Коротко


Подробно

Особенная неделя: в Академии «Ъ» поговорили о благотворительности

Благотворительность - это, как правило, оказание помощи тем, кто оказался в трудной ситуации. С какими проблемами сталкиваются фонды, помогая другим? Что важно для благотворительности, кроме собственно сбора средств? Почему благотворительность - это бизнес-проект? Есть ли в этой сфере мошенничество? Академию журналистики «Коммерсантъ» посетили представители ведущих благотворительных фондов России, а также журналисты, работающие с социальными темами, ответили на эти вопросы и рассказали то, что должен знать каждый журналист и, пожалуй, каждый неравнодушный человек.


Словом недели благотоворительности, которая проходила в Академии журналистики «Коммерсантъ» с 9 по 11 мая, стало «аккуратность» и «ответственность». Аккуратно говорить о фондах,  об их деятельности. Даже помогать – аккуратно. Существует серьезная проблема недостатка информированности читательской аудитории по вопросам, касающимся людей с ментальными и физическими особенностями. Проблему эту могут и должны решать журналисты, но делать это нужно ответственно.

Вначале было слово

От того, как подается информация, какие подбираются слова, зависит понимание аудиторией проблемы, а значит, и отдача. Учредители Фонда «Я есть!» Егор Бероев и Ксения Алферова рассказали о сложностях взаимодействия с журналистами. Каждый автор при подготовке материала о благотворительности сталкивается с вопросом: в каком ключе проводить интервью, чтобы не исказить информацию.  Это крайне важно, ведь неосведомленное общество не готово принимать того, чего не понимает. Непрофессиональное использование сотрудниками СМИ лингвистических средств при описании проблем детей с особенностями развития часто наносит вред, травмируя родителей и детей. Ко всему прочему, это мешает работе общественных фондов, формируя неверное представление у общественности о благотворительности в стране.

«Слова важны!», - говорит Ксения Алферова. Об этом должен помнить каждый журналист, если он хочет писать на тему благотворительной деятельности.  Задача и фонда, и журналистов - не обманывая людей, правильно рассказать о подопечных ребятах, показать, что за словосочетанием «синдром Дауна» скрываются прекрасные дети. «Мы учим видеть человека, а не диагноз», - подчеркивает Ксения. Именно поэтому не «даун», не «аутист», а «человек с синдромом Дауна и аутизма». Ксения и Егор очень трепетно относятся и к детям, и к словам. «Мы остановились на «с особенностями». С физическими или с меняльными особенностями. Мы называем их «удивительными» - потому что они удивительные», - добавляет Егор. Внимательность к слову важна и в вопросах инклюзивного образования. «Я люблю слово «интеграция» больше, чем «инклюзия», - продолжает Ксения. - Инклюзия - это когда мы пытаемся внедрить что-то инородное. А «интеграция» - это когда две равнозначные части соединяются друг с другом, и это слово по смыслу больше подходит к тому, что мы делаем. Мы не пытаемся «куда-то впихнуть» наших «не таких» детей, нет: мы соединяем две равноценные части, которые волею судеб были разъединены».

ДЦП: «Не детский, не церебральный, не паралич»

Валерий Панюшкин, журналист с богатейшим опытом (7 лет в Газета.Ру, 10 лет в ИД «Коммерсантъ», обладатель премии «Золотое перо России»), чьи тексты спасали жизни людей, продолжит тему слова и дела. Как апеллировать к людям, которые должны отреагировать на ваш текст? Что заставляет человека реагировать в драматургии? Перипетия и эффект саспенса. Чтобы этот текст работал, важно, чтобы структура текста нанизывалась на риторическую фигуру.

Правду от неправды отличить непросто, а когда речь идет о социальной тематике, особенно о медицине, - найти истину почти не возможно. «Моя любимая врач-невролог, зачитывая студентам лекцию про ДЦП, начинает ее словами: «Первое, что нужно знать про детский церебральный паралич, это то, что он не детский, не церебральный и не паралич». Про все остальные заболевания примерно то же. Правдивая информация в интернете есть, но от ложной ее отличить нельзя». Что же можно? Можно обратиться к публикациям в рецензируемой прессе Peer Journal Reviewed, так как только после публикации в ней, исследование становится фактом. Еще можно открыть The New England Journal of Medicine. На понимание научных медицинских журналов уйдут годы, но это единственный способ остаться не обманутым. «Наука, в отличие от Дмитрия Киселева, все время держит в голове то, что мы вообще может ошибаться. Мы всегда находимся в приближении к истине, а не в состоянии истины. И в состоянии истины мы не будем находиться никогда», — сказал Панюшкин.

Журналист должен собирать максимум правдивой информации, но пускать ее всю в публикацию он не имеет морального права, ведь в этом случае он неизбежно кому-то навредит, а может эта правда будет стоить жизни. Или тысяч жизней.

Светлана Зейналова поддержала точку зрения Панюшкина: «В любом произведении должна быть сверхидея. Кроме того, журналисту важно следовать своей внутренней этической линии». Самое сложное, по словам Светланы, - это выдержать человеческий тон в тексте, подобрать искренние, честные слова и наложить их на верный эмоциональный фон, соблюдая баланс между полярностями недопустимого цинизма и ненужной излишней сентиментальности. Читателя пугают слова «генетическая мутация», «особенности», «синдромы», а вместе с тем и люди, непохожие на многих, инвалиды. Сегодня крайне мало информации о том, что делать людям в случае столкновения с трудным заболеванием. А все, что неизвестно - вызывает страх и отвержение. Поэтому задача журналиста – правильно информировать общество о существующих проблемах, так, чтобы от этих проблем хотелось не отворачиваться, а, наоборот, возникало желание объединяться и вместе их решать. Проблема непросвещенности общества и страха перед психическими заболеваниями и особыми людьми тесно связана с советской психиатрической идеологией. Отечественный подход к особому психическому развитию ребенка заключался в навешивании ярлыка «болен». Таких детей лечили и изолировали от общества. Российскому обществу необходимо время для того, чтобы перестроить стагнированное восприятие, сформированное советской идеологией, а СМИ при правильном подходе могут этому поспособствовать. Журналист должен доносить информацию, не обижая никого: ни государство, ни благотворительные фонды, ни особых людей, детей и их родителей. «Легче всего писать то, что думаешь, во что веришь, что хочешь и чему сопереживаешь, пропуская через себя. Труднее всего писать о том, чего не чувствуешь, - сказала Светлана, - и выбор журналиста – это всегда не только профессиональный, но и просто человеческий».

«Должно произойти страшное, чтобы заговорили сми»

До какого-то момента в СССР помощи особенным людям не существовало, тем более умирающим. Об этом говорит Елена Мартьянова, пресс-секретарь фонда «Вера». Яркий пример - трагедия контр-генерала Вячеслава Апанасенко. 10 февраля 2014 года после попытки суицида он скончался в больнице, в предсмертной записке обвинив Минздрав и правительство. История всколыхнула всех, стали говорить о каждом случае самоубийства среди онкобольных. «Нам звонили с вопросом – чем обусловлен такой всплеск суицидов? Но, по сути, не было никакого всплеска, – вспоминает Елена Мартьянова. – Это реальность, в которой мы живем». По ее словам, никто не хотел это осозновать: это не «последние две недели», это всегда, и не только в Москве, просто прежде об этом молчали. Многие тяжело больные люди в нашей стране хотят выйти из окна. «Иногда, к сожалению, должно произойти что-то страшное, чтобы СМИ начали об этом  писать, – продолжает Елена Мартьянова. Важно увидеть за единичным случаем системную проблему и стараться ее решить. Попытка самоубийства Апанасенко могла закончиться в фазе информационного взрыва, простого сетования на тяготы судьбы онкобольных или натуралистичных описаний этой истории. Но Катя Локшина, дочь контр-адмирала, предпочла дать немногочисленные, но  развернутые интервью для радиостанции «Эхо Москвы», газеты «Коммерсантъ», РБК. В этих СМИ была возможность рассказать не только о том, что произошло, но и что нужно сделать, чтобы это не повторилось. «Очень важно, чтобы крупные деловые СМИ подхватили эту тему, – говорит Елена. – Крайне мало таких журналистов, как Ольга Алленова, которая постоянно пишет об этом, и пишет глубоко». Елена Мартьянова советует каждому журналисту хотя бы на день погрузиться в ту среду, о которой он рассказывает: побыть волонтером в хосписе, пропустить через себя. «Это поможет найти свою интонацию, свое отношение, – говорит Мартьянова. – Это личный опыт, который сильно меняет человека и помогает понять, почему он должен об этом писать, почему это важно». Главное — сделать материал качественно, ведь цена ошибки очень велика. Люди очень ранимые, а путаница фактов может привести к потере доверия к фонду». Именно поэтому любая журналистская инициатива сделать материал о хосписе контролируется представителями «Веры». Не все пациенты согласны говорить, не все в состоянии это делать.

Директор фонда «Дети Наши» Варвара Пензова рассказала  о проблемах, связанных с социальным сиротстовом, и о том как важно помогать детям, оставщимся без попечения родителей  адаптироваться к «настоящей жизни».

«Наша задача менять не просто их настоящую жизнь, не привозить им сегодня игрушки, чтобы получить улыбку ребенка и почувствовать себя счастливым, а делать что-то, что позволит им стать полноценным членом общества», — сказала Варвара.

Фонд «Дети Наши» в настоящий момент реализует четыре программы поддержки детей, оставщихся без родителей. Программа «Под крылом» направлена на подготовку детей к приезду потенциальной приемной семьи с помощью волонтеров, которые занимаются с детьми не реже двух раз в неделю. Обеспечивая базовые потребности малышей и проводя работу с персоналом по внедрению современных методов ухода за детьми, программа направлена на повышение качества жизни детей.

Программа «В большой мир» направлена на профессиональную и социальную адаптацию выпускников детских домов. Работают 20 кружков и мастерских в двух подшефных домах, предоставляя детям возможность попробовать себя в разных профессиональных направлениях.

«Мы помогаем им соотнести желания с возможностями и со способностями, поставить себе цели и достигать их, занимаясь с репетиторами и поступая туда, куда они действительно хотят», — сказала Пензова.

Кроме того, фонд разработал и запустил электронный путеводитель по жизни — приложение с ответами на бытовые вопросы для помощи выпускникам детских домов интегрироваться в новую среду.

Программа «Не разлей вода» — это содействие семейному устройству детей через структурные изменения в детских домах. Работа фонда в этом направлении в том числе направлена на смягчение негативного эффекта от пребывания в детском доме и восстановление связей с кровными родственниками. По статистике фонда, дети, которые поддерживали связи с родственниками во время пребывания в интернате, более активно участвовали в проектах фонда, а значит лучше адаптировались к самостоятельной жизни в дальнейшем.

«Выяснилось, что при небольшой психологической поддержке родители могут восстановиться в правах, и только в прошлом году мы четырех детей вернули в кровные семьи», — сказала Пензова.

Кроме того, фонд работает и с приемными семьями, системы поддержки которых в России не существует. Когда семьи понимают, что их проблемы не уникальны и часто связаны с пережитым прошлым детей, то им становится проще справиться с возникшими трудностями и скорректировать воспитательные подходы, сказала Пензова.

«Дети из детского дома — это дети травмированные, с особенностями, с которыми надо знать как работать, как реагировать, что можно пережить самостоятельно, а что требует поддержки специалиста», — сказала Пензова.

Закон и помощь, или «В бой со всем миром»

Генеральный директор благотворительного фонда «Обнаженные сердца» Анастасия Залогина рассказала слушателям Академии «Ъ», что среди благотворительных организаций бурное обсуждение вызвал принятый 20 апреля в первом чтении законопроект, уточняющий понятие «политической деятельности» для некоммерческих организаций. «Если закон будет принят, благотворительные организации, которые получают финансирование из-за рубежа, могут стать «иностранными агентами», — поделилась своим мнением со слушателями Академии «Ъ» госпожа Залогина. Тем не менее, 10 мая депутаты Госдумы смягчили понятие «политической деятельности», уточнив, что те НКО, которые занимаются «социально полезной работой» не будут считаться «иностранными агентами».

«Мы хотим сделать так, чтобы ни один ребенок не попадал в детский дом или интернат при живых родителях. Чтобы ни общество, ни система здравоохранения не подталкивали родителей к отказу от детей с нарушениями развития. Чтобы семьям, принявшим непростое решение оставить особого ребенка в семье, был доступен целый комплекс бесплатных услуг и поддержка специалистов, знакомых с современными мировыми исследованиями и технологиями», — рассказала о деятельности фонда «Обнаженные сердца» госпожа Залогина.

Родители детей с особенностями развития часто сталкиваются с непониманием общества, часто переходящим в осуждение. Если ребенок остается в семье, то родители словно вступают в бой со всем миром за своего ребенка. Преодолевая отчаяние, страх, слезы, одиночество, часто предательство близких и друзей, родители спасают ребенка, но забывают о себе, собственных интересах.

О проблемах родителя рассказала основатель  портала «Ты важна!» Светлана Покровская. Светлана поделилась личным опытом воспитания ребенка с особенностями развития. Матери часто подвержены стрессу, а если ребенок не похож на остальных, то их состояние усугубляется. Здесь одной только адресной помощью не возможно обойтись. Важно наладить коммуникацию с обществом, у которого, несмотря на давно уже снятый запрет на неловкие темы, осталось множество предрассудков. Вот с этими клише и предстоит бороться журналистам. Портал «Ты Важна» был создан Светланой Покровской для того, чтобы объединить родителей, воспитывающих детей с особенностями развития и вытащить их из состояния апатии и психологического стресса. Быть матерью особого ребенка - очень непросто, поэтому  сотрудники портала проводят культурные мероприятия, мастер-классы, тренинги, где в основе всего — общение с другими женщинами на темы, свободные от детских проблем и болезней. Ведь каждый ребенок заслуживает того, чтобы его мама была счастливой женщиной. Светлана Покровская подчеркнула, что журналистам надо как можно чаще и более профессионально писать о проблемах детей с особенностями развития, их родителях и в целом о благотворительности в России.

«БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ - ЭТО БИЗНЕС-ПРОЕКТ»

Со-организатор проекта интеллектуального волонтерства «PRO.Добро» Мария Фомина рассказала слушателям Академии «Ъ» о принципах работы проекта, основанного на базе Московской школы управения Сколково. Команды интеллектуальных волонтеров  «десантом» высаживаются в фонды, анализируют их проблемы и предлагают решения. Зачастую знания, контакты и то влияние, которое выпускники могут оказать на фонды, являются более полезным и эффективным приобретением, чем денежные средства,  сказала Фомина. Кроме поиска и решения проблем в фондах, волонтеры движения проводят лекции, на которых рассказывают фондам о незаменимых бизнес инструментах.

«Мы даем фондам не рыбу, а мы даем удочку, чтобы они могли ловить эту рыбу», — сказала Фомина.

По словам Фоминой, любая благотворительность — это бизнес проект, который работает по законам рынка, а значит и для развития благотворительных проектов нужно использовать инструменты, которые используются для продвижения коммерческого продукта. По словам Фоминой, фонды не сразу смогли принять такую концепцию, но, разобравшись с терминами, изменили отношение и даже выстроились в очередь.

Фомина призвала всех, кто решает заняться благотворительностью, делать тщательный анализ фонда перед тем, как поддаться эмоциональному порыву и желанию помочь. Нужно разобраться в проблеме, понять какие есть ресурсы, в каком объеме можно помочь фонду и только затем приступать к повседневной благотворительности и переводу средств, сказала госпожа Фомина.

«Разобравшись в какой-то одной проблеме и помогая точечно, например, социальному сиротству, ваш вклад будет более эффективен нежели вы будете распылять свои средства на несколько фондов, несколько разных направлений», — сказала Фомина.

Гор Нахапетян, со-основатель Благотворительного фонда «Друзья» и его коллеги внедрили новый метод поддержки благотворительности – имплантировать профессиональное руководство в благотворительные организации и временно их профинансировать.

Несколько лет назад такая тактика многим казалась шокирующей и провокационной, но со временем в фондах ощутили заметный эффект. «Если тратишь 1 рубль на зарплату менеджеру, то у тебя появляется 10 рублей на фандрайзинг», - констатирует Гор Нахапетян. Благотворительным организациям трудно перестраиваться на профессиональное общение, разговаривать на равных, некоторые привычно играют в коммуникационную игру по принципу треугольника Карпмена – «жертва-преследователь-спасатель».

Просят адресно и срочно, потом обижаются на доноров, а те в свою очередь начинают от них бегать. «Фонды не создают предложения, которые могут заинтересовать жертвователя, – объясняет Гор. Благотворительность – это в своем роде игра. Вы понимаете правила игры, играете с интересом, а в конце получаете приз, порцию эндорфинов».

«Друзья» работают с прицелом на перспективу, как с оперативного уровня переходить на стратегическое планирование. «Карточка Сбербанка «Подари Жизнь», Мили Милосердия – это пример наращивания «подушки». И на первый план выходят не аукционы, для разового получения денег, а планирование долгосрочных программ. Не как спасти конкретного ребенка, а как сделать так, чтобы этой проблемы вообще не было в стране», - резюмирует Гор.

Господин Нахапетян сказал, что доверие – это главный ресурс в благотворительности. Есть персональное доверие, индустрия состоялась, но достойного продукта фонды не создают, чтобы было интересно играть в «игру». Люди хотят делиться,  заниматься этим постоянно, быть с вами всегда. Поэтому и требуется переходить на новый уровень. Например, объединятся фондам, чтобы вместе заработать, как это было с Проектом «Сладкий день», усиливать каналы коммуникации, выходить на новые площадки, как фонд «Вера» и фонд Хабенского на проекте Первого в «Голосе» и приводить в отрасль профессионалов.

Гор советует смотреть на 5-10 лет вперед. «Стратегия Голубого Океана» – такой же инструмент для благотворительности, как и для бизнеса. Предугадать, куда и как будет меняться мир, искать новые ниши. «В России нет четких правил игры, поэтому главное качество лидера – адаптивность. Включайте креатив при создании уникальных лотов, если это касается благотворительного аукциона, придумайте то, что нельзя просто купить, самое элементарное «ужин с Ургантом, Познером». Найдите Голубой океан, вместо кищащего конкурентами и банальностями Красного,  чтобы получить деньги».

«Не надо никаких ужасов»

Эстафету заключительного дня насыщенного благотворительного модуля принял Григорий Мазманянц, исполнительный директор благотворительного фонда «Подари жизнь».

Фонду повезло и с учредителями – Диной Корзун и Чулпан Хаматовой, которые остаются верны своему детищу. Чулпан теперь прочно ассоциируется с «Подари жизнь». Участвуя в телевизионных мероприятиях, настаивает указывать реквизиты фонда, а в каждом интервью упоминает о работе и нуждах фонда. «На мероприятиях мы рассказываем про детей, которые лечатся, у которых интересные судьбы. Это тонкий психологический момент. Нужно показывать хорошие вещи, все и так понимают, чем они болеют. Не надо никаких ужасов», – поясняет директор фонда.

Фонд «Подари жизнь» стал новатором в благотворительной сфере. В 2007 году договорились со Сбербанком о распечатанных платежках с расчетным счетом в каждом отделении и об отказе Сбербанка брать процент за перевод в пользу фонда. «Подари жизнь» одними из первых создали базу благотворителей. «Разное сегментирование тоже позволило вырасти. Мы высылаем обращения, разную информацию разным компаниям и людям с просьбой помочь и это работает», – констатирует Мазманянц. К инструментам продвижения относится и принцип максимальной прозрачности. На сайт выкладываются все поступления, отчеты по каждому платежу.

«Подари жизнь» выпустил совместно со Сбербанком банковскую карту «Подари жизнь». С каждой оплаты дополнительно снимается 0.3% (три рубля с 1000, другие три рубля докладывает сам Сбербанк). На данный момент в обращении 250 тысяч пластиковых карт. Фонд включён в программу «Аэрофлота» «Мили милосердия». Одной из последних акций стало размещение логотипа на пачке шоколада «Аленка». В течение 4 месяцев 1 рубль с продажи сладости шел в фонд, по итогу собрав 25 миллионов рублей.

Чем дольше существует фонд, тем большего удается достигать. Масштабы деятельности растут вместе с известностью. В день поступает до 40 обращений от родителей и ни одно не остается незамеченным. Рассмотрение заявки (копии выписок, документов) занимает от 3 до 7 дней в зависимости от срочности. Отказ возможен в трех случаях. «Если речь идет о лечении за границей, при этом лечение можно провести в России, – объясняет Григорий, - а это 50-60 % всех обращений. Второй – это паллиатив, но при этом мы будем помогать всем, чем можем. Третье – нетрадиционная медицина».

Григорий осветил и тему мошенничества в области благотворительности. «Самое простое – создать сайт. Воруешь с одного сайта фотографию, с другого слезную историю, и законодательно сделать ничего нельзя». Другой вариант - это сбор денег на улице. «Если вы видите людей, которые под видом известного фонда собирают деньги – это мошенничество. Живых денег с прохожих фонды не берут». Еще один вид мошенничества – откаты. В «Подари жизнь» закупкой оборудования, лекарств и контролем занимаются разные люди, они выбивают скидки через производителей, поставщиков, стараясь получить лучшую возможную цену.

Большая работа в фонде ведется и по реабилитации детей, возвращению их к нормальной жизни. С этой целью в Москве проходят «Международные игры победителей» с участием 15 стран мира. «Дети, пережившие все кошмары, соревнуясь в футбол, шахматы, настольный теннис, бегая, плавая, стреляя, могут осознать, что в жизни есть и другие победы, жизнь не закончилась после победы над болезнью. Для родителей тоже полезно увидеть своих детей как здоровых, окрепших и научить их жить в обычном мире».

Кристина Гомес Ревуэльта, Галия Ибрагимова, Ксения Кузьмина, Ольга Лобанова, Ксения Марьясова, Тамара Муллаходжаева, Наталья Полыця.


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение