• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Владимир Барышев / Коммерсантъ

«Он должен был понимать, что его удар — не детские игрушки»

В Белгороде судят врача, убившего пациента

Октябрьский райсуд Белгорода начал рассмотрение громкого уголовного дела хирурга Ильи Зелендинова, 29 декабря забившего насмерть в приемном покое местной больницы пациента Евгения Вахтина. Врач признает, что убил человека, но настаивает на том, что сделал это без умысла. Гособвинение утверждает, что подсудимый прекрасно понимал, что мог своими ударами убить Евгения Вахтина, и относился к этому с безразличием. Родственники жертвы требуют помимо уголовного наказания еще 4,5 млн руб. в качестве компенсации морального ущерба.


Судья Иван Сапрыкин начал разбирательство с допроса признанных потерпевшими родственников Евгения Вахтина и сопровождавшего его в больнице знакомого Александра Авилова. Вдова погибшего Инна Сергеева рассказала, что «сначала даже порадовалась» вниманию сотрудников городской больницы №2 к ее мужу. «Он почувствовал себя плохо в обед, вечером сам вызвал неотложку, собрал все нужные документы, уже на скорой заехал за Авиловым, который живет в пяти километрах от нас. Женя был абсолютно адекватен»,— утверждала госпожа Сергеева. Она рассказала, что весь вечер «держала связь» не с погибшим, а с господином Авиловым. «Саша рассказал, что у Жени взяли анализы и сейчас будут делать промывание желудка. Я подумала: как здорово, не сидит в приемном просто так, им занимаются. А вскоре Саша перезвонил, сказал, чтобы я срочно приезжала, мол, Женю уже “качают”. Про драку тогда он не сообщил ни слова»,— рассказала свидетельница. Уже в больнице она встретила «Авилова, который был весь в крови», узнала от него про случившееся и вызвала полицию. Вдова настаивает, что в больнице ей долго отказывались сообщать о судьбе Евгения Вахтина, и только около полуночи она узнала, что муж в реанимации. «К нему меня не пустили, но в отделении прошел консилиум, на котором был главврач больницы (Владимир Луценко, вскоре после инцидента был уволен.— “Ъ”). А вскоре вышел врач и сказал, что Женя умер»,— рассказала госпожа Сергеева. По ее словам, сотрудники больницы отказывались «сказать даже, где кабинет главврача», и она нашла его самостоятельно. «Там был главврач, заместитель, кто-то еще. Я попросила о встрече с Зелендиновым, на что мне ответили, что его отпустили со смены. А через некоторое время случайно столкнулась с ним в больнице»,— рассказала Инна Сергеева. Хирург, по ее словам, был «сильно перепуган» и говорил, что «не знает, как так получилось». «Но он взрослый человек и врач, должен был понимать, что его удар — это не детские игрушки. Я бы еще поняла и приняла, если бы Женю ограбили и убили, или была бы какая-то пьяная драка. Но зачем его убил Зелендинов, я до сих пор понять не могу»,— добавила она.

Со слов выступавшего следом Александра Авилова выходило, что трагедия произошла по вине медсестры Алины Кучмы. Именно к ней направили Евгения Вахтина для промывания желудка. «Он лежал на боку на каталке, ему в рот засунули шланг и под давлением подали воду в желудок. В этот момент он дернул ногой, попытавшись встать, и попал в бедро Кучме»,— описал произошедшее свидетель Авилов. Он утверждает, что тут же попросил прощения у девушки за Вахтина. Однако медсестра извинений не приняла и пошла жаловаться Илье Зелендинову.

«Что она там ему говорила — я не знаю, но Зелендинов пришел в приемный покой в ярости»,— рассказал свидетель Авилов. То, что произошло дальше, записывалось камерой видеонаблюдения, и, как заметил один из присутствовавших, «это увидела вся страна». Врач Зелендинов вошел в приемный покой и накинулся сначала на Евгения Вахтина, затем на пытавшегося ему помешать Александра Авилова. Вахтин после двух ударов упал и ударился затылком о кафельный пол, а Авилов получил перелом носа. Бойцовские качества Ильи Зелендинова потерпевший оценил как «удары взрослого мужика». «Когда я немного “отошел” — увидел, что Зелендинов стоит над Женей. Я испугался, что он будет его добивать и попытался подвинуть его. За что получил новую серию ударов, в том числе ногой в лицо и “потерялся”,— сообщил свидетель.— Когда пришел в себя, я подошел к Вахтину, слегка толкнул его, мол, Жень, ты как, и тут увидел, что он уже синий. Только после того как я сказал об этом врачам, они попытались его откачать». При этом свидетель утверждает, что ему самому никто помогать не спешил, несмотря на то, что он сидел с разбитым лицом прямо напротив приемного покоя.

Евгения Вахтина он охарактеризовал, как «абсолютно бесконфликтного человека» и «своего второго отца». А Инна Сергеева уверяла суд, что ее муж был бесконфликтным человеком, тем более не мог поднять на женщину руку. А когда попадал в больницу — слушался докторов беспрекословно.

Госпожа Сергеева в гражданском иске требует компенсации 3 млн руб. морального вреда. Еще 1,5 млн руб. потерпевшие пытаются взыскать в пользу четырехлетней внучки погибшего Марты, а Александр Авилов требует 50 тыс. руб.

Сам Илья Зелендинов лишь повторил, что не согласен с квалификацией обвинения, и крикнул многочисленным журналистам, находившимся в зале, что «никаких комментариев не будет». Напомним, что СКР вменяет ему нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть Евгения Вахтина (ч. 4 ст. 111 УК РФ), и побоев Александру Авилову (ст. 116 УК РФ). Гособвинение настаивает, что он действовал преднамеренно и как врач точно знал, что может убить заведомо более слабого и находящегося в беспомощном положении Вахтина, но относился к этому безразлично. Обвинение, ссылаясь на судмедэкспертов, утверждает, что именно удары врача Зелендинова, а не столкновение с полом «после полученного ускорения», стали главной причиной смерти Вахтина.

Впрочем, для защиты этот вопрос не столь принципиален. «Главный вопрос этого процесса не в том, от чего именно умер Вахтин, а в том был ли у Зелендинова умысел на это преступление. В материалах дела никаких доказательств того, что мой подзащитный действовал намеренно, мы не увидели. Да и быть их там не может, потому что это не так»,— сообщил “Ъ” адвокат Сергей Амфитеатров. Он продолжает настаивать на смягчении квалификации основного обвинения на гораздо более мягкое убийство по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Она предполагает максимальное наказание в два года лет лишения свободы, притом что «потолок» для нынешней формулировки обвинения — 15 лет.

Всеволод Инютин, Белгород


Белгородский хирург бил под камеру


Управление СКР по Белгородской области расследует уголовное дело в отношении хирурга больницы №2 областного центра Ильи Зелендинова, вечером 29 декабря забившего насмерть привезенного на машине скорой помощи пациента. Ему вменяется убийство по неосторожности. По предварительной версии, врач вступился за одну из сотрудниц больницы, которую погибший за несколько минут до трагедии якобы ударил ногой. Читайте подробнее

"Коммерсантъ" от 26.02.2016, 15:40

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение