным культурным кодом, что сложно поверить, что первой леди США она была всего в течение двух лет, с 1961-го по 1963-й. Ее муж, президент Джон Кеннеди, считал, что Джеки слишком «рафинированна» для американцев, а британская активистка леди Джейн Кэмпбелл однажды сказала про нее: «Жаклин Кеннеди дала американскому народу одну вещь, в которой он всегда испытывал недостаток, — величественность». Для всех остальных женщин миссис Кеннеди стала иконой стиля, воплощением утонченной женственности и образцом для подражания.

При взгляде со стороны стиль Джеки — идеальный баланс ее собственного вкуса, модных тенденций и правительственного протокола, позволяющий ей выглядеть уместно всегда и везде — от торжественного приема на Капитолийском холме до поездки в Пакистан. Сама же она описала его так: «Единственное правило для меня — не следовать правилам». За эпатажной фразой стоит едва ли не самый тонкий расчет в истории моды и создании имиджа публичных персон. Внешность Джеки не была идеальной, но знание своих сильных сторон и недостатков позволило стать ей настоящим образцом элегантности. После эпохи 1950-х с их предельно женственными силуэтами, подчеркивающими изгибы фигуры, Джеки стала предвестником моды 1960-х: графических силуэтов, моделей с внешностью подростков и геометричных стрижек. Она изменила подход к женской красоте: Джеки была полной противоположностью Мэрилин Монро, пышнотелого белокурого секс-символа Америки того времени, и воплощением понятия high-class — простоты и роскоши без грамма вульгарности.

Некоторую диспропорцию своей фигуры — стройные, но не самые длинные ноги при довольно высоком росте — она маскировала трапециевидными платьями, пальто и тренчами. Неглубокие изящные вырезы или обнаженные плечи, дополненные ниткой жемчуга или эффектными серьгами отвлекали внимание от довольно невыразительной линии груди, смещая акцент на изящные плечи. Большая коллекция белых перчаток маскировала кисти рук, которыми была недовольна их обладательница, а пышная прическа, платки и большие солнцезащитные очки смягчали квадратное лицо и прятали ее широко расставленные глаза. Именно особенность глаз волновала Джеки больше всего — она старалась никогда не фотографироваться в анфас и еще в 1951 году, в эссе на конкурс журнала Vogue, жаловалась: «Глаза у меня расположены так непростительно широко, что на изготовление очков уходит три с половиной недели». Сегодня же Ray-Ban выпускает очки Jackie Ohh ее любимой квадратной формы. Ее одержимость собственным имиджем потрясает: выкуривая по пачке сигарет в день, она всего считаные разы попала в объективы фотографов с сигаретой — ее облик и поведение были продуманы до мелочей. Каждую удачную модель одежды или обуви она заказывала и покупала в разных цветах, но огромные счета были оправданны — она привнесла в Белый дом молодость, энергию и актуальный стиль. Ее стрижка, модная одежда определенных силуэтов, фасон солнечных очков, маленькие сумочки и знаменитые шляпки превратились в культовый американский бренд — с явно французскими генами.

Привязанность к французским дизайнерам была ее уязвимым местом — и конкуренты Джона Кеннеди немедленно воспользовались этой слабостью. Жена республиканца Ричарда Никсона поведала журналистам о своей любви к американской одежде: «Мне нравятся американские дизайнеры. По-моему, они лучшие в мире». Почувствовав себя Марией-Антуанеттой, спускающей астрономические суммы на одежду, к тому же поддерживающей чужую экономику, Жаклин в срочном порядке пересмотрела свой гардероб. Навязчивые пересуды и тот факт, что значительную поддержку президентской кампании Джона Кеннеди оказывал американский Ladies’ Garment Workers’ Union — профсоюз швейников и текстильщиков Америки, — привели к тому, что американские дизайнеры Густав Тассел, Стелла Слоут, Бен Цукерман и Норман Норелл стали шить для Джеки реплики Dior, Chanel и Givenchy, а также модели, которые она придумывала вместе со своим стилистом Олегом Кассини. Существует версия, что этот «дизайнерский дуэт» придумал такое явление, как контрафакт наоборот — на одежду самых модных французских марок пришивались ярлыки малоизвестных локальных дизайнеров. Например, знаменитый розовый костюм из музея Кеннеди, который был на Джеки в день убийства ее мужа, очевидно, был выпущен под маркой Chanel, но носил ярлык малоизвестного нью-йоркского ателье Chez Ninon. Демократичная же одежда Джеки проходила этап кастомизации — замена фурнитуры на более дорогую стала обязательной процедурой.

Уникальные черты, небольшие расхождения с общепринятыми канонами — вот что составляло стиль Жаклин, назвать который неповторимым ошибкой не будет. На церемонии инаугурации, на которой все остальные женщины были одеты в дорогие буржуазные шубы и, по словам Олега Кассини, напоминали медведей, она появилась изящном бежевом пальто и маленькой шляпке. Были в ее модной истории и более тяжкие преступления против протокола — платья и топы без рукавов были практически радикальным решением для того времени, женщины даже не рассматривали возможность выйти из дома с голыми руками, и именно Жаклин задала эту моду.

Вошел в историю и еще один пример небрежности Джеки к правилам: брошь Tiffany & Co. в виде двух ягод земляники из рубинов и бриллиантов, подаренная мужем по случаю рождения сына, на инаугурации была приколота вверх ногами. Стоит ли говорить, что многие американки стали копировать этот прием, как и весь гардероб Жаклин, ставший олицетворением моды 1960-х.

Со сменой десятилетия стиль Жаклин Кеннеди перестал задавать тенденции — в 1970-е годы он стал соответствовать новым течениям. Она, безусловно, оставалась элегантной, ухоженной женщиной, но тот необычайный шарм, который был присущ ей в 1960-е годы и сделал ее их символом, несколько ослабел. Сегодня же, когда мода мечется от униформы нормкора к эпатажным деконструктивистским вещам по цене кутюрных платьев, стиль Жаклин Кеннеди — отличный ориентир и оплот здравого смысла при выборе гардероба для реальной жизни.

 

____________________________________________________________________

Яна Виндзор


наглядно

обсуждение