• Москва, +11....+20 ясно
    • $ 65,99 USD
    • 73,44 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Vahid Salemi / AP

Иран теряет консервативность

На выборах в парламент и Совет экспертов победили реформаторы

В Иране в воскресенье были объявлены предварительные итоги выборов в парламент и Совет экспертов — два ключевых органа власти. Результаты голосования свидетельствуют о заметном укреплении позиций сторонников президента-реформатора Хасана Роухани, которые нанесли консерваторам сразу несколько чувствительных поражений. Противники либерализации и нормализации отношений с Западом разгромно проиграли в Тегеране, рискуют утратить большинство в парламенте и отошли на вторые роли в Совете экспертов, где наибольшее число голосов получили президент Роухани и его соратник экс-президент Али Акбар Хашеми-Рафсанджани. Противникам перемен не помогло активное использование административного ресурса, а также поддержка верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.


Прямые выборы в 290-местный парламент и Совет экспертов, в который входят 88 человек, фактически стали референдумом о доверии реформам, начатым в стране после сенсационной победы на президентских выборах 2013 года умеренного богослова Хасана Роухани (о раскладе сил перед голосованием см. “Ъ” за 25 февраля).

Учитывая, что история провозглашенной в 1979 году Исламской Республики Иран знает немало примеров президентских и парламентских выборов с непредсказуемыми результатами, интрига вокруг вопроса о том, сумеют ли контролирующие парламент и Совет экспертов противники реформ дать бой курсу президента-реформатора Хасана Роухани сохранялась до последнего момента.

Как рассказала “Ъ” старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадеи, наблюдавшая за ходом выборов в Тегеране, накануне голосования напряжение достигло пика. В редкую публичную перепалку вступили первое и второе лица в иерархии иранской власти: верховный лидер аятолла Али Хаменеи (рахбар) и президент Хасан Роухани.

«Рахбар в своем обращении обвинил реформаторов в том, что они берут деньги у иностранцев и хотят их прихода в Иран. Президент отверг эти обвинения, назвав их клеветой»,— сообщила “Ъ” госпожа Раванди-Фадеи.

Прозвучавшая накануне голосования речь верховного аятоллы в городе Наджафабад была посвящена «проискам внешних сил», по его словам, на протяжении всех 37 лет существования Исламской Республики пытающихся через своих агентов внутри страны повлиять на итоги выборов. Высшее лицо в иерархии власти не скрывало своих симпатий. Как следовало из выступления верховного аятоллы, консерваторы — наиболее твердые сторонники идеалов исламской революции, в то время как умеренные готовы к «сдаче позиций иностранцам».

Для того чтобы на выборах этого года иранцы проголосовали за «правильных кандидатов», консерваторы проделали огромную подготовительную работу, использовав административный ресурс контролируемого ими наблюдательного совета. Этот орган, определяющий, может ли кандидат быть допущен к участию в выборах, отсеял более половины из 12 тыс. потенциальных соискателей депутатских мандатов. Усилиями наблюдательного совета реформаторский список в итоге был заметно ослаблен: в него не попали многие громкие имена, включая внука аятоллы Хомейни — основателя Исламской Республики Иран, возглавившего революцию 1979 года.

Тем не менее предварительные итоги выборов свидетельствуют: при высокой явке избирателей (60%) консерваторы потерпели несколько чувствительных поражений. Так, их выступление в иранской столице оказалось провальным — реформаторы, список которых возглавил бывший первый вице-президент Мохаммад-Реза Ареф, получили в Тегеране все 30 депутатских мест. Лидер консервативного списка Голям-Али Хаддад-Адель, баллотировавшийся в иранской столице, в парламент нового созыва не попал, его коалиция заняла скромное 7-е место.

Согласно обнародованным 28 февраля предварительным результатам, контролирующие 65% в нынешнем парламенте консерваторы могут утратить парламентское большинство: в новом меджлисе у них пока 106 мест, у реформаторов — 79, у независимых — 44 (в ряде округов, где ни один из кандидатов не набрал необходимое число голосов для победы, предстоит провести второй тур в конце апреля). Хотя формально у консерваторов по-прежнему наибольшее число мест, наблюдатели в Тегеране называют потенциальными союзниками реформаторов независимых кандидатов, а также часть умеренных в консервативном лагере (к примеру, нынешний спикер парламента, консерватор Али Лариджани поддерживает президента Роухани).

«Народ вновь продемонстрировал свою силу и оказал поддержку законному правительству, укрепив его позиции»,— прокомментировал итоги голосования Хасан Роухани. Он пообещал работать со всеми силами, заинтересованными в строительстве открытой миру индустриально развитой страны, которая после отмены санкций станет одним из ведущих экспортеров нефти.

Весьма символичными стали и обнародованные итоги выборов в Совет экспертов — влиятельный орган, избирающий верховного лидера Ирана и состоящий из известных богословов и знатоков шариата. Наибольшее число голосов получили вошедшие в Совет экспертов президент Роухани и его влиятельный союзник экс-президент Али Акбар Хашеми-Рафсанджани (один из основателей Исламской Республики Иран, он находился у власти с 1989 по 1997 год и снискал себе репутацию прагматика, дистанцирующегося от консерваторов).

Нынешний глава Совета экспертов консерватор Мухаммад Язди был переизбран в Совет, однако получил ощутимо меньше голосов, заняв в гонке лишь 15-е место. Кроме того, за бортом оказался один из самых непримиримых иранских консерваторов Мухаммад-Таги Месбах-Язди.

«Говорить о полном разгроме консерваторов на выборах 26 февраля было бы преувеличением, однако прошедшие двойные выборы отчетливо продемонстрировали, что стратегическая инициатива в Иране окончательно перешла к реформаторам. Избиратели, которые устали от жесткой риторики времен противостояния с Западом, войны санкций и поиска внутренних врагов, хотят поскорее увидеть реальные плоды нового курса, которым следует президент Роухани. Это позволяет реформаторам формировать новый политический тренд»,— пояснил “Ъ” директор центра стратегических исследований «Восток—Запад» Владимир Сотников.

Сергей Строкань


"Коммерсантъ" от 28.02.2016, 20:50

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение