Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Президента Абхазии выставляют на референдум

Оппозиция ставит вопрос о доверии Раулю Хаджимбе

В Абхазии разгорелся острейший политический кризис, кульминацией которого может оказаться референдум о доверии президенту республики Раулю Хаджимбе. Вчера оппозиционная коалиция заявила, что собрала более 10 тыс. подписей, преодолев тем самым необходимый для проведения референдума барьер. Корреспондент "Ъ" ОЛЬГА АЛЛЕНОВА выясняла, как дальше могут развиваться события.


Референдум о необходимости досрочных выборов президента Абхазии инициировала группа граждан, которую поддержала коалиция оппозиционных партий и движений. По законодательству такой референдум можно провести, если его инициаторы соберут 10 тыс. подписей. Необходимый минимум был преодолен еще во вторник вечером, а вчера подписей было более 11 тыс. Коалиция, однако, решила не останавливаться и продолжает работу. "Подписей будет больше чем достаточно,— уверяет "Ъ" один из лидеров оппозиции, президент Фонда социально-экономических и политических исследований "Апра" Аслан Бжания.— Граждане это делают с большим удовольствием". Летом 2014 года, после беспорядков в центре Сухума и смещения президента Александра Анкваба, в Абхазии прошли внеочередные выборы, на которых господин Бжания конкурировал с тогдашним лидером оппозиции Раулем Хаджимбой. Сейчас господин Хаджимба стал президентом, а Аслан Бжания — одной из ключевых фигур сопротивления новым властям.

Оппозиция обвиняет президента в том, что он не выполнил свои предвыборные обещания: в частности, не провел в течение года после выборов конституционную реформу, которая усилила бы роль парламента и судебной власти; не сформировал коалиционное правительство с участием оппозиции; допустил увольнения людей по политическим мотивам.

Ключевые же претензии к президенту носят экономический характер. По словам Аслана Бжании, из-за "непрофессиональных действий правительства и президента" Сухум не получает вовремя финансирование из Москвы в рамках инвестиционной программы содействия экономическому развитию Абхазии. "Россия готова оказывать помощь, и деньги уже зарезервированы, но Абхазия не может представить проектно-сметной документации ни на один объект,— говорит оппозиционер.— Раньше проекты составляли здесь, и экспертиза их проходила здесь, но команда господина Хаджимбы раскритиковала работу наших проектировщиков и распустила их — теперь и проекты, и экспертизу делают в России. На бюрократические согласования уходит очень много времени. В течение двух лет ни один объект в Абхазии не построен. Строительная отрасль разваливается. Раньше в ней работало 3600 человек, сегодня — от силы 250-300 человек".

Сторонники властей считают, что задержка финансирования связана с кризисом в России: к концу 2015 года Москва выделила Абхазии только 2 млрд 668 млн руб. из запланированных 8 млрд 325 млн руб., поэтому 30 декабря правительство республики спешно сокращало бюджет на 2016 год. Но оппозиция убеждена, что Россия не доверяет абхазской власти. Экс-депутат парламента Абхазии и лидер движения "Женщины в политике" Ирина Агрба говорит о недоверии: "Анкваб вел себя как прораб, потому что боялся, что эти деньги украдут, и интерес России к нам пропадет. Я думаю, что сейчас их не дают, потому что нет доверия".

Отношения Абхазии и России, по словам экс-депутата, теперь стали непрозрачными: "Если при прежних президентах мы всегда знали, что они обсуждали с Владимиром Путиным, то сейчас все это стало закрытой информацией. Хаджимба приезжает из России, и ему нечего сказать народу. Мы не знаем — может быть, в Москве разочаровались в его команде?"

Среди непопулярных решений президента оппозиция называет введение налога на добавленную стоимость, экспортной пошлины на орех (Абхазия ежегодно производит в среднем 15 тыс. т ореха фундук) и повышение акцизов. "Во время экономического кризиса, когда сокращаются рабочие места, а новые не создаются, наши руководители решили пополнять бюджет за счет граждан и увеличили налоговую нагрузку,— говорит Аслан Бжания.— Президент говорил, что налог на экспорт ореха принесет в бюджет 300 млн руб., а в бюджет поступило только 24 млн руб. Остальные деньги съела коррупция. Но из-за налога пострадало 8-10 тыс. человек, живущих за счет этого бизнеса: теперь их доходы сильно упали".

Не произошло существенного повышения зарплат, уровень жизни снизился, а Россия перестала выделять Абхазии медицинские квоты, продолжает перечислять недочеты власти Ирина Агрба: "Раньше наши власти договаривалась с Москвой, с Краснодаром, мы имели квоты, и тяжелобольных людей возили на лечение в Россию. Теперь это прекратилось, и люди, которым нужна операция, вынуждены ехать в Тбилиси".

Недовольство президентом и правительством зрело давно — еще в октябре прошлого года партия ветеранов грузино-абхазской войны "Амцахара" провела съезд и заявила, что господин Хаджимба должен уйти в отставку. Напомним, что в мае 2014 года "Амцахара" поддерживала тогдашнего президента Анкваба и готова была выйти на улицу, чтобы его защитить, но после попытки штурма оппозицией президентской администрации глава республики добровольно сложил с себя полномочия.

"Это был неправовой путь, но по нему пошли, чтобы не началось кровопролитие, поэтому было найдено политическое решение, провели новые выборы,— говорит ветеран войны, один из лидеров общественного движения "Наш дом — Абхазия" Алхас Тхагушев.— Но сейчас конфронтация обостряется, и мы возвращаемся на исходные позиции". По мнению господина Тхагушева, в действиях нынешней оппозиции "есть элемент реванша". "Невозможно за 1,5-2 года кардинально изменить жизнь в стране, так что всегда будут недовольные,— считает собеседник "Ъ".— И если мы каждые два года будем менять президентов путем референдумов и внеочередных выборов, то превратимся в настоящую банановую республику".

Ирина Агрба, в свою очередь, полагает, что если бы Рауль Хаджимба "получил власть честно, а не в результате переворота", то сейчас претензий к нему было бы значительно меньше. "Обманутые люди теперь хотят поступить с ним так же, как он поступил с предыдущим президентом,— говорит экс-депутат.— Но Абхазия не может бесконечно свергать президентов. Референдум исправит ситуацию".

Впрочем, политические перспективы такого референдума неясны. В конституции Абхазии не предусмотрена процедура смены власти в результате референдума, утверждает Алхас Тхагушев: "Сейчас все делается в расчете на то, что президент увидит итоги голосования и сам уйдет. А если не уйдет? Новая конфронтация?" Абхазские собеседники "Ъ" утверждают, что обстановка в республике "нервозная" и "напряженная". По мнению Алхаса Тхагушева, из нынешнего кризиса есть только один выход: президент должен сформировать коалиционное правительство и начать "системные реформы". "У нас сегодня, как и вчера, вся власть в руках одного человека,— говорит "Ъ" господин Тхагушев.— Реформа органов местного самоуправления ничего не изменила: все экономические и политические рычаги остались наверху у президента, он по-прежнему имеет возможность влиять на любого главу района и таким образом контролировать ситуацию и обеспечивать себе лояльных чиновников на местах. Эту систему необходимо изменить".

Во вторник, когда количество подписных листов в поддержку референдума перевалило за 10 тыс., представители абхазского парламента прокомментировали действия оппозиции: вице-спикер Даур Аршба заявил, что аргументов для референдума недостаточно, а депутат Аслан Кобахия выразил уверенность, что идея референдума родилась за пределами республики: "За референдум выступают те, кого никак не устраивает независимая Абхазия". Впрочем, сторонники господина Хаджимбы признают, что запретить референдум власти не могут. Пресс-секретарь президента Хибла Возба сообщила "Ъ": "Президент пока не делал официальных заявлений по этому поводу, но на одном из совещаний с представителями МВД сказал, что как гарант конституции будет защищать право граждан на волеизъявление".

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение