• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Anadolu Agency/AFP

"У нас нет проблем с финансовой поддержкой оружейных контрактов с Россией"

Глава МИД Азербайджана рассказал "Ъ" о закупках российских вооружений и перспективах транспортного коридора "Север—Юг"

Азербайджан готов продолжить сотрудничество с Россией в военной области, а информация о том, что между Москвой и Баку существуют нерешенные финансовые вопросы по контрактам на закупку российских вооружений, не соответствует действительности. Об этом в интервью "Ъ" заявил глава МИД Азербайджана ЭЛЬМАР МАМЕДЪЯРОВ. Он рассказал корреспонденту "Ъ" ОЛЬГЕ КУЗНЕЦОВОЙ о подробностях недавнего визита в Баку вице-премьера России Дмитрия Рогозина, а также разъяснил содержание ноты, направленной Азербайджаном в МИД РФ в связи с поставками российского оружия Армении.


— В ходе недавнего визита в Баку Дмитрия Рогозина обсуждались поставки российских вооружений Азербайджану. Удалось ли согласовать график и решить проблему выплат по контрактам?

— Нет никакой проблемы с выплатами, информация о том, что между Россией и Азербайджаном в связи с этим существуют нерешенные финансовые вопросы, неверна. Мы оплачиваем все в соответствии с контрактами. Есть проблемы их исполнения: в том плане, что вооружение, которое поступает в Азербайджан, должно соответствовать техническим параметрам, зафиксированным в контрактах. Дмитрий Рогозин приезжал в Баку, чтобы понять, в чем заключаются проблемы, связанные с этими параметрами, получил полные разъяснения, вопросов не осталось.

— То есть проблема выплат вообще не обсуждалась?

— Повторю: у нас нет проблем с финансовой поддержкой оружейных контрактов. Главное, чтобы товар был кондиционный. В части сроков реализации сделки все идет по плану. Вопрос в том, что необходима корректировка технических параметров нескольких конкретных видов вооружений. И это, по словам Дмитрия Рогозина, будет сделано в самое ближайшее время. В целом наши отношения с Россией в сфере ВТС успешно развиваются в соответствии с коммерческими принципами и на основе взаимовыгодного сотрудничества.

— В чем была суть ноты, которую Баку направил Москве в связи с поставками оружия Армении?

— Эта была не первая нота такого рода. С одной стороны, Россия выступает в качестве сопредседателя Минской группы. С другой — мы признаем, что у любого государства есть право поставлять вооружения той стране, которой оно сочтет нужным. Содержание ноты сводилось к просьбе, чтобы Россия, когда поставляет вооружения Армении, учитывала, что эти вооружения не должны оказаться на оккупированных азербайджанских территориях. В таких поставках существует правило конечного пользователя. Если бы конечным пользователем была Армения, то вопрос не выходил бы за рамки двусторонних отношений между Москвой и Ереваном. А когда оружие оказывается на оккупированных территориях Азербайджана, это совсем другое дело.

— В любом случае это оружие окажется на территории Нагорного Карабаха.

— В этом и была суть ноты. Учитывая, что Россия признает территориальную целостность и суверенитет Азербайджана, в присутствии российского оружия на оккупированных территориях полностью отсутствует логика. В российском МИДе, как следовало из дальнейших заявлений Москвы, верно восприняли тон переданного нами документа.

— В Анкаре на днях прошли переговоры лидеров Азербайджана и Турции. Российско-турецкий конфликт как-то сказывается на отношениях Баку и Москвы?

— Не думаю. Азербайджан, имеющий такие добрые отношения и с Россией, и с Турцией, больше всех заинтересован в том, чтобы в российско-турецких отношениях наступила полная нормализация в самые короткие сроки.

— Баку видит себя в роли посредника?

— Посредничество — громко сказано. В любом случае я обсуждаю этот вопрос как с турецкими, так и с российскими коллегами. После крайне неприятного инцидента со сбитым Турцией российским самолетом мы неоднократно касались этой темы с Сергеем Лавровым. Чем скорее наступит понимание, что через случившееся нужно переступить и идти дальше, тем лучше будет для всех.

— Какие еще вопросы войдут в повестку следующей встречи с вашим российским коллегой?

— Мы будем обсуждать развитие двустороннего сотрудничества, в частности урегулирование армяно-азербайджанского конфликта. При этом сфокусироваться мы планируем на перспективах транспортного коридора "Север--Юг" — идее соединения железных дорог стран Северной Европы, России, Азербайджана, Ирана и далее Пакистана и Индии. Недавно мы вернулись из Ирана — в Тегеране выражают большую заинтересованность в реализации этого проекта.

— Из него выпадает Армения.

— Ереван должен сам определять, в какой форме он может принять в нем участие. Но если сравнивать железнодорожную и транспортную инфраструктуру Азербайджана и Армении, то по уровню они несопоставимы. Наша железная дорога проложена вплоть до границы с Ираном. До конца года будут построены железнодорожный мост и соединение железной дороги с выходом на Иран. А иранская сторона в ближайшие два года планирует завершить строительство железной дороги из Решта (Иран) до Астары (Азербайджан) по берегу Каспийского моря. Речь идет о реальной, уже существующей инфраструктуре.

— Какова позиция Баку по поводу закупок газа из России? Сделку в объеме до 3 млрд кубометров не удается согласовать уже долгое время. Знакомые с ситуацией источники в Москве говорят, что Баку колеблется — в том числе из-за неприятия сделки со стороны Запада.

— Думать так — все равно что искать черную кошку в темной комнате, зная, что ее там нет. Насколько мне известно, контакты между SOCAR (госнефтекомпания Азербайджана.— "Ъ") и "Газпромом" осуществляются на регулярной основе. Идет разговор о ценах, согласовываются параметры. Две госкомпании ищут оптимальную прибыль, и это нормальный процесс. А вопрос об объемах поставок действительно существует.

— То есть политической подоплеки в этом нет?

— Я ее там не вижу.

— По ситуации вокруг Нагорного Карабаха. Почему на линии соприкосновения азербайджанских и армянских вооруженных сил не создан механизм объективного контроля?

— Среди жертв нарушения режима прекращения огня подавляющее большинство — гражданское население Азербайджана. С противоположной стороны его вообще нет: оно было насильственно изгнано с мест своего многовекового проживания только за принадлежность к азербайджанской нации. Необходимость ввести в действие такой механизм намеренно выносит на повестку дня Ереван. Это технический вопрос, который нужен Армении, чтобы отвлечь внимание от всестороннего политико-правового решения конфликта, сохранить статус-кво и продолжать оккупацию азербайджанских территорий. Мы и раньше говорили, что механизм расследования инцидентов можно было бы ввести в процессе вывода оттуда армянских войск. Стоит им покинуть территории Азербайджана, инциденты и вовсе будут исчерпаны, расследовать станет нечего.

— Есть ли необходимость подключать к урегулированию еще и переговорные форматы в дополнение к деятельности Минской группы ОБСЕ?

— Не нужно изобретать велосипед. Правовая основа решения конфликта давно определена соответствующими резолюциями Совбеза ООН, требующими полного и безоговорочного вывода армянских вооруженных сил со всех оккупированных территорий Азербайджана. Сопредседатели Минской группы в соответствии с их мандатом должны принимать действенные меры и потребовать от армянской стороны выполнения взятых ею на себя обязательств. Однако Ереван всячески препятствует этому процессу, и сопредседатели прекрасно это знают.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение