• Москва, +21....+29 солнце
    • $ 65,06 USD
    • 71,94 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Чувства верующих могут сверить с Конституцией

Наказание за их оскорбление просит исключить из Уголовного кодекса защита блогера-атеиста

Как стало известно "Ъ", в Конституционный суд (КС) направлена жалоба на ст. 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих). Неконституционной статью требует признать защита ставропольского блогера Виктора Краснова, находящегося под судом за допущенный в интернет-споре комментарий, который сочли оскорбительным два его православных оппонента. Оскорбление чувств верующих стало уголовно наказуемым в 2013 году, на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя, но за время существования этой нормы, по данным Верховного суда (ВС), был вынесен всего один приговор. Авторы жалобы и правозащитники считают норму избыточной и ограничивающей свободу слова.


Первую жалобу на ст. 148 УК РФ в КС подал адвокат ставропольского блогера Виктора Краснова Андрей Сабинин. В документе, который имеется в распоряжении "Ъ", говорится, что подзащитного господина Сабинина обвиняют в оскорблении чувств верующих на основании его комментария в одной из социальных сетей. В 2014 году господин Краснов вступил в спор о религии с двумя пользователями сети. Аргументируя свою позицию, блогер назвал Библию "сборником еврейских сказок", а также добавил: "Боха нет!" В ответ интернет-оппоненты написали на господина Краснова заявление в правоохранительные органы. В феврале этого года в Ставрополе началось рассмотрение его уголовного дела, возбужденного по 148-й статье.

В своем обращении в КС адвокат Сабинин пишет, что считает высказывания своего подзащитного в первую очередь полемикой. "Стиль и тон высказываний соответствовал стилю и тону оппонентов моего подзащитного. Иными словами, он отвечал им на их жесткую критику в свой адрес в том же стиле",— говорится в жалобе. Действующая редакция 148-й статьи, считает адвокат, нарушает гарантированное Конституцией РФ право на свободу слова, поскольку понятие "оскорбление" в ней никак не раскрывается. "Например, для некоторых верующих само по себе отрицание религии и Бога уже является оскорбительным",— отмечает господин Сабинин. В его жалобе приводится ссылка на постановление N11 пленума ВС от 28 июня 2011 года "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности". В нем говорится, что критика политических или религиозных организаций сама по себе не может рассматриваться как действие, "направленное на возбуждение ненависти или вражды". На основании вышеизложенного господин Сабинин требует признать статью об оскорблении чувств верующих не соответствующей Конституции.

Криминализацией оскорбления чувств верующих законодатели озаботились в 2012 году, когда случился скандал с акцией группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Тогда "панк-молебен" активисток, впоследствии приговоренных к двум годам колонии, был квалифицирован как хулиганство, хотя с этим не согласились многие известные юристы. Например, адвокат Генри Резник говорил, что танцы на амвоне не создают состава для ст. 213 УК РФ (хулиганство). "Всем была очевидна натяжка с квалификацией по этой статье",— вспоминает член Совета при президенте по правам человека (СПЧ) Павел Чиков. Однако около 20 депутатов Госдумы из всех парламентских фракций разработали законопроект о криминализации оскорбления чувств верующих. "СПЧ пытался предложить более мягкий вариант, но в итоге все равно была принята крайне общая формулировка. Неясно, как разграничивать унижение достоинства верующих, одновременно подпадающее под 148-ю статью и под 282-ю",— говорит господин Чиков.

Нет единого подхода к 148-й статье и у правоприменителей. За время ее существования, по данным судебного департамента ВС, единственный приговор по ней был вынесен в 2014 году. Как отмечает в докладе "Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в 2015 году" аналитический центр "Сова", уголовные дела по 148-й статье возбуждаются нечасто. Помимо дела ставропольского блогера Краснова известно о передаче в суд дела екатеринбуржца Антона Симакова, который зовет себя "магистром магии вуду". Господин Симаков провел и снял на камеру ритуал вуду, призванный, по его словам, "повлиять на власти Украины", однако следствие расценило это как оскорбление христиан.

Один из соавторов закона об оскорблении чувств верующих, глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР) не спорит, что с правоприменительной практикой пока сложно. "Ее толком нет. Но мне кажется, что в первую очередь эта статья сдерживающая. Есть же бытовое понятие оскорбления чувств, а есть юридическая терминология, которые нужно разделять",— убежден парламентарий. В качестве примера он приводит карикатуры французского журнала Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда, которые, по его мнению, и спровоцировали террористические атаки в Париже в январе и ноябре 2015 года. "Оскорбление с юридической точки зрения — это не размышление, не рассуждение, а брань, неприличная форма высказывания, причем подразумевающая публичность",— считает соавтор закона. "Меня, например, как верующего, оскорбляет, когда пьяный священник попадает в ДТП с человеческими жертвами, но эти мои чувства лежат вне юридической плоскости",— добавил господин Нилов.

Теперь авторам жалобы в КС предстоит дождаться, будет ли она зарегистрирована и принята к рассмотрению.

Григорий Туманов


Газета "Коммерсантъ" №41 от 14.03.2016, стр. 5

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение