• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Закупки расширяют круг подозреваемых

В перечень потенциальных коррупционеров могут войти губернаторы, мэры и главы госкорпораций

Минэкономики предложило администрации президента усилить "антикоррупционный потенциал" законов о закупках, распространив проверки наличия конфликта интересов на губернаторов, мэров, глав госкорпораций и операторов электронных площадок. Заказчиков могут обязать размещать список потенциальных коррупционеров, их ИНН и номера свидетельств пенсионного страхования в единой информационной системе, увязав ее для автоматической проверки с информационными ресурсами других ведомств. Впрочем, эксперты говорят, что поправки позволят выявить не более 5% конфликтов интересов — важнее наладить работу правоохранительных органов хотя бы в отношении узкого круга должностных лиц, наказывая их вне зависимости от высокого статуса.


Минэкономики предлагает расширить в законе о контрактной системе (44-ФЗ) перечень тех, кого следует проверять на наличие конфликта интересов в сфере закупок, говорится в письме замминистра Евгения Елина (копия есть у "Ъ"), направленном 9 марта в администрацию президента (АП). По мнению Минэкономики, коррупционное влияние на исход процедур могут оказывать губернаторы и мэры, их заместители по закупкам, руководители органов контроля и их заместители, должностные лица госорганов и органов местного самоуправления, а также сотрудники операторов электронных площадок.

Предполагается, что расширенный список потенциальных участников конфликта интересов заказчики должны размещать в единой информационной системе (ЕИС) — c указанием ИНН и номеров свидетельств пенсионного страхования. Замминистра предлагает увязать ЕИС с информационными ресурсами ФНС, Росфинмониторинга, ФМС, органов ЗАГС и др. для автоматической проверки участников закупки на предмет их аффилированности с поставщиками. В Минэкономики готовы "проработать" внедрение механизмов проверки наличия аффилированности и для должностных лиц госкомпаний и госкорпораций, осуществляющих закупки по 223-ФЗ. Идею, однако, вряд ли поддержат крупные игроки на этом рынке — они, по данным "Ъ", уже пытаются заблокировать ряд инициатив правительства, направленных на повышение прозрачности системы закупок (см. "Ъ" от 10 марта).

Введенный в 2013 году запрет на аффилированность госзаказчиков и подрядчиков сейчас затрагивает лишь руководителей заказчика и его контрактной службы, членов закупочной комиссии и контрактных управляющих. Им нельзя состоять в браке или близком родстве с руководителями и выгодоприобретателями, владеющими более 10% активов подрядчика. Но ответственность за конфликт интересов фактически возложена на подрядчика, который должен декларировать его отсутствие, а не на заказчика — он вправе, но не обязан проверять достоверность таких данных, отмечает господин Елин. На практике же именно чиновники обычно обеспечивают участие в конкурсах аффилированных компаний-посредников.

"У заказчика отсутствуют удобные механизмы проверки конфликта интересов",— подтверждает омбудсмен по закупкам Сергей Габестро. По его мнению, целесообразно создание четких и автоматизированных механизмов проверки таких связей и установление запрета на участие в торгах аффилированных лиц. Сейчас такого запрета законы 44-ФЗ и 223-ФЗ не содержат, злоупотребление закупкой у аффилированных лиц может повлечь лишь нарушение норм закона о защите конкуренции, разъяснял на сайте Минэкономики глава департамента по развитию контрактной системы Максим Чемерисов. Сами программы, автоматизирующие проверку на аффилированность, уже есть на торговых площадках, работающих в рамках 223-ФЗ, отмечает господин Габестро. Так, на возглавляемой им ЭТП "Фабрикант" действует онлайн-проверка участников торгов на аффилированность, выявляющая по запросу заказчика связи между участниками торговых процедур.

"Расширение субъектного состава потенциальных коррупционеров и автоматизация учета сведений о них из открытых источников — давно назревшая необходимость",— считает замглавы "Трансперенси Интернешнл-Р" Илья Шуманов. Но в эффективность автоматической проверки он не верит: она позволит выявить не более 5% всех конфликтов интересов, учитывая нечеткое определение этого понятия и возможности маскировки коррупционеров. Прокуроры боятся обращаться по таким поводам в суд, а в судах дела зачастую разваливаются по формальным основаниям, отмечает эксперт. По его мнению, общественный контроль закупок — единственный действенный инструмент, и важнее наладить работу правоохранительных органов хотя бы в отношении узкого круга должностных лиц, наказывая их вне зависимости от высокого статуса.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
Газета "Коммерсантъ" №40 от 11.03.2016, стр. 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение