• Москва, +10....+23 малооблачно
    • $ 66,08 USD
    • 73,49 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Иран приценивается к российскому военпрому

Москва и Тегеран договариваются о сделке на $8 млрд

В Москву в понедельник с двухдневным визитом прибыл министр обороны Ирана Хосейн Дехган. В программе — переговоры с главой оборонного ведомства РФ Сергеем Шойгу и вице-премьером Дмитрием Рогозиным. По словам источника “Ъ”, близкого к Кремлю, во вторник генерала Дехгана должен принять и президент РФ Владимир Путин. Собеседники “Ъ” в сфере военно-технического сотрудничества отмечают, что иранские военные хотели бы приобрести российскую военную технику и вооружения на сумму не менее $8 млрд. Реализации эти планов, однако, могут помешать два фактора: отсутствие денег у Тегерана и прошлогодняя резолюция Совбеза ООН №2231, накладывающая ограничения на поставки Ирану вооружений.


Министр обороны Ирана Хосейн Дехган прибыл в Москву во главе представительной делегации своего ведомства. В программе — переговоры с главой Минобороны РФ Сергеем Шойгу, помощником президента РФ по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) Владимиром Кожиным и вице-премьером по оборонной промышленности Дмитрием Рогозиным. Кроме того, по словам источника “Ъ”, близкого к Кремлю, во вторник Хосейна Дехгана должен принять и президент РФ Владимир Путин.

По словам источников “Ъ” в российской системе ВТС, визит генерала Дехгана в Москву должен в значительной степени продвинуть ряд ключевых оружейных сделок. По информации “Ъ”, Тегеран уже передал Москве список военной техники и вооружений, которые иранские военные хотели бы приобрести — он изучался в Минобороны РФ, правительстве и Кремле. По словам одного из собеседников “Ъ”, речь идет о пакете контрактов на сумму не менее $8 млрд.

По данным агентства «Интерфакс-АВН», иранская сторона заинтересована в приобретении российских истребителей типа Су-30СМ (с последующей их локализацией), учебно-боевых самолетов Як-130, вертолетов семейства Ми-8 и Ми-17, российских береговых мобильных ракетных комплексов «Бастион», оснащенных сверхзвуковой противокорабельной ракетой «Яхонт», надводных кораблей класса фрегат, дизель-электрических подводных лодок и ряда других образцов боевой техники.

Информацию о заинтересованности в поставках Су-30 накануне визита в Россию подтвердил и сам генерал Дехган. «Мы стремимся заключить с Россией договоренность о партнерстве в разработке и производстве истребителя»,— сообщил он иранским СМИ.

Кроме того, на днях заместитель командующего сухопутными войсками Ирана Киомарс Хейдари заявил, что у Тегерана сохраняется интерес к танкам Т-90. В то же время он уточнил, что условием сделки должна быть передача технологий производства. «Мы достигли такого уровня производства собственных танков, который снижает необходимость приобретения подобной техники за рубежом»,— сказал генерал Хейдари, напомнив о недавнем решении иранских властей запретить сухопутным силам страны приобретать военную технику без передачи Тегерану технологии ее производства. По прогнозу одного из источников “Ъ” в системе ВТС РФ, «переговоры по этому вопросу будут сложными». При этом собеседник “Ъ” не исключил, что Россия согласится локализовать сборку Т-90 в Иране.

Другой источник “Ъ” в системе ВТС рассказал, что Тегеран может запросить помощи Москвы в ремонте иранского парка МиГ-29 и Су-24МК, а также подлодок.

Реализации масштабных планов двух стран по расширению сотрудничества в сфере ВТС, однако, могут помешать два фактора. Самым сложным, как признаются источники “Ъ”, станет вопрос ресурсного обеспечения сделок: Тегеран рассчитывает приобрести российское оружие в кредит, но в Москве на это идти не готовы из-за экономического кризиса.

Вторым осложняющим фактором является прошлогодняя резолюция Совбеза ООН №2231, накладывающая ограничения на поставки Ирану обычных вооружений: танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра (от 100 мм и выше), боевых самолетов и вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем. В соответствии с условиями сделки по ядерной программе Ирана поставка Тегерану этих вооружений может осуществляться только с предварительного разрешения Совбеза ООН. Эти ограничения будут действовать до 2020 года (если Международное агентство по атомной энергии — МАГАТЭ — ранее не поспособствует их отмене). До этого срока Россия вряд ли сможет поставить Ирану часть запрашиваемых им вооружений — в частности, Су-30СМ, «Бастионы», фрегаты и подлодки: с большой долей вероятности США наложат вето на соответствующую заявку в СБ ООН.

«Иранским вооруженным силам сейчас нужно менять все. Но с учетом экономических реалий Тегерану придется расставлять приоритеты»,— пояснил “Ъ” директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. По его мнению, сначала Иран сделает ставку на системы противовоздушной обороны, средства радиоэлектронной борьбы, вертолеты и учебные самолеты и лишь потом на дорогие виды боевых вооружений и техники.

Помимо обсуждения новых проектов, министру обороны Ирана будет доложено и о ходе реализации уже заключенных контрактов, самым крупным из которых на завтрашний день является сделка по закупке четырех дивизионов зенитных ракетных комплексов С-300ПМУ-2 стоимостью около $1 млрд. По словам собеседников “Ъ”, иранцы уже оплатили аванс и в течение нескольких месяцев получат первый дивизион. Весь контракт планируется исполнить в конце 2016 — начале 2017 года.

Иван Сафронов, Елена Черненко


"Коммерсантъ" от 15.02.2016, 21:43

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение