Коротко


Подробно

2

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

«Для властей садовых товариществ как бы не существует»

Глава организации «Садоводы России» Андрей Туманов — о том, как изменения в законодательстве могут изменить привычный образ дачной жизни

Новый законопроект, анонсированный главой правительства, предполагает смену правил игры для миллионов садоводов и дачников.


Сколько в России садоводов и дачников, точно не известно: официальные лица и эксперты приводят разные цифры — от 10 до 60 млн человек. В любом случае речь об огромной массе людей, чьи интересы и образ жизни могут измениться, если Дума нового созыва примет законопроект, анонсированный на минувшей неделе главой правительства Дмитрием Медведевым. Его рабочее название "О садоводстве, огородничестве и дачном хозяйстве". По версии его создателей из Минэкономразвития, он должен заменить принятый 20 лет назад Федеральный закон N 66 "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан". Новая версия систематизирует формы садоводческих организаций, типы строений на участках, определяет виды взносов и перечень направлений, на которые их можно потратить, а еще вводит бесконкурсный порядок выделения садоводам земель, находящихся в госсобственности. "Огонек" обратился к главе "Садоводов России" Андрею Туманову, чтобы понять, способны ли предлагаемые меры решить накопившиеся в садово-дачной жизни проблемы.

— Как вы оцениваете новый законопроект?

— Если бы новый!.. Этот законопроект был подготовлен Минэкономразвития примерно год назад и все это время пылился на полке. Законопроект, по оценкам профессионалов, "нулевой" — не решающий ни одной из проблем, которые есть сегодня у дачников и садоводов. Я неоднократно обращался в правительство с просьбой начинать реформу СНТ с чего угодно, но не с поправок в закон N 66 "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан". Это неработающий закон, который бессмысленно править. Нужна кардинальная смена схемы.

— О чем речь?

— Главное — "прописать" садоводческие товарищества. Сегодня они на картах районов никак не обозначены. СНТ — это не деревня, не поселок и вообще не населенный пункт. Вот и получается, что живущие в товариществах — это пораженные в правах россияне.

— Каким образом?

— Никто из местных властей не несет ответственности за оказание им всех видов услуг — медицинских, правоохранительных, инфраструктурных и каких-либо иных. Для власти СНТ и дачных товариществ вроде как и нет. А ведь в СНТ немало пенсионеров, некоторые живут на своих участках круглый год: как быть с их медобслуживанием? Полиция к садоводам также наведывается нечасто и только по экстренному случаю. И это притом что члены СНТ платят земельный налог. Эти деньги идут в местные бюджеты, и если земельный налог, собранный с россиян, живущих в официальных населенных пунктах, работает на них (строятся дороги, идет социальное обеспечение), то для членов товариществ — иной расклад. Местные власти (по закону!) не имеют права инвестировать в улучшение инфраструктуры внутри СНТ, потому что садоводы — не жители района. А ведь совсем скоро, как напомнил премьер России, эти 60 млн россиян начнут платить новый имущественный налог — на домики в тех самых товариществах, которые власть сегодня пытается пересчитать. Если все останется как есть, то улучшения условий своего существования эти миллионы так и не увидят, зато ощутят тяжесть новых поборов. Я давно предлагаю сделать из сложившегося де-факто де-юре, наделив СНТ статусом населенных пунктов. Тем более что ничего и строить не надо — все уже построено: товарищества, особенно в 100-километровой зоне вокруг столиц, давно уже представляют собой жилые массивы, по численности населения и качеству построек превосходящие окрестные села и деревни. Им всего и нужно, что войти в юридическое поле.

— Так власть и предлагает навести порядок: конкретизирует типы строений, самих товариществ...

— Напомню: до этого чиновники 15 лет шли по пути упрощения процедур. Им не хотелось проводить колоссальную по объемам и задачам реформу. Вот они и упростили, например процедуру определения границ участков. И что? Россияне активно воспользовались ею и так нарегистрировали границы своих участков, что каждое второе СНТ имеет пограничные споры. Можно сказать, сами виноваты, но чья это работа — задавать четкие, грамотно выстроенные правила? Дальше — больше: власть разрешила "по упрощенке" регистрировать дома... Сейчас в СНТ уже построено столько сооружений — разных по этажности, прочности, без какого-либо инженерно-архитектурного проекта, а о внешнем виде и вовсе молчу.

— Вот законопроект и ограничивает фантазию...

— То есть до этого 15 лет ее развивали во всех направлениях, а теперь решили, что хватит? Да и мера-то половинчатая: согласно законопроекту, то, что уже отстроено, под ограничение не подпадает. Это значит, что те, кто рискнет что-либо возводить в кризис, когда строится и без того мало, должны будут все согласовывать, а на соседних участках хоть трава не расти?

— Но перерегистрации имеющейся собственности не требуется...

— Я не считаю сам факт отсутствия этого требования такой уж заслугой власти, как это сейчас представляется повсеместно. Да попробовали бы они потребовать от народа еще раз перерегистрировать недвижимость или землю! Тем более что предыдущая попытка это сделать с треском провалилась: так называемую дачную амнистию не прошло более 60 процентов членов СНТ. А рычагов воздействия на непокорных у власти нет. Вы посмотрите, каковы результаты так называемой дачной хартии, которую анонсировали власти Подмосковья, собравшие воедино все неработающие законы, подзаконные акты, СНИПы и тому подобные документы и громко объявившие, что садоводы и дачники обязаны все это исполнять. И еще, чтобы фасады домов были красивые и соразмерные, а дороги — без ям. Платить за исполнение-улучшение-благоустройство должны сами садоводы и дачники. Я подсчитал: вышло, что взносы для проведения минимальных работ потребуется увеличить в пять раз. В товариществах, где хотя бы половина членов — пенсионеры, это нереально. У власти свой взгляд на проблему: кто будет саботировать "хартию" — штраф. Но если лишней копейки нет, можно угрожать до бесконечности и без всякого эффекта.

Никто из местных властей не несет ответственности за жителей СНТ, за оказание им всех видов услуг — медицинских, правоохранительных, инфраструктурных и каких-либо иных

— Но ведь идея перейти на сельский тариф по оплате электричества в СНТ здравая?

— Да, примерно 60 процентов садоводов платят сегодня за электричество по более высоким городским тарифам, а 40 процентов — по сельским. Но мне проблема видится в другом. Львиная доля СНТ подключены к электричеству незаконно. Ведь какова нынешняя схема? Компания — поставщик электричества подает ток на понижающий трансформатор и более ни за что не отвечает. Разводка внутри СНТ по участкам ведется силами самого товарищества. Выходит, что СНТ перепродает электричество в розницу плюс занимается обслуживанием сети, не имея на это лицензии. А люди платят и за "свою" электроэнергию, и за потери в проводах, и за обслуживание электросети, и за воровство соседей. А если СНТ станут населенными пунктами, вопросом их электроснабжения придется заниматься соответствующим структурам, которые этого категорически не хотят. Ведь энергопоставщик должен будет доставлять электричество до конкретного участка, а садовод — платить по счетчику только за потребляемые киловатты.

— Может, власти надеются с помощью этого закона пополнить бюджет? Ведь законопроект ужесточает нормы и стандарты, применяемые к строениям и самим СНТ. Не получится ли вскоре, что нарушение принятых норм повлечет за собой массовое наложение штрафов?

— Все может быть. У народа еще не изгладилось впечатление о последнем нововведении подмосковных властей — обязательном лицензировании артезианских скважин под угрозой штрафов. Правда, после первого всплеска возмущения о штрафах забыли, а лицензирование обещали проводить по упрощенной схеме ("даже скважину смотреть не будем"). Мол, только приходите и все сделаем! Главное — поддерживать чистоту вод. Но тогда напрашивается вопрос: если скважину не смотрят, то о какой чистоте воды может идти речь? Нынешняя инициатива больше напоминает сбор сведений для последующего налогообложения. Думаю, будет как с земельным налогом, который сегодня СНТ и дачники платят от кадастровой цены на землю. А цена немаленькая. Вот только как она появилась в казенных бумагах? Никто живого оценщика в глаза не видел. Чудо объясняется просто: сотрудница фирмы, что выиграла тендер на проведение такой оценки, водила пальчиком по клавиатуре, выискивая объявления о продаже земли в данном районе, потом считала среднеарифметическую, забывая о том, что продавец всегда завышает цену в 1,5-2 раза. Стоит ли удивляться, что суды забиты исками с требованиями пересмотра кадастровой оценки участков. Те, кому новый налог не по карману, его не платят. Так же будет и с новым налогом на строения. Начнем с того, что оценщиков домов опять же не видно, да и нет в отечестве компаний, способных в массовом порядке повсеместно оценить дома. Если людей прижмут, то некоторые просто откажутся от участков, хотя для многих из них участки — единственный способ прокормиться.

Беседовала Светлана Сухова



Цифры

Своя земля?


Загородная жизнь в гектарах, рублях и заготовках

54,6 млн — дач в России по результатам переписи 2010 года.

2,1 млн га — общая площадь дачных участков в России (десять территорий Москвы).

23,6 трлн рублей — примерная цена всей "дачной" земли в России

81% дачников используют свою землю для производства продуктов для семейного потребления (по данным ВЦИОМ), 30% занимаются ландшафтным дизайном и только для 23% дача — место отдыха. А 91% садоводов и огородников делают запасы на зиму.

1 января 2018 года вводится запрет на любые операции с земельными участками, которые не имеют установленных по закону границ. Их нельзя будет продать, подарить, завещать. В России таких участков, по разным оценкам, от 60 до 70%.

Источники: www.rosreestr.ru, newsru.com, kommersant.ru, wciom.ru



Детали

Дачные приключения


Как дача из дара императора стала средством борьбы с продовольственным дефицитом

Первые дачи, как считается, появились в нашей стране в петровскую эпоху: это были усадьбы под Петербургом, дарованные императором приближенным за заслуги перед Отечеством (отсюда и слово "дача" — отданное в качестве подарка). Дача как съемный загородный дом, где дворяне (не имевшие своих имений) проводили время летом, стала явлением в 1830-е годы в пригородах Москвы. Начиная с 1860-х годов с обеднением дворянства, после отмены крепостного права вынужденного продавать имения, которые потом нередко разбивались на дачные участки, с развитием железнодорожного сообщения и урбанизацией дача превратилась в место отдыха состоятельных горожан, перенявших аристократическую привычку выезжать на лето за город. На 1870-1880-е годы приходится бурный рост дачных поселков со своим стилем жизни: семьи жили на дачах (часто это были обычные деревенские дома) все лето, в город выбирался лишь глава семейства — на службу, провиантом дачников обеспечивали деревенские жители, огораживать дом забором считалось дурным тоном. Вместе с тем сельские жители, перебравшиеся в города, на их окраинах, на "ничейных землях" вели типично сельский образ жизни: разбивали сады и огороды, где выращивали овощи, держали скот. Таким образом, к началу XX века в России сложилась двойная система: для зажиточных горожан была дача как место отдыха, для малообеспеченных — садово-огородные участки ради прокорма. Статус-кво сохранялся до второй половины 1920-х.

Советские власти стали награждать дачами особо отличившихся товарищей, так возникли госдачи. Появились дачные кооперативы: организации получали землю и распределяли участки между работниками. Для этого власти провели экспроприацию частных дач ряда категорий, превратив их в коммунальную собственность. Под действие декрета СНК от 24 мая 1922 года попадали дачи, чьи владельцы отсутствуют, барские дачи (с удобствами и роскошной отделкой помещений, служебными постройками, земельными угодьями); тем, у кого было несколько дач, оставили только одну, а остальные изъяли. В 1927 году вышло постановление ВЦИК "О дачных поселках": ими признавались населенные пункты вне городской черты, предназначенные для отдыха, где сельским хозяйством занято не более 25 процентов взрослого населения. Вводились ограничения на их планировку и застройку. НКВД давало к постановлению свои разъяснения, касающиеся прежде всего отчуждения дач в пользу государства. В 1930-е годы дачи активно распределялись между аппаратчиками ВКП(б) и привилегированными категориями советских граждан (писателями, художниками и т.д.). Чиновники высшего ранга строили себе роскошные дачи на казенные деньги, так что в 1938 году политбюро приняло постановление "О дачах ответственных работников", где ограничивалось количество комнат в дачном доме: до 8 — для семейных, до 5 — для несемейных. Приметой послевоенного времени стали "генеральские дачи": в лучших местах Подмосковья военачальникам предоставляли земельные участки, стройматериалы и солдат для возведения усадебных домов.

В то же время хронический дефицит продовольствия вынудил советскую власть привлекать к садоводству и огородничеству широкие слои городского населения. В 1949 году вышло постановление Совета министров СССР "О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих", за которым последовали несколько волн раздачи горожанам земельных участков. Тогда же был установлен норматив в 6 соток. Изначально на участке земли допускались лишь сельхозработы, позднее было разрешено строительство, регулирование которого постепенно смягчалось: жилища росли в размерах, утеплялись, обустраивались подвалами, террасами, гаражами и т.д. Короче говоря, дачи превращались во второй дом, где граждане отдыхали, работая.

Подготовила Мария Портнягина


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение