• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Варвара Аляй

Всякие отходы — благодать

Как создают мусорную монополию

На рынке мусора может появиться монополист: готовятся изменения в соответствующее законодательство. Монополизм всегда ведет к удорожанию услуг и снижению качества, но этот конкретный рынок настолько непригляден и дик, что, как ни парадоксально, ему монополизация может оказаться во благо.


МАРИЯ ШЕР


Жительница Зеленограда, пенсионерка Любовь Онуфриева все утро раскладывает по разным пакетам скопившийся за несколько дней мусор: в один мешок — пакеты из-под молока, упаковки от яиц, газеты и прочую бумагу, в другой — пластиковые бутылки, в третий — банки из-под кошачьей еды, в четвертый — все остальное. Минуя дворовую помойку (здесь вообще-то тоже стоят яркие баки для раздельного сбора мусора — но они уже под завязку забиты мусором обычным, смешанным), эти мешки еще нужно минут десять тащить до места, куда придет машина. Здесь уже топчется с такими же пакетами другая экологическая активистка, помоложе. Наконец приезжает "КамАЗ". Машина, собирающая раздельный мусор, ездит через день, но аншлага возле нее не наблюдается. Загрузив имеющееся, водитель ждет еще минут пять для верности и уезжает.

Старушки-активистки, модная молодежь, субботники и акции — пока тема раздельного сбора мусора носит такой вот спорадический характер. "В целом ряде районов Москвы — Тимирязевском, Нагорном, Отрадном жители сами связываются с мусоровывозящими компаниями, управами районов и просят установить контейнеры для раздельного сбора в их дворах,— рассказывает руководитель проекта "Дом-и-двор.рф" Павел Степура.— Но ГБУ "Жилищник", фактически монополист среди управляющих компаний города, относится к таким просьбам безразлично, не хочет себе лишних хлопот". Московская мэрия четыре года назад представила проект по раздельному сбору мусора и подписала контракт с пятью компаниями на 140 млрд рублей. Теперь правительство заявляет об успехе эксперимента: в год собирают до полумиллиона тонн раздельного мусора. Но экологи эти достижения оспаривают. Активисты Greenpeace назвали программу "профанацией": с помощью изредка приезжающих машин дело не наладить, а стационарных пунктов открыто недостаточно. На данный момент доля раздельного сбора мусора по России не достигает и одного процента, в отдельных городах (Москва в их число не попадает) — доходит до 5%.

Мусор в одни руки


Раздельный сбор мусора массовым явлением пока не стал

Раздельный сбор мусора массовым явлением пока не стал

Фото: РИА Новости

"Вывоз мусора подорожает" (или "не подорожает") — два основных типа заголовка в статьях о последней законодательной инициативе Минстроя. В готовящихся изменениях в рамках реформы ЖКХ Минстрой предлагает: во-первых, поменять систему начисления платы за вывоз мусора и вынести эту статью в отдельную строку в платежках, во-вторых, для тех, кто занимается раздельным сбором мусора, ввести скидки на вывоз и, в-третьих, до конца года провести конкурсы по выбору единого регионального оператора по обращению с отходами. Нам представляется, что важнее всего в этом документе — "в-третьих", а "во-первых" и "во-вторых" носят характер чисто декоративный.

По сути, речь идет о монополизации мусорного рынка — если сейчас УК теоретически могут сами решать, кто будет вывозить мусор из подведомственных домов (на практике, стоит оговориться, большинство крупных контрактов подписывает мэрия), то скоро всех обяжут заключать договор с единственной компанией, выбранной даже не муниципальными, а региональными властями.

Автоматического удорожание услуг оператора эти перемены действительно не означают: вывоз мусора сейчас дотируется из бюджета, и ничто пока не предвещает, что эта система изменится. Но монополизация, как известно, всегда ведет к росту цен — нельзя исключать этого и в данном случае. К подорожанию располагает и изменение системы расчета стоимости вывоза — с "площадного" на "подушевой". Впрочем, даже если вывоз мусора подорожает вдвое, с вилами на улицы народ из-за этого не выйдет — сейчас, например, затраты на вывоз мусора составляют 3-5% от общих коммунальных платежей.

Куда интереснее готовящиеся изменения в законодательство для участников этого рынка. На самом деле игроков здесь осталось не так уж много. "Есть пятерка крупных компаний, которые поделили между собой московский рынок и достраивают холдинги как за счет продвижения в регионы, так и за счет вертикальной интеграции — обзаводятся собственными полигонами, сортировочными мощностями",— утверждает эксперт по переработке отходов Александр Цыганков. Пять компаний, о которых идет речь, созданы весьма влиятельными людьми и организациями: среди акционеров "Спецтранса" и "РТ-Инвеста" — руководимый Сергеем Чемезовым "Ростех"; "МКМ-логистика" принадлежит структурам Романа Абрамовича и семье Чигиринских; компания "Хартия" — сыну генпрокурора Игорю Чайке; "Эколайн" — зятю Геннадия Тимченко Глебу Франку, "Эко-Система" — сенатору и совладельцу алкогольного холдинга "Синергия" Валентину Завадникову. Сумма 15-летних контрактов на вывоз мусора каждой из этих компаний только в Москве составляет от 12 млрд до 42 млрд рублей.

Если изменения в соответствующее законодательство будут приняты, лидеры поделят между собой регионы, либо их станет еще меньше. "Я полагаю, что часть игроков разочаровалась,— делится размышлениями юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь.— Когда они приходили в этот бизнес, то думали, что очень легко освоят деньги, но некоторые контракты уже сейчас сорваны или не реализуются. И, по информации моих источников, компании собрались с этого рынка уходить, оставив кого-то одного самым главным и продав ему свои бизнесы". Учитывая, что "Ростех" уже несколько лет лоббирует идею создания национального оператора по мусору, в качестве наиболее вероятного нацоператора по Москве собеседники "Денег" называют его структуры.

Последствия появления регулятора такого масштаба эксперты оценивают по-разному. "Действительно, в своей зоне обслуживания компании станут монополистами, но они будут отвечать за весь цикл обращения с отходами: вывоз, сортировку, захоронение в соответствии с экологическими требованиями. А если в зоне деятельности регионального оператора образуется несанкционированная свалка, он организует ее уборку",— Алексей Макрушин исполнительный директор НП "ЖКХ Развитие" настроен оптимистически. Другие эксперты более сдержанны: экологическое законодательство существовало и раньше, но соблюдать его участники мусорного рынка не торопились. "Монополизация — это всегда плохо,— уверен генеральный директор компании УКО Артем Ермолин.— Заявления отдельных чиновников от ЖКХ о том, что монополизации не будет, так как нерегиональные операторы смогут выставлять контейнеры для раздельного сбора мусора у торговых центров и во дворах, мягко говоря, вызывают недоверие, так как объемы сортированного и несортированного мусора несопоставимы".

А сбор и ныне там


Изменения в законодательстве не должны привести к увеличению раздельного сбора — об этом знают и сами игроки рынка.

"Россия может прийти к раздельному сбору эволюционным путем, но нужно соблюдение нескольких условий — рассуждал директор компании "Эко-Система" Андрей Якимчук в одном из интервью.— Во-первых, должна повыситься стоимость вывоза мусора. Во-вторых, должна появиться конкуренция среди компаний, занимающихся мусором". В случае с готовящимися поправками плата за раздельный сбор не только не повышается, но понижается, а конкуренция, как уже было сказано, ликвидируется.

Впрочем, чисто теоретически шанс на улучшение ситуации все же есть.

Давно уже общим местом стало утверждение, что никакие новации в мусорной отрасли (раздельный сбор, строительство заводов) невозможны из-за анонимного и страшного "мусорного лобби" — подпольных миллиардеров, владельцев подмосковных свалок. На этих чудовищных свалках дымится и гниет почти 20% мусора страны — 10 млн тонн твердых бытовых отходов. "За последние три года из 39 полигонов региона закрыто 16, еще 9 подлежат закрытию в ближайшие годы",— сообщили "Деньгам" в пресс-службе Министерства экологии и природопользования Московской области. "Свалочники — очень богатые люди, как правило, бывшие добытчики песка: у них остаются огромные котлованы, которые они и пускают под свалки. Эти свалки — смертельный вред экологии, годами там, на глубине нескольких метров, как в торфяниках, горит всякая дрянь, выбрасывая без какой бы то ни было фильтрации очень ядовитый дым. Но для владельцев это золотая жила: каждый мусоровоз платит в среднем 5 тыс. рублей, а на свалку в день приезжает полторы сотни машин. Конечно, владельцы используют все средства для запрета мусоросжигательных заводов",— поясняет представитель мусороперерабатывающей компании МСК-НТ Игорь Орлов. Положение о едином операторе предполагает, что вместо анонимных миллиардеров за эти свалки ответственность будут нести миллиардеры публичные, и в случае надобности им в любой момент строгим голосом скажут: "верните ручку".

Другой положительный факт — увеличение спроса на вторсырье, которое можно получать из бытовых отходов (ПЭТ, целлофан, макулатуру и металл), причем маленькая отрасль имеет еще и большой экспортный потенциал. "Мы бы с удовольствием занялись экспортом мусорного пластика — наши партнеры в Индонезии и странах Ближнего Востока готовы его покупать у нас в серьезных объемах, но пока, к сожалению, не можем найти партнеров в России, которые могут давать вторсырье нужного качества и в нужных объемах",— сетует владелец компании "Герат" Роман Бегов. Российских потребителей вторсырья ситуация в отрасли всерьез тревожит. "Дошло до того, что Ассоциация переработчиков макулатуры обратилась в правительство с просьбой запретить вывоз переработанной макулатуры за границу",— рассказывает генеральный директор компании "Эко-Система" Андрей Якимчук.

В конце концов, и сами региональные операторы будут заинтересованы в раздельном сборе. "Одновременно с введением раздельного сбора отходов будут создаваться и мощности по их переработке,— уверен Алексей Макрушин.— Раздельный сбор нужен для того, чтобы можно было утилизировать больше отходов и обеспечить лучшее их качество: например, сухой картон, не смешанный с едой, стоит на рынке гораздо дороже грязного. Без раздельного сбора предприятия по переработке отходов теряют рентабельность".

Есть шанс, что новации придут в отрасль после того, как ее главные бенефициары перестанут быть анонимными

Есть шанс, что новации придут в отрасль после того, как ее главные бенефициары перестанут быть анонимными

Фото: Владимир Астапкович / ТАСС

Не исключено, что "единый оператор" изменит и ситуацию с мусоросжигательными заводами. "Ростех", во всяком случае, неоднократно предлагал в правительстве программы по строительству таких предприятий. Пока ситуация в этой сфере аховая: мусоросжигательных заводов в Московском регионе строилось четыре, но сейчас из-за протестов граждан работают только два. Так, в прошлом году жители Алтуфьево вынудили корпорацию "Экотехпром" поместить принадлежащий ей МСЗ N2 на севере Москвы на консервацию, призывы закрыть завод бушуют сегодня и в адрес МСЗ N4 в промзоне "Руднево" подмосковной Некрасовки... Специалисты устали объяснять взволнованной общественности, что МСЗ куда полезнее для экологии, чем свалки, ссылаясь на знаменитый завод-котельню Шпиттелау в Вене — позолоченный экоманифест архитектора Хундертвассера, центр культурной жизни и всяческих фестивалей. Шпиттелау еще и экономически состоятелен, поскольку отапливает целый квартал, и российские заводы тоже могли бы быть вполне успешны за счет производства дешевого тепла и электричества: например, МСЗ-4 вырабатывает электроэнергию и продает излишки по 1-1,5 руб. за киловатт. "При температуре ниже пяти градусов над заводом белый пар, как от ТЭЦ, в остальное время над трубой вообще ничего нет, но люди все равно уверены, что мусоросжигательный завод — верная смерть",— сетует Игорь Орлов из МСК-НТ.

Впрочем, заводы — это тоже не решение, по большому счету стране нужны не МСЗ и не свалки, а современные мусорообрабатывающие комплексы (МОК) с замкнутым циклом, объединяющие сортировку мусора, производство вторсырья и захоронение. "Здесь перерабатывается все, это и невероятно выгодно, и в разы менее вредно для окружающей среды, чем захоронение на свалках",— рассказывает об одном из таких комплексов, который строит в Новосибирске ООО "Компания Экология", эксперт по подбору технологических решений в индустрии переработки отходов Вера Яковлева. Похожий проект запущен и в Костроме, где благодаря МОК планируют на 75% сократить объемы ежегодно вывозимых отходов, но, отмечает Яковлева, в масштабах страны подобных проектов реализуется крайне мало, накопившихся проблем они не решают, а возможны лишь на деньги частных инвесторов, которых в кризис, понятно, больше не становится. Государство же если и может чем-то помочь, то только перекладыванием расходов на плечи жителей, как в той же Костроме, где на срок окупаемости завода (10 лет) ввели дополнительную плату за мусор, от 18 рублей за однокомнатную квартиру до 41 за "трешку".

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение