Коротко


Подробно

Фото: пресс-служба Свердловской филармонии

Сложная музыка в простых обстоятельствах

"Безумные дни" в Екатеринбурге

Фестиваль музыка

В Екатеринбурге закончился II Международный фестиваль "Безумные дни". В рамках проекта, устроенного Екатеринбургской филармонией по французской технологии при участии авторитетного фестивального худрука Рене Мартена, за три дня прошло 94 концерта на восьми площадках. Но не только количество сделало фестиваль резонансным музыкальным событием. Рассказывает ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.


Формат фестиваля "Безумные дни", который Рене Мартен несколько лет назад начал проводить в Нанте, не похож на другие. Его концепция основана не столько на тематическом программировании, хотя каждый год худрук выдвигает новую тему, объединяющую сотни концертов, сколько на миссионерской идее привести в академические залы на академическую музыку небывалое по будничным меркам количество публики — причем не только той, которая умеет ходить в филармонии, но и совсем новой. Для этого концерты сокращаются по размерам до одного отделения, камерные жанры перемежаются с симфоническими, а респектабельно серьезные программы — с доступными (в рамках одной может смешиваться легкое и серьезное). Концерты идут нон-стоп один за другим в одном фестивальном пространстве — так, чтобы люди приходили с утра и уходили поздно вечером.

Фестиваль в Нанте имел большой успех, и Рене Мартен начал устраивать подобные проекты в других городах, сейчас на фестивальной карте кроме Франции также Бильбао, Токио, Варшава, Екатеринбург. По словам худрука, на Урале фестивалю особенно хорошо — здесь огромное количество заинтересованных слушателей и отличные партнеры. Действительно, для Екатеринбурга "Безумные дни" на редкость удачный формат популяризации классики без реверансов в сторону поп-музыки и снижения качества филармонической продукции. Директору филармонии Александру Колотурскому удалось убедить Рене Мартена, что фестиваль можно проводить не строго в одном здании, как это происходит в других городах, где базой становятся большие концертные комплексы (в Екатеринбурге подобного просто нет), но на одной улице, превращающейся в единое фестивальное пространство,— в залах самой филармонии и соседних (среди них — новый ТЮЗ, Дом музыки, музыкальное училище, усадьба Расторгуева-Харитонова, где работает детский центр и есть прекрасный зал). В этот раз количество площадок возросло до восьми, а количество концертов — до 94, заполняемость залов составила около 90%, а количество проданных билетов (концепция фестиваля предполагает нетрадиционную для качественных академических продуктов дешевизну), это невероятная для классики цифра,— 26 тыс.

Под тематической шапкой "Природа" и неформальным девизом, который можно было услышать перед многими концертами: "Отключите, пожалуйста, мобильные телефоны, слушайте природу в тишине концертного зала", звучали китайские лютни, японские барабаны, в высшей степени художественный свист (в программе "Песня птиц" с музыкой Грига, Дворжака, Россини, Римского-Корсакова в переложениях для скрипки и фортепиано французские специалисты--имитаторы птичьего пения Джонни Расс и Жан Буко деликатно мешали музыкальную виртуозность с театрализацией), камерные ансамбли, квартеты, сольное фортепиано (одновременно эффектны и изысканны были программы Давида Кадуша и Матана Пората) и симфонические оркестры (в том числе по-взрослому богатый на оркестровые краски Уральский молодежный симфонический оркестр).

Фестивальное расписание открыли Уральский академический филармонический оркестр и дирижер Дмитрий Лисс "Пасторальной симфонией" Бетховена. В новом сезоне в планах оркестра — участие в боннском бетховенском фестивале, и "Пасторальная" может ему очень пригодиться. Но интерпретация на "Безумных днях" не звучала в репетиционной манере — напротив, Уральский филармонический сыграл ее в хорошем вкусе, с уверенным оркестровым качеством, мягким балансом групп, ясной артикуляцией и большим очарованием в движении и фразировке. Не менее элегантно оркестр прозвучал в вечернем концерте с японской пианисткой Эцуко Хиросэ, когда им вместе довелось сыграть Первый концерт Чайковского. Это был один из лучших оркестровых аккомпанементов, какие приходилось слышать в последнее время, и такой мог бы сделать честь любому концертному и, скажем, конкурсному выступлению. А вот сама японская пианистка, несмотря на свой громкий послужной список, перечень учителей и фестивальных событий с ее участием в финале конкурса Чайковского, с Первым концертом вряд ли произвела бы незабываемое впечатление преувеличенной бравурной манерой.

Тем не менее надо отдать должное организаторам фестивальных программ: при всех сложностях с финансированием и уменьшением количества безусловных звезд в расписании фестиваля общий уровень концертов все же был по-настоящему ровным и высоким, а репертуарный рисунок, особенно в камерных программах,— и вовсе зашкаливающе редким. В одной программе можно было услышать Гайдна, Шуберта, Бартока, Шумана. В соседних — Грига, Скрябина, Дебюсси, Надю Буланже, Бородина, Пуленка, Сибелиуса, Райха, Лютославского. Причем все — с отличным пониманием стиля в хорошем исполнении. Таким образом, филармонии удалось привести екатеринбургскую публику не просто на классику, а на сложную музыку — причем так, чтобы ее не напугать. Следующие "Безумные дни" пройдут в Екатеринбурге в начале сентября 2017 года, уже известна их тема — "Танец" (следом за ней Мартен планирует выдвинуть тему эмиграции и объединить в фестивальных программах музыку композиторов, в разные века покидавших родину и писавших на чужбине). Предположительно, количество залов еще возрастет, а баланс российских и импортных исполнителей склонится в сторону первых, тогда как в этом году было наоборот (организаторы объясняют, что публика в кризисные времена с большей охотой идет на иностранных музыкантов по той простой причине, что фестиваль — это редкая возможность их услышать). Тем не менее решено, что через год российские исполнители составят импортным серьезную конкуренцию.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение