• Москва, +13....+25 дождь
    • $ 65,08 USD
    • 72,80 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

«Американцы предлагали осуществить разделение труда»

Сергей Лавров рассказал, зачем Россия сотрудничает с США в Сирии и других регионах

Россия работает с США не для того, «чтобы им понравиться», а для того, чтобы добиться результатов, которые будут в ее собственных интересах. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью телеканалу РЕН ТВ. По его словам, это касается взаимодействия с Вашингтоном по Сирии, Ирану, КНДР и Украине. В то же время российский министр отметил, что во властных кругах США есть «партия войны» и «партия санкций», не желающие сотрудничества с Москвой. При этом он впервые рассказал о предложении США по «разделению труда» в Сирии. “Ъ” приводит наиболее интересные выдержки из интервью Сергея Лаврова.


О последних нападениях на российские дипмиссии на Украине

Мы регулярно контролируем эту ситуацию, контактируем с послом России на Украине и его сотрудниками. Они держатся хорошо и правильно, как и подобает людям, ощущающим за собой свою родину и страну, которая не даст их в обиду. Действия молодчиков, которые нападали на посольство России и наши генеральные консульства, в том числе врывались на территорию и срывали флаги (это сделал, по-моему, депутат Верховной рады Украины с говорящей фамилией Парасюк), возмутительны.

Безусловно, мы будем требовать возмещения ущерба.

О ситуации вокруг Надежды Савченко, санкциях и возможном заговоре против России

Я не сторонник теории заговоров, но, конечно, нельзя не обратить внимания, что слишком многое накладывается одно на другое.

Обвинение, выдвинутое в адрес Надежды Савченко, чрезвычайно серьезно: участие в преднамеренном убийстве российских журналистов в зоне конфликта. Их судьбой, как неоднократно подчеркивал МИД России, мало интересуются западные благодетели Киева, но Надежду Савченко раскручивают и используют ее личную, наверное, незавидную ситуацию в откровенно политических целях. Судя по всему, ей самой это нравится, и она этому активно подыгрывает. Это их выбор.

Раскрутка идет непропорционально самой ситуации, как бы тяжела она ни была и как бы серьезны ни были обвинения. Уже выдвигаются призывы ввести санкции против России, составить «список Савченко».

Вообще, санкции становятся заменой политики и дипломатии в действиях особенно наших американских коллег. В Вашингтоне уже прозвучали призывы ввести против России дополнительные санкции за то, что происходит в Сирии. И это в период, когда мы вместе с американцами на основе договоренности двух президентов продвигаем процесс урегулирования, приняли две резолюции Совета Безопасности ООН и создали МГПС с двумя регулярно встречающимися в Женеве целевыми группами, которые обсуждают вопросы укрепления перемирия и гуманитарной помощи.

Тем не менее из Вашингтона (правда, пока не из недр самой администрации, но уже среди влиятельных политиков) раздаются голоса с требованиям «наказать» нас и за Сирию. Хотя, повторю, мы работаем в Сирии по приглашению законного правительства. До этого почти пять лет ее бомбили и терзали все кому не лень, грубо нарушая Устав ООН. И для всех это было приемлемо, никто особенно не замечал количества наполняющих Европу беженцев. Сейчас опять это все вешают на нас.

На днях генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг совершенно бессовестно, позволю себе такое выражение, обвинял нас в том, что именно Россия является причиной обострения миграционного кризиса, охватившего сейчас Европу.

О допинговом скандале

В последнее время вызывает много вопросов ситуация, когда был выдвинут шквал запретов и обвинений в адрес наших ведущих великих спортсменов, причем сразу, как только мельдоний после нескольких десятилетий нахождения в статусе обычного препарата, которым пользуются спортсмены и простые люди с сердечной недостаточностью, был объявлен допингом. В последние дни нет какого-либо ограничения в комментариях, которые мы можем услышать от специалистов и экспертов, включая создателей этого препарата. Они откровенно и профессионально объясняют, что это совсем не допинг, а средство восстановления организма в отношении его базовых функций — наличия кислорода и магния. Может быть, этому мельдонию не повезло, потому что он родился хоть и в Латвии, но в советское время? Если бы это произошло после того, как Латвия стала частью так называемого цивилизованного мира, мельдонию была бы уготована другая судьба?

Не знаю, не хочу ерничать, хочу только подчеркнуть со всей серьезностью: профессиональные заключения в отношении оправданности этого шага Всемирного антидопингового агентства (WADA), которые звучат сегодня в эфире и на страницах газет, не получают никакого отклика со стороны руководства WADA. Я считаю, что в ответ на профессиональные вопросы должны последовать профессиональные разъяснения. Может быть, у руководства WADA были очень веские причины, о которых ни нам, ни научному и экспертному сообществам по каким-то причинам неизвестно. Но тогда эти причины нужно изложить. Пока единственное, что мы слышим от руководства WADA,— это заявления главы независимой комиссии этой организации Ричарда Паунда, причем не с изложением профессиональных мотивов этого очень странного, по мнению экспертов, решения, а о том, что теперь, наверное, России окончательно закрыт путь на Олимпийские игры, потому что она, мол, доказала, что насквозь коррумпирована, в том числе и в спорте. Это уровень уличной болтовни, а не профессионального разговора серьезных людей.

О взаимодействии с госсекретарем США Джоном Керри

В Вашингтоне, извините, «много башен». Так что, наверное, это тоже необходимо учитывать. У меня очень хорошие личные, товарищеские отношения с госсекретарем США Джоном Керри, у нас есть какие-то личные симпатии друг к другу, мы обсуждаем вещи, которые не относятся к работе: занятия спортом, в принципе отношение к жизни. Он часто к нам приезжает, встречался несколько раз с президентом РФ Владимиром Путиным, со мной регулярно общается, в том числе по телефону каждые два-три дня.

Последнее время у нас достаточно продолжительные контакты на полях различных мероприятий, мы регулярно общаемся в том числе в связи с сирийскими делами. Я вижу в нем искреннего человека — профессионала, который хорошо знает ситуацию в мире, хорошо осознает истинные, законные, очищенные от всякой идеологии национальные интересы своей страны и который на основе своего ощущения выстраивает отношения с партнерами, в том числе с Российской Федерацией, продвигая интересы США, но делая это в стремлении найти баланс этих интересов с интересами партнеров. Это честная позиция. Мы в общем-то руководствуемся таким же подходом.

Госсекретарь США Джон Керри приезжает в Москву или в Сочи разговаривать с президентом РФ Владимиром Путиным. Последний раз он был в декабре 2015 года и заявил на пресс-конференции, что не сторонник изоляции России. Через несколько дней Вашингтон объявил о дополнительных санкциях, которые, по его словам, якобы лишь уточняли некоторые технические детали, но на самом деле это новый достаточно серьезный пакет. Поэтому, когда «левая рука не ведает, что делает правая», достаточно трудно видеть какую-то логику. Если это игра в доброго и злого полицейского, тогда это достаточно примитивные действия.

О том, зачем Россия сотрудничает с США

Мы работаем с США не для того, чтобы им понравиться, чтобы они помягчели к нам, а работаем в тех областях, где наше взаимодействие действительно может иметь результат, который будет в интересах Российской Федерации. Мы сотрудничаем с американцами по сирийскому урегулированию, потому что нам не нужно террористических образований на Ближнем Востоке, чтобы террористы, которые там воюют, затем начали беспокоить наших соседей и нашу страну. Точно так же мы сотрудничали по иранской ядерной программе, потому что нам не нужны новые ядерные державы и одновременно нам нужно отстаивать универсальное право всех государств на мирную ядерную энергетику, что мы и делали, достигнув договоренности по Ирану. Нам абсолютно не нужно ядерное оружие, тем более ядерные амбиции и угрозы со стороны Северной Кореи. Мы будем добиваться того, чтобы воздействовать на нее и вернуть ситуацию за стол переговоров и сотрудничеству с Международным агентством по атомной энергетике.

Точно так же нам абсолютно не нужен кризис на Украине. Мы понимаем, что решающее воздействие на позицию Киева имеют США, которые, по сути дела, «руководят» там повседневной жизнью. Поэтому, будучи прагматиками, мы сотрудничаем не только с нашими французскими, немецкими партнерами в рамках так называемого нормандского формата, но мы еще сотрудничаем с американцами: установлен специальный двусторонний канал. Надеюсь, что американцы понимают необходимость искать здесь какие-то компромиссные пути, которые позволят полностью выполнить минские договоренности.

Главнокомандующий европейского командования вооруженных сил США Филип Бридлав, несмотря на свою фамилию Бридлав, выдает совершенно бредовые высказывания, что необходимо готовиться к войне и к победе над Россией, причем не фигурально, а буквально. Так что в Вашингтоне есть как «партия войны», так и «партия санкций». Наверное, трудно перебарывать свое нутро, когда генетически привык, что твоя страна никого слушать не должна, никто ей не указ, а она указ всем и вся.

О расширении влияния «Исламского государства» и предложении США

ИГ («Исламское государство», запрещенная в РФ террористическая группировка) активно обосновывается в Ливии и Йемене, где за этой войной, которая никому не нужна и которая то и дело вспыхивает, несмотря на периодические договоренности о перемирии и переговорах, многие забывают или не обращают внимания, что этим пользуются именно террористы, включая ИГ, которая, пока коалиция во главе с Саудовской Аравией воюет с хуситами и сторонниками бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха «подбирает» плоды этого противостояния. Террористы осваивают те районы Йемена, которые сейчас не получают должного внимания ни со стороны правительства, ни со стороны оппозиции.

В Афганистане ИГ тоже пускает корни, в том числе на севере, вытесняя талибов или пытаясь договориться с кем-то из них. Это очень опасная тенденция.

И, конечно, ИГ в Ираке — это часть проблемы, которая связана с идеей создания халифата на территории Сирии и Ирака. Столица ИГИЛ в Ираке — Мосул, и в отношении этого города иракские вооруженные силы и силы безопасности при поддержке американской коалиции ведут боевые действия.

В Сирии это город Ракка — главный город «халифата», объявленного ИГ на сирийской территории. Мы готовы координировать наши действия с американцами, потому что Ракка — это восточная часть Сирии и там активно действует в основном американская коалиция. Наверное, не открою секрета, если скажу, что на каком-то этапе американцы предлагали осуществить «разделение труда»: российские воздушно-космические силы должны сконцентрироваться на освобождении Пальмиры, а американская коалиция при российской поддержке сосредоточится на освобождении Ракки.

Это доказывает, что у них (американцев.— “Ъ”) какое-то прозрение наступает. США понимают, что нужно не просто обмениваться информацией, чтобы друг друга не сбивать, а реально координировать свои действия по борьбе с терроризмом, иначе ничего не получится.

О солидарности в Евросоюзе

Мы очень заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был крепким, самостоятельным. Это, конечно, отдельный субъект международной жизни, но внешнеполитическая линия Евросоюза находится под сильнейшим давлением США. Мы хотим, чтобы Евросоюз был единым, чтобы он принимал решения исходя из интересов своих стран-членов и Большой Европы, как они себя называют в целом. Надеюсь, что нынешняя ситуация, в частности кризис с мигрантами, послужит уроком для руководства этой структуры, в которой до недавнего времени сквозило: «Кто к нам попал — это цивилизованные люди». Было такое высокомерие, звучал поучительный тон, что у них с правами человека все в порядке, не надо даже заботиться о них, не надо их обсуждать в ООН или в Совете Европы, они сами разберутся. Права человека у других будут рассматривать. У них солидарность: если Россия косо посмотрела на кого-то из них (хотя на кого мы там косо смотрели?), они будут все солидарны в отношении такой неприемлемой российской политики. Сейчас миграционный кризис показал, чего стоит солидарность не в тучные годы, а когда приходит беда — каждый сам за себя.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение