Коротко


Подробно

Фото: kinopoisk.ru

Очень страшные дебюты

Продолжается фестиваль "Окно в Европу"

Фестиваль кино

В Выборге продолжается открытый российский кинофестиваль "Окно в Европу". Первые дни основного конкурса оказались в основном отданы дебютам. Рассказывает СТАНИСЛАВ Ф. РОСТОЦКИЙ.


В "Прикосновении ветра" Ольги Веремеевой медитативно и практически бессюжетно смешаны игровые и документальные эпизоды киносъемок в бурятском дацане. "Хит" Марины Михайловой рассказывает историю двух юных провинциалок, перебравшихся в Москву и перемещающихся по экрану в сопровождении модной, по мнению создателей фильма, молодежной музыки и непременных сейчас в картинах такого рода смайликов, сердечек и СМС-сообщений. Азарт и искренний восторг авторов в отношении своего детища придает фильму определенный трогательный шарм, но в цельную картину происходящее так и не складывается, то и дело напоминает о себе явная сценарная сырость, и в результате до заявленного в названии статуса "Хит" явно недотягивает. "Искушение" Александра Тютрюмова повествует о паре молодоженов, волею судьбы оказавшихся в лесной сторожке таинственного отшельника, который предлагает молодому человеку отказаться от своей возлюбленной за весьма внушительную сумму. "Смотрели фильм "Непристойное предложение"? — интересуется главный герой, как бы отметая подозрения в том, что завязка, мягко говоря, не нова.— Так вот, ваше предложение — самое непристойное!" Дальнейшее показывает, что он был скорее неправ — от зачина голливудской мелодрамы "Искушение" довольно быстро дрейфует в сторону метафизической притчи о самых главных вопросах бытия. Но положа руку на сердце, смотреть помянутый фильм Эдриана Лайна было все-таки поинтереснее.

В принципе полноценным дебютом следует считать и "Суперплохих" Дмитрия Суворова, чей номинально первый фильм "Одноклассницы" вышел на экраны в начале июня (но о нем при всем желании невозможно сказать ничего определенного). И дебютом, пожалуй, если не блестящим, то уж точно искрящимся. "Суперплохие" сняты в самом неблагодарном, коварном и по большому счету отжившем свое лет пятнадцать назад жанре ультрачерной криминальной комедии в духе Тарантино, Гая Ритчи и иже с ними. История нового российского кино полна абсолютно катастрофических примеров подобного рода. Но в данном случае мы имеем дело с обезоруживающим исключением. В старые меха влито не вино даже, а сшибающий наповал алкогольный энергетик из жестяной банки. По-настоящему смешные, хотя зачастую далекие от приличия гэги следуют один за другим, насилие наконец-то обретает черты вполне комиксовой условности, а лобовые, порой на грани видеопиратства, цитаты из классики жанра от "Бешеных псов" до "Святых из Бундока" кажутся на диво уместными. С актерами тоже все в полном ажуре. Данила Якушев феноменально похож внешне на Райана Рейнольдса, прекрасно об этом осведомлен и явно умеет этим обстоятельством пользоваться; Анна Чиповская виртуозно, временами на уровне лучших ролей Михаила Ефремова, изображает пьяную; Александр Ревва в роли криминального авторитета дяди Вити не то пародирует, не то "косплеит" Дмитрия Нагиева (и делает это вполне роскошно), а главное открытие "Суперплохих" — Кирилл Каганович ("Россия-88", "Школа", "Как меня зовут") вполне может со временем претендовать на почетный титул нового Савелия Крамарова. И если бы не считаные проколы (стоит среди прочего понять, что на использование за кадром "Полета валькирий" в хорошем кино давно уже наложено непререкаемое табу), цены бы фильму вообще не было.

Судя по реакции выборгских зрителей, "Суперплохие" имеют недурные шансы в широком прокате. Как, разумеется, и принятый на ура призер последнего "Кинотавра" "Хороший мальчик" Оксаны Карас (он участвует в общем конкурсе "Выборгский счет"). Фильм и вправду кажется милым, остроумным, позитивным, симпатичным, каким угодно еще — если только не подозревать о том, что на свете вот уж без малого два десятка лет существует картина Уэса Андерсона "Академия Рашмор", на которую "Хороший мальчик" похож, как принято выражаться, "до степени смешения". Пожалуй, даже некоторые официальные ремейки отличаются от оригинала в гораздо меньшей степени. Впрочем, широкому зрителю, для которого фильм в первую очередь и предназначается, до подобных тонкостей дела нет — он просто расслабляется и получает удовольствие.

Но так происходит не всегда. С полуночного показа "Дачников" Александра Вартанова (также входящих в "Выборгский счет") изрядная часть зрителей спешно звакуировалась из зала вовсе не по причине позднего часа, а иные из тех, кто остался до конца, чуть не ли с кулаками набрасывались на нечастых смельчаков, рискнувших поздравить создателей фильма. Их можно понять. Усыпив несколько лет назад бдительность публики своим обманчиво-мейнстримным "Дубровским", Вартанов вернулся к истокам — драматургии Юрия Клавдиева, которой режиссер вдохновлялся в своем дебюте "Собиратель пуль". Те, кто знаком с пьесами Клавдиева, знают, что на экране из них при всем желании не получится ни "Человек с ружьем", ни "Премия", ни "Служебный роман". Но — как в данном случае — вполне получится зашкаливающая по всем параметрам, запредельно кровавая, зачастую в прямом смысле слова паталогическая, но при этом отчаянная, искренняя и парадоксально-убедительная на чисто художественном уровне трагедия. Не раз и не два вполне физически ощущаешь себя на месте персонажей, с которыми творятся вполне омерзительные вещи, но без катарсиса, пусть и специфического, все-таки не обходится.

Но, пожалуй, самый удивительный на сегодня фестивальный сюрприз притаился в программе "Копродукция. Окно в мир". Синопсис "Сувениров из Москвы" Лаури Нурксе звучит вполне безобидно, но на деле "криминальный триллер о бывшем российском спецназовце, который предпринял попытку поселиться в Хельсинки и начать новую жизнь" оборачивается залихватской психоделической феерией. Такую историю мог бы придумать кто-нибудь из мэтров политического триллера вроде Роберта Ладлема или Тома Клэнси, доведись им попасть под воздействие скандинавских галлюциногенных мухоморов: пресловутый спецназовец спасает первую российскую женщину-президента по фамилии Евдокимова. Враги демократии задумали отравить ее полонием, распыленным в лифте гостиницы в Хельсинки, куда госпожа президент прибывает на саммит по проблемам Кавказа. Контроперация финских спецслужб носит кодовое название "Калина красная", а тайные агенты узнают друг друга по паролю "Несьет минья лисаа за тьемные лесаа"... Впрочем, если попробовать отрешиться от всей этой "мифогенной любви каст", то в сухом остатке имеется вполне крепкий боевик того рода, что можно будним вечером увидеть по телевизору.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение