• Москва, 0...-2 снег
    • $ 63,39 USD
    • 68,25 EUR

Коротко


Подробно

Сын своего президента

Елена Пушкарская выясняла, чем Билал Эрдоган занимается в Болонье

Прокуратура Болоньи начала в отношении Билала Эрдогана расследование по обвинению в отмывании средств, общественность строит домыслы об источниках их происхождения. Между тем куда интереснее другое: почему в столь напряженное для его страны время сын президента Турции отправлен за границу изучать политическую теорию?


Елена Пушкарская, Болонья


Сначала о герое

Неджметтин Билал Эрдоган, сын президента Турции Реджепа Эрдогана, родился 23 апреля 1981 года. Учился в США, где получил диплом бакалавра Indiana University Bloomington, а потом степень магистра в John F. Kennedy School Гарвардского университета. Стажировался во Всемирном банке, специализируясь на нефтяном бизнесе. После учебы вернулся в Турцию, где начал активную предпринимательскую деятельность — его имя мелькало в самых разных проектах и структурах. Самая известная среди них — компания BMZ Group Denizcilik, занимающаяся, по официальной версии, строительством, а по версии западных СМИ — морскими перевозками. В 2013 году Эрдоган-младший оказался одним из ведущих фигурантов коррупционного скандала, подавленного президентом Эрдоганом-старшим силовыми методами. С сентября прошлого года Билал живет с семьей в Болонье. По официальной версии — намеревается завершить работу над докторской диссертацией в местном отделении американского Johns Hopkins University. По его словам, работать над ней он начал еще в 2007 году, а теперь вот "пришло время" закончить серьезный труд.

Почему же наука позвала Билала в Болонью именно минувшей осенью?

Докторантура с прицепом


По прибытии высокопоставленного студента в Италию именно этот вопрос для итальянских (и не только) СМИ был ключевым. Впрочем, серьезных гаданий на этот счет не было — все умозаключения сводились к сопоставлению календарных дат и политических обстоятельств на родине героя.

На состоявшихся в Турции 7 июня прошлого года парламентских выборах возглавляемая его отцом, Реджепом Эрдоганом, партия впервые не набрала абсолютного большинства, что грозило династии непредсказуемыми последствиями. Ожидание скорого и неминуемого политического краха президента Эрдогана витало в воздухе, так что совсем не удивительно, что вслед за самолетом, уносившим Билала Эрдогана вместе с женой и двумя детьми из Турции в Италию, полетели и версии по поводу внезапного отъезда. Самой популярной оказалась трактовка, предложенная турецким антиправительственным Twitter Fuat Avni: командировка Эрдогана-младшего на самом деле есть не что иное, как подготовка отступного варианта для семьи на случай провала партии его отца на внеочередных выборах, объявленных на ноябрь. Добавлялось также, что для обеспечения этого плана сын Реджепа Эрдогана вывез из Турции серьезные средства.

Виртуальные обвинения, впрочем, к делу не пришьешь. Но вслед за ними 24 октября в прокуратуру Болоньи поступило официальное заявление, обращающее внимание итальянских властей на то, что Билал Эрдоган, не задекларировав, ввез в Италию крупную сумму денег и теперь занимается их отмыванием.

Подписавший его Мурат Хакан Узан — человек известный. В прошлом турецкий магнат, близкий к семье Эрдоганов, брат еще более известного миллиардера Джема Узана, создателя оппозиционной партии Genc Parti. Известно то, что после перехода в оппозицию оба брата потеряли в Турции бизнес и были вынуждены эмигрировать. Так что оставить без внимания это заявление было невозможно.

На принятие прокуратурой решения о том, чтобы дать бумаге ход — что в итальянской юриспруденции звучит как "запись обвиняемого в реестр расследований",— ушло больше трех месяцев. Так и возникла скандальная февральская новость: было официально объявлено о начале расследования в отношении Билала Эрдогана.

Студент с охраной


За это время Эрдоган-младший успел получить полагающийся ему как студенту вид на жительство в Италии, записать детей в школу, поселиться в престижном районе Болоньи неподалеку от центральной Piazza Maggiore и начать занятия под руководством директора департамента Европы и Евразии Johns Hopkins Эрика Джонса. Как уверяет "Огонек" адвокат новоиспеченного студента Джованни Тромбини, "он живет обычной обывательской жизнью: дом — работа".

Но все же на роль рядового студента видный турецкоподданный никак не тянет хотя бы потому, что куда бы он ни шел, повсюду его сопровождает внушительная охрана, которая состоит не только из предоставленных Италией высокому гостю полицейских, но и из его соотечественников. Об этом, кстати, сообщал в обращении в прокуратуру и Мурат Хакан Узан: вместе с семьей Эдроганов в Италию прибыл целый эскорт телохранителей, которые были задержаны при прохождении паспортного контроля, так как имели при себе оружие. Как утверждается в документе, уже через несколько часов все эти люди были снабжены дипломатическими паспортами и с тех пор пребывают на территории Италии в качестве представителей дипкорпуса.

Информация по-турецки


Реджеп Эрдоган и его дети, Билал и Сюмейе, приветствуют поклонников

Реджеп Эрдоган и его дети, Билал и Сюмейе, приветствуют поклонников

Фото: Reuters

Болонья — город маленький. Поэтому и к видному студенту тут интерес особый, и к новостям с его родины — тоже. Особенно если новости горячие. Как, например, официально высказанное Россией и облетевшее все мировые СМИ обвинение семьи Эрдогана, и в частности принадлежащей Билалу компании BMZ, в скупке у ИГ (запрещенной в РФ террористической организации) дешевой нефти с последующей перепродажей.

После этого масса назревших вопросов к Билалу оказалась критичной, и он был вынужден откликнуться — согласился на встречу с журналистами из Corriere della Sera, оговорив, впрочем, что будет отвечать на вопросы исключительно как докторант политических наук, а не как представитель своей страны. В этом качестве младший Эрдоган поведал, что принадлежащая ему компания BMZ "занимается строительством офисов в Стамбуле и не имеет никакого отношения к торговле нефтью", и при этом утверждал: "У нас нет сделок ни в Средиземноморье, ни в Сирии, ни в Ираке". На вопрос о происхождении богатства сын Эрдогана ответил, что помимо вышеназванной "строительной" компании у его семьи есть пять ресторанов в Стамбуле...

"Правдивую информацию из Турции можно получить лишь из рук в руки,— прокомментировал это интервью вице-президент ассоциации "Болонья-Курдистан" Давид Иссамадден.— Вы не знаете историю с редактором газеты Cumhuriyet? Я вам расскажу: главный редактор и корреспондент, опубликовавшие доказательства того, что Турция под видом гуманитарных грузов снабжает ИГ оружием, были арестованы в минувшем декабре по обвинению в разглашении государственной тайны. Эрдоган потребовал пожизненного заключения".

Работающие в Италии турецкие журналисты в самом деле крайне осторожны в суждениях. И по-человечески это понятно: у всех в памяти прошлогодняя история, когда одна из них была уволена из турецкого СМИ только за то, что ее муж опубликовал в La Repubblica интервью с оппозиционным турецким политиком. Хотя при условии, что их имена не будут фигурировать, мои собеседники говорить готовы. И они допускают, что средства, о которых идет речь в начатом болонской прокуратурой расследовании, могут иметь непосредственное отношение к случившемуся в Турции в 2013 году коррупционному скандалу, ставшему причиной отставки четырех министров.

Напомним: в операцию "Чистые руки на Босфоре" — как именуют эти события в Италии — оказалась вовлечена и семья Эрдогана, что в значительной мере стоило ему падения популярности и привело к неудаче на июньских выборах. Как известно, крутой турецкий президент отреагировал на коррупционный скандал своеобразно — пообещал "переломать ноги своим оппонентам".

Оппоненты расплачиваются чем могут: в Сеть под анонимными никами регулярно выкладывается аудиокомпромат, где постоянно упоминаются Эрдоганы — и отец, и сын. В последнем, например, выложенном 20 февраля, телефонном разговоре между Реджепом и Билалом речь идет о получении взятки в 10 млн долларов в обмен на освобождение от налогов за строительство нефтепровода из Ирана. Эта запись не кажется фейком моим собеседникам.

В преступном происхождении средств, ввезенных в Италию, не сомневается и адвокат Массимилиано Аннетта, представляющий интересы подписанта заявления в прокуратуру Мурата Хакана Узана. Он утверждает, что фигурировавшая в материалах расследования сумма в миллиард долларов соответствует средствам, исчезнувшим из Турции без следа.

Игра в несознанку


Защитник молодого Эрдогана Джованни Тромбини, наоборот, уверен в безнадежности начатого расследования. "Мой клиент уже не раз повторял, что не имеет отношения ни к какой преступной деятельности, и в частности к отмыванию средств",— заявил он "Огоньку".

Отчасти, но уже по другим причинам, с ним согласен политолог и специалист по Турции Даниэле Санторо: "Разобраться, виновен ли сын Эрдогана в тех преступлениях, в которых его обвиняют, итальянской прокуратуре будет крайне сложно, особенно учитывая особенности итальянского судопроизводства. Окончательному обвинению предшествуют три стадии судебного расследования, на это уходят годы. А правда становится известной потом, через десятилетия..."

Политолог уверен, что "болонский инцидент" не приведет и к дипломатическим проблемам: страны имеют многочисленные взаимные экономические интересы, в Турции работают сотни итальянских предприятий, занятых в том числе и в крупном бизнесе. Одна из самых пикантных связей такого рода — присутствие в 2003 году Сильвио Берлускони — тогда премьер-министра Италии — на свадьбе Билала Эрдогана, где он был не только единственным гостем в ранге главы правительства, но и свидетелем, почти родственником (ему удалось даже поцеловать руку мусульманской невесте).

Сегодня Берлускони уже не премьер, но Италия по-прежнему близка с Турцией. На прошлой неделе это в очередной раз подтвердил итальянский министр иностранных дел Паоло Джентилони, посетивший Анкару с визитом. Понятное дело, о прокурорском расследовании в Болонье никто при этом не вспоминал. Для увязшей в настоящих и грядущих проблемах с мигрантами Италии Турция архиважна как плацдарм для размещения беженцев, так что официальный Рим закрывает глаза на многое: и на ситуацию с правами человека в Турции, и на ее явную исламизацию, и на коррупцию.

О реальных турецких проблемах если и говорят, то только на неофициальном уровне. "Можем ли мы доверять Султану?" — такой вопрос, например, был поставлен на состоявшейся в Риме на прошлой неделе конференции "Стамбул: лаборатория для настоящего". Выступивший на ней доцент кафедры международной журналистики римского политического университета LUISS политолог Марко Ансальдо предупредил: "Турция сегодня представляет собой большую международную проблему, имеющую политический, экономический, военный характер".

А в кулуарах конференции не скрывали: когда политика цинично конъюнктурна, остается надеяться только на итальянскую прокуратуру, имеющую, как известно, разоблачительную славу...

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение