Коротко


Подробно

Фото: Михаил Логвинов/Большой театр

Скупость не порок

"Вечер современной хореографии" в Большом театре

На Исторической сцене Большого театра прошла серия премьерных показов "Вечера современной хореографии" (правда, один из них оказался утренником). Под дежурно-советским названием скрываются три балета лучших нидерландских хореографов: Ханса ван Манена, Иржи Килиана и дуэта Лайтфут—Леон. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Премьера балет


Эта программа — живая история 55-летнего голландского балета. Точнее, ее олицетворения — знаменитого Нидерландского театра танца (NDT). Голландец Ханс ван Манен основал и возглавил его в 1960 году. В 1977-м на смену пришел чех Иржи Килиан, добровольно отошедший от дел в 2009-м и передавший бразды правления нынешним руководителям труппы — испанке Соль Леон и англичанину Полу Лайтфуту. Идея показать развитие балета в одной из самых танцевальных стран мира, безусловно, увлекательна. Но "современной" эту хореографию могут счесть лишь те, кто называет "балетом" пуантные классические сказки XIX века и постановки советских корифеев прошлого столетия. Вообще-то таких зрителей в России большинство, в историческом зале Большого — подавляющее, так что три голландских спектакля, очень разные по эстетическим задачам и художественным принципам, но одинаково лишенные и пуантов, и фабулы, действительно новое слово для публики главного театра России.

А ведь трудно вообразить хореографию более классицистскую, чем у 83-летнего патриарха Ханса ван Манена, нашедшего свой стиль еще полвека назад и остающегося верным своему стерильному минимализму. Поборник чистоты линий, он отобрал из академического арсенала не более трети движений, убрал из классического танца сентиментальность, каким-то чудом сохранил его тайную эротичность и до сих пор ставит по балету в сезон, оставаясь желанным и актуальным автором. Выбранные Большим театром "Вариации на тему Франка Бриджа" Ханс ван Манен сочинил на музыку Бриттена в 2005 году для Национального балета Нидерландов. В этой работе две пары солистов и три пары корифеев, одетые, как обычно у ван Манена, в обтягивающие трико и комбинезоны, проявляют эмоции ярче обычного — и в адажио, и в мужских вариациях, и даже в мерном траурном марше, нагнетающем атмосферу общего напряжения. Стройным солистам Большого очень идет графичность этой хореографии, а длинноногая прима Екатерина Шипулина придает непозволительно чувственный акцент дуэтам с роковым красавцем Денисом Родькиным, который тут выглядит этаким голландским Хосе,— московская актерская школа, примененная с толком, способна одолеть даже фирменную ванманеновскую сдержанность.

Великолепную "Симфонию псалмов" Стравинского — ранний, 1978 года, балет Иржи Килиана — Большой театр уже ставил в 2011 году (см. "Ъ" от 27 июля 2011 года), но тогда отнесся к премьере с непростительным небрежением: до нужного исполнительского уровня не довел и в афише не удержал. Этот знаковый для NDT балет (30-летний Килиан поставил его в трудный период — новоиспеченный руководитель труппы во что бы то ни стало должен был предотвратить начавшийся ее распад, заставив артистов поверить в себя) сам автор называет "духовной архитектурой, заполненной телесностью". Этот спектакль, стройный и величественный, как готический собор, пронизан чувством почти религиозной общности. Шестнадцать человек танцуют в строгом согласии; из их рядов то и дело вырывается пара, чтобы, истово возопив о личных страстях, вновь слиться с общей молитвой. Тут у Килиана еще много от классики — па-де-ша, батманы, разнообразные пируэты, но собственный его стиль — текучий и одновременно нервический, с резкими перепадами от плавности общего к резкой подаче отдельных движений и деталей — уже проявился во всей уникальности. Молодые артисты Большого знакомые им "классические" па танцуют широко и свободно, но фирменной килиановской пластикой овладело не больше половины исполнителей. Нет и необходимого для этого балета экстатического чувства тайного братства: ряды танцовщиков ровны, но каждый из них только и ждет момента своего личного сольного торжества.

В премьерной программе Большого самым интригующим оказался новейший этап голландской балетной истории — балет Пола Лайтфута и Соль Леон "Совсем недолго вместе" на музыку Бетховена и Макса Рихтера, поставленный ими в 2012 году и основательно переработанный в 2015-м. В отличие от предшественников, семейная пара хореографов сочиняет очень личные, почти интимные спектакли: в центре их всегда конкретный человек, чьи страсти и мысли, впрочем, часто оказываются общими для всех людей. "Совсем недолго вместе" хореографы назвали "размышлением... о динамике движения и динамике времени". Проще говоря, о собственной жизни, в которой искусство занимает слишком много места.

Сценическое пространство поделено надвое. На узкой полосе авансцены царит реальная жизнь: герой (Владислав Лантратов) и его alter ego (Денис Савин) вспоминают о женщине, любовь которой не удалось сохранить. Над авансценой — экран с уходящим сквозь анфиладу серых комнат сумрачным видеопейзажем: идиллическая пара стариков с ласковым сочувствием смотрит на героев, сводящих счеты со своим прошлым. Когда же сцена распахивается во всю ширь — с алыми кулисами и задником — в свои права под бравурную музыку Бетховена вступает балет, показанный хореографами с безжалостным сарказмом как агрессивное, физиологичное и безмозгло оптимистичное искусство. Солисты и премьеры Большого — Нина Капцова в стрекозином панцире короткого хитона, Семен Чудин, Игорь Цвирко и Дмитрий Дорохов в пышных и легких белоснежных шальварах — с изумительной виртуозностью, азартом и энергией прыгают, вертятся, задирают к небесам ноги, хвастаясь своими гибкими послушными телами. Но все это артистическое совершенство меркнет перед скупыми, замедленными и вроде бы почти бытовыми, некрасивыми движениями главных героев, передающими, однако, все бездны и пики любви, нежности, отчаяния. В этой пронзительной хореографии прекрасны все три исполнителя, но лидирует удивительная и отважная Екатерина Крысанова. За пару последних сезонов эта прима Большого переросла амплуа классической балерины, превратившись в универсальную танцовщицу с колоссальным диапазоном актерских возможностей.

Антологию голландской хореографии с полным правом можно причислить к достижениям Большого театра и его труппы, выглядевшей на недавней премьере классического "Дон Кихота" куда менее презентабельно. Однако подобными и даже более громкими победами театр мог похвастать и в недавнем прошлом: вспомнить хотя бы "Chroma" Уэйна Макгрегора, "Квартиру" Матса Эка, форсайтовский "Herman Schmerman". Все они, вызвав восторги на премьере, вскоре исчезали в рутине балетного репертуара вместе с новейшей техникой, изученной, но не закрепленной исполнителями. Возможно, судьба "голландцев" окажется счастливее: гендиректор театра Владимир Урин демонстративно прописал "Вечер современной хореографии" на Исторической сцене, дабы подчеркнуть его художественную значимость. Однако по ценам исторический Большой недоступен для молодой публики, да и не ожидает молодежь ничего актуального от Большого театра. На премьере восторженные "браво" неслись с галерки, а состоятельная партерная публика, обиженная отсутствием пуантов и лебедей, сбегала в антрактах, так и не увидев "настоящего балета".

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение