Коротко


Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

Стартап с препятствиями

В Самарской области на сегодняшний день реализуется порядка 800 стартапов, половина из них — это проекты в сфере IT. Их запуск не требует серьезных вложений, а возможность масштабирования такого бизнеса — большая. Однако IT-проектов в России реализуется в разы меньше, чем в других странах. По словам экспертов, на это есть несколько причин, но основная из них — нехватка венчурных инвесторов.


— наука —

Простой выход

Самарская область является одним из лидеров в России по количеству бизнес-проектов с инновационной составляющей, или так называемых стартапов. Регион по итогам 2015 года по объему привлеченных грантовых средств на инновации переместился с 21‑го на пятое место в России, после Москвы, Санкт-Петербурга, Московской области и Казани. Сегодня в регионе около 800 старт­апов, половина из которых — это проекты в сфере IT.

«На это есть целый ряд причин. Одна из них: чтобы запустить проект в этой отрасли достаточно только ноутбука, подключенного к интернету. То есть затраты «на вход» относительно невысокие, а возможность масштабирования такого бизнеса — большая», — рассказывает исполнительный директор регионального центра инноваций Самарской области StartUpSamara Сергей Богданов. По его словам, стартапы в сфере информационных технологий обычно начинают люди, которые раньше работали в международных IT-компаниях. «Таких в Самарской области около десятка. Эти люди работают с самыми передовыми технологиями и идеями, представляют и понимают рынок. Именно они обычно к нам и приходят со своими идеями и потом запускают собственные бизнесы», — пояснил глава StartUpSamara. Как отмечает господин Богданов, в случае с учеными — все по-другому. «К сожалению, крайне редко случается, чтобы талантливый ученый был еще и успешным предпринимателем», — говорит он. По его словам, сегодня научные разработки часто создаются автономно, без учетов требования рынка и поэтому редко являются успешными бизнес-проектами. «В ведущих мировых вузах роялти от созданных ими стартапов могут превышать ВВП отдельных стран. Это происходит потому, что у них правильно выстроена работа с технологическими проектами. Должна быть связка между предприятиями и вузами. У нас в России с этим проблема», — рассказал Сергей Богданов.

Железный проект

Тем не менее вузы пытаются найти применение своим инновационным проектам. Как рассказал «Ъ‑ИТ» доктор технических наук, помощник ректора по инновациям Поволжского государственного университета телекоммуникаций и информатики (ПГУТИ) Антон Бурдин, одна из ключевых разработок вуза — проект малого инновационного предприятия «СКБ-Связь» ПГУТИ, который разработчики надеются довести до стадии массового производства. Это модульное сетевое транспортное оборудование (МСТО) — линейка оборудования для передачи данных, которая, в том числе, может использоваться для создания линий связи для широкополосного доступа в интернет и кабельного телевидения. «При создании МСТО мы отказались от традиционной архитектуры построения аппаратуры систем связи, которая предполагает применение многослойных печатных плат и специализированных дорогостоящих микросхем. Они в основном изготавливаются только за рубежом и, в общем, могут поставляться с закладками, скажем, систем промышленного шпионажа. В нашей разработке обмен данными между компонентами сетевого элемента вообще реализуется в оптическом интерфейсе, то есть непосредственно по обычным оптическим волокнам в последовательном коде», — рассказал Антон Бурдин.

По словам господина Бурдина, оборудование успешно прошло тестирование в опытных зонах «Ростелекома», а также в компании «Таттелеком». «Производственные площади по выпуску оборудования организованы во Владимирской области на базе завода ЮПЗ в городе Юрьев‑Польский», — пояснил он. «Также у нас есть договоренности по инвестированию со стороны компании «СМАРТС». Сегодня одно из приоритетных направлений ее деятельности — освоение технологии инсталляции оптического кабеля, точнее, оптических волокон в микротрубках, в полосе отвода автодорог. Компания заинтересовалась линейкой МСТО, с точки зрения участия и реализации таких крупных программ, как «Безопасный город» и «Умные дороги». И мы, безусловно, надеемся, что наша разработка удачно впишется в эти актуальные проекты», — отметил господин Бурдин.

Тем не менее, получить финансирование для начала серийного производства малому инновационному предприятию пока не удалось.

Идея для IKEA

Среди проектов в сфере IT в Самаре есть и такие, кто смог финансирование и даже крупных клиентов. Такой проект реализует компания самарца Павла Селихова «GuaranaСam». Фирма занимается видеонализом и видеоаналитикой. Сейчас компания сотрудничает со шведским концерном IKEA. О том, как проект прошел путь от идеи до создания собственного продукта, «Ъ‑ИТ» рассказал сам Павел Селихов.

«По роду своей деятельности мне приходится уже более десяти лет заниматься проектированием и реализацией проектов инженерных систем для зданий и сооружений, в том числе и видеонаблюдения. Основываясь на многолетнем опыте, могу сказать, что все инженерные системы требуют очень серьезных капиталовложений, причем видеонаблюдение — одна из основных статей расходов. Это очень крупная первичная инвестиция для собственника или застройщика, но по факту смысл от того, что камеры установлены — очень небольшой. Другими словами, эти вложения практически не окупаются», — рассказывает Павел Селихов.

По его словам, так у него возникла мысль применить системы видеонаблюдения как-то еще, помимо нужд службы безопасности. «Посредством мониторинга конкурентов, мы выяснили, что сейчас на пике популярности находятся сервисы „облачного“ видеонаблюдения. Подобные решения забирают видеопоток с камер в „облако“, тем самым также вынуждая тратить немалые средства. Данный способ требует достаточно мощного, а значит недешевого канала связи, к тому же необходимо учитывать колоссальные затраты на хранение гигантских объемов видеоизображения. И это тоже деньги», — отмечает господин Селихов.

Как рассказал собственник компании, идея «GuaranaCam» заключается в пространственном разделении видеоанализа. «Мы перенесли основную часть программного обеспечения в „облако“. То есть наш клиент платит исключительно за само использование ПО. Мы построили свою систему таким образом, что метаданные, то есть данные о людях и о том, что они делают, извлекаются с камер локально, прямо на месте, при помощи программного обеспечения „GuaranaCam“, а затем отправляются в „облако“ для дальнейшей обработки. Поскольку в него транслируется только информационная „выжимка“ из видеопотока, обладающая крайне малым объемом, то для работы нашего сервиса достаточно даже 3G-модема», — рассказывает Павел Селихов.

Основная целевая аудитория разработки — сегмент ритейла. Компания дает заказчику, например, директору магазина или торгового центра, знания о том, что делают его посетители, сколько их, что они покупают, каким путем и куда идут. Кроме того, камеры могут дать информацию о том, чем занимается персонал, в том числе, например, подсчитать, сколько времени сотрудники тратят на перекуры.

«Мы определяем корреляции поведения потенциальных покупателей с различными факторами влияния. От самых простых — курсы валют, погода, выходные и праздничные дни, до более сложных, таких как рабочий график персонала и магазина в целом или маркетинговые акции. И в разрезе этих корреляций собственник может находить незаметные на первый взгляд, но интересные и важные зависимости, которые становится просто зафиксировать с помощью нашего сервиса», — отмечает Павел Селихов. По его словам, бизнес-аналитика позволяет заглянуть внутрь процессов компании и сразу оценить, осмыслить и обработать большой объем информации.

Проект занял третье место на Russian Startup Tour, успешно участвовал в Startup Village, где получил спецприз от компании SAP, стал одним из трех победителей Retail Big Challenge 2015, а в данный момент участвует в программе Mega Accelerator от компании IKEA, куда был отобран из 197 проектов со всей России.

«В 2015 году у нас появились первые клиенты, которые услышали о нас, прочитали информацию на сайте и позвонили. Год закрылся как раз первым пилотным тестированием. Плюс к этому, мы подали заявку на грант в Фонд Бортника и получили его. Затем заявились в проект от IKEA, которая объявила акселератор для ритейл-стартапов, и вошли в десятку лучших проектов, которые они отобрали со всей России. Они дают первичное финансирование, офис в Москве, доступ ко всем своим специалистам из различных отраслей, а также выводят на своих арендаторов. По сути, они предлагают нам потенциальных клиентов и готовы по итогам акселерационной программы заключить договор о внедрении решения во всех своих “Мегах”», — рассказывает собственник.

В поисках денег

«Ъ‑ИТ» пообщался о стартапах с собственниками проектов в сфере информационных технологий, которые еще только ищут инвесторов. Мария Филин уже три года занимается созданием обучающих мобильных игр. Основной ее проект сегодня — мобильное приложение «Искатель рун», игра-квест для детей младшего школьного возраста, в ходе которой ребенок изучает правила русского языка. «Мы вложили достаточно много денег в этот проект, — рассказала Мария Филин. — Какое-то время я создавала проект на собственные деньги. Затем привлекала деньги спонсоров, устраивала краудфандинг через социальные сети, собирала средства. Потом мы выиграли грант от фонда Бортника по программе „Старт“. Сейчас мы общаемся с инвесторами». По словам Марии Филин, игру установили уже больше пяти тысяч человек. «Это, конечно, не так много. Какие-то раскрученные приложения могут похвастаться большим количеством установок. Но это очень хорошо для нового, неизвестного приложения», — говорит она. По словам Марии Филин, сейчас ей удалось создать команду, и они готовы расширять проект — создавать новые части игры.

Еще один IT-проект в сфере образования — сайт «Букля», который придумал и разработал со своей командой самарец Павел Слесарев. «Проект мы основали в 2013 году. Изначально он был полностью посвящен онлайн-образованию и рожден из собственных потребностей. У меня двое маленьких детей. Я долго искал репетитора, который может заниматься с ними онлайн. Но на тот момент я никого не нашел. И ресурсов подобных не было. Были ресурсы, которые аккумулировали репетиторов. Но конкретно, чтобы взять человека, убедиться в его работоспособности и нанять его, чтобы он занимался с детьми онлайн, к примеру, делал бы уроки с детьми, я не нашел. И возникла мысль сделать сервис, который будет работать по системе „все в одном месте“, чтобы можно было бы найти преподавателя, оплатить его услуги, позаниматься. На сегодняшний день „Букля“ представляет из себя сервис, на котором собрано большое количество экспертов из сферы образования и консалтинга», — рассказал «Ъ‑ИT» Павел Слесарев.

По его словам, в 2014 году с «сезонностью» рынка образования и собственники решили диверсифицировать бизнес и наполнили сервис специалистами в области психологии, юриспруденции и ряда других сфер.

«Сегодня на нашем сервисе работает больше 200 различных экспертов и преподавателей. Это люди, которые проживают и в Российской Федерации, и за ее пределами, — рассказал Павел Слесарев. — Сейчас у нас несколько тысяч пользователей. Но они не все включаются одновременно. Сейчас для нас подходит то время, когда надо расширять техническую инфраструктуру».

По словам основателя проекта, на сегодняшний день в него вложено порядка 3 млн рублей. «И на текущий момент у нас подписано соглашение об инвестициях в размере 7 млн рублей. Цель — вывести сервис на второй раунд инвестиций, на вход венчурных фондов, чтобы можно было более эффективно масштабироваться. Следующие затраты колоссальны — это организация собственного серверного пространства. Для этого необходимы глобальные инвестиции», — говорит он.

Дефицит инвесторов

По словам экспертов, в России насчитывается несколько тысяч стартапов в сфере IT. Большой интерес молодых предпринимателей именно к этому сегменту специалисты объясняют низкими затратами, необходимыми для старта бизнеса и большим количеством специалистов в этой сфере, которых ежегодно выпускают российские вузы.

«По моим оценкам в России около 5000 стартапов в области информационных технологий, не считая стартапы, которые используют IT как платформу, таких, например, как интернет-магазины, игры, мобильные приложения. Эти цифры основываются на общем количестве заявок, которые проходили экспертизу внешней экспертной панели Фонда Сколково», — рассказал «Ъ‑ИТ» вице-президент Фонда «Сколково», исполнительный директор кластера информационных технологий Игорь Богачев. По его словам, причин развития «стартаперства» в IT несколько. «Во‑первых это достаточно высокая IT-грамотность среди молодых людей — российские университеты ежегодно выпускают десятки тысяч специалистов, во‑вторых популяризация инновационного предпринимательства, которым занимаются различные институты развития, такие как Фонд Сколково, РВК, ФРИИ, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, начинает давать результат, в‑третьих усилия регионов связанные с развитием инфраструктуры инноваций. В‑четвертых — проникновение информационных технологий во все сферы экономики и жизни создает благодатную почву именно для предпринимательства в области IT. Также стоит заметить, что количество высокоинтеллектуальных рабочих мест не растет столь стремительно, как хотелось бы, как следствие образованные люди ищут себе применение в технологическом предпринимательстве», — говорит он.

Тем не менее, по словам эксперта, России есть куда стремиться. Например, только в одной Силиконовой долине согласно ресурсу Angel List насчитывается более 23 000 стартапов, как минимум 30% из которых — стартапы в области IT.

По словам господина Богачева, большинству молодых предпринимателей сегодня не хватает «предпринимательского духа». «Этому не учат в школе и в институте. Многие предприниматели по-прежнему искренне верят в то, что можно создать продукт, который «будет продавать себя сам». Опыт говорит об обратном — сильная и амбициозная команда может добиться успеха и с посредственным продуктом», — отмечает он.

Как рассказал «Ъ‑ИТ» аналитик группы компаний «Финам» Леонид Делицын, поскольку интернет-экономика разрослась до оборота в 1,5 трлн рублей в год, это повлекло за собой и увеличение числа бизнес-идей.

По словам господина Делицына, российским стартапером не хватает инвесторов. «Российские венчурные инвесторы первой и второй волн (девяностых годов и прошлого десятилетия) либо погорели, либо заработали так много, что в одной стране им стало тесно. Российские венчурные ветераны работают в Израиле, в Европе, в СНГ, во Вьетнаме, прорываются в Китай. Здесь у нас сейчас приходит новая волна молодых венчурных инвесторов, которым приходится решать более сложную задачу работы на зрелом рынке. Здесь молодые предприниматели (и их инвесторы) сталкиваются с жесткой конкуренцией, с более опытными игроками, с ограниченными средствами и лимитом времени покупателей. Да и интернет у нас растет не теми темпами, что десять лет назад, поэтому просто оседлать большую технологическую волну и плыть вместе с ней — не получается. К тому же на нашем фондовом рынке обращаются акции небольшого числа компаний, которых можно отнести к IT. Крупных стратегов, которые могли бы покупать стартапы — можно пересчитать по пальцам, хотя, конечно, венчурные структуры есть и у Яндекса, у Рамблера, у Qiwi, и у некоторых других», — говорит эксперт.

Директор по развитию бизнеса QB Finance Маргарита Горшенева подтверждает: главные проблемы российских стартаперов — это общая инертность общества, отсутствие необходимого количества венчурных инвесторов, сложность и дороговизна заимствований. «Кроме того, большинство тех, кто начинают IT-стартап, очень плохо понимают, что ожидают от них инвесторы. Венчурным фондам интересны проекты, которые уже вышли на этап генерирования денежных потоков. А молодые предприниматели зачастую ожидают, что кто-то даст им денег на то, чтобы они опробовали свои идею», — отмечает госпожа Горшенева.

Как говорят эксперты, в связи с санкциями и общим экономическим спадом ситуация с венчурными инвестициями в России не самая лучшая и найти финансирование могут только те проекты, у которых уже есть протестированная идея, первые результаты и потенциал для масштабирования бизнеса.

Елена Донкина


"Информационные технологии". Приложение №69 от 21.04.2016

Наглядно

в регионе

обсуждение