• Москва, +15....+22 дождь
    • $ 64,81 USD
    • 73,21 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

"Любая кризисная ситуация открывает новые возможности"

Директор Спецстроя Александр Волосов о целях и задачах агентства до и после реформ

В 2015 году подведомственное Минобороны Федеральное агентство по специальному строительству (Спецстрой) вело работы более чем на тысяче объектов. Директор Спецстроя АЛЕКСАНДР ВОЛОСОВ рассказал в интервью специальному корреспонденту "Ъ" ИВАНУ САФРОНОВУ, с какими проблемами строители сталкивались при возведении космодрома Восточный, почему больше нет нужды в большом количестве субподрядчиков, а также о том, как будет выглядеть агентство после реформ.


"Необходимость в инжиниринговых компаниях отпала"


— C конца 2015 года в правительстве обсуждается реформа Спецстроя, которая подразумевает сокращение функций агентства в части строительства объектов общего назначения. Как оцениваете это предложение?

— Говорить о сегодняшней реформе Спецстроя нельзя, не учитывая те изменения, которые происходили с подразделениями Спецстроя в предыдущие годы, в том числе в условиях девоенизации. До апреля 2012 года Спецстрой был военной организацией, в которую входило 114 предприятий и 142 филиала, а также 4 государственных учреждения. Но в период 2011-2012 годов количество военных заказов было незначительным. Соответственно потребовалась реорганизация. В результате осталось 18 федеральных государственных унитарных предприятий, из них девять работали непосредственно на территориях, имели собственные силы, технику. В 2013 году объем государственного оборонного заказа существенно возрос — соответственно значительно увеличился объем задач по военному строительству. Поэтому помимо того, что были мобилизованы собственные силы наших предприятий, потребовалось участие инжиниринговых подразделений для привлечения серьезных сил субподрядных организаций. При этом, понимая, что объем оборонного заказа будет расти, мы уже тогда сделали акцент на наращивание собственных сил с целью последующего отказа от инжиниринговых услуг и функций.

Кроме того, на предприятиях было существенно сокращено количество управленческих кадров и, наоборот, увеличено число специалистов-строителей, приобретена новая современная техника. Мы реализовали ряд решений, касающихся внедрения современных строительных технологий, использования типовых проектов, упрощения организационных процедур, ужесточения требований к качеству работ, приведения оплаты генподрядных услуг к нормативному уровню, исключения многоуровневой кооперации, замещения субподрядных организаций собственными силами.

— А что с центральным аппаратом Спецстроя?

— Реформирование, естественно, коснулось и центрального аппарата. Начал я с себя, сократил отдел по обеспечению работы директора и в целом административную составляющую. Вместо этого был усилен производственно-аналитический блок, создано управление проектных работ и научно-технической деятельности. Кроме того, усилен контроль по расходованию бюджетных средств. Тогда же, в 2013 году, были созданы контрольно-ревизионное управление и планово-экономический отдел в составе производственно-распределительного управления, что в условиях финансово-хозяйственной деятельности унитарных предприятий было крайне необходимо. Сегодня эти специалисты выезжают непосредственно в главки, на объекты строительства, где осуществляют контроль по расходованию средств. В Спецстрое действует экономический совет, который рассматривает приоритетные направления деятельности предприятий. Помимо этого усилена работа органов собственной безопасности, налажено взаимодействие с правоохранительными органами.

— И что вам дала эта оптимизация?

— Все это дало положительные результаты — за три последних года было сдано в восемь раз больше объектов, чем в период с 2009 по 2012 год. Их количество возросло с 220 до 1780. Среди них — важнейшие и сложнейшие объекты, построенные в интересах Минобороны, их около 80% от общего объема.

— Но вы же по-прежнему строите все подряд? Прежде всего, имею в виду объекты гражданского назначения.

— Нет, это уже не так. Предприятия Спецстроя практически ушли со строительства непрофильных объектов, например, жилья и объектов социальной сферы, в качестве единственных исполнителей уже в 2015 году. Все усилия сегодня сосредоточены на возведении объектов специального назначения. Кроме того, совместно с крупнейшими заказчиками (например, с госкорпорацией "Ростех"), получив одобрение руководства страны, мы пересмотрели свое участие в проектах, где доля строительно-монтажных работ минимальна, и отказались от них. Это также было направлено на уменьшение объема субподрядных работ, прежде всего по приобретению оборудования.

— Получается, что реформа Спецстроя продолжается уже несколько лет. Когда планируете закончить преобразования?

— В прошлом году мы вышли на ту структуру и систему отношений, которые были запланированы в начале пути. Сегодня Спецстрой имеет сильные территориальные предприятия, обеспеченные собственными силами и техникой. Договорные отношения сохраняются с субподрядными организациями, выполняющими только узкоспециализированные работы. Таким образом, необходимость в инжиниринговых компаниях отпала.

Этот подход утвержден коллегией Министерства обороны в декабре 2015 года. Он позволяет сконцентрировать производственно-материальную базу наших предприятий с учетом специфики выполняемых работ, повысить эффективность использования материальных и людских ресурсов. И самое главное — сохранить наш кадровый потенциал и лучшие традиции, накопленные за 65-летнюю историю агентства специального строительства.

Президент уже поддержал соответствующую инициативу о реформе Спецстроя, с которой выступило военное ведомство. В соответствии с его поручениями, Минобороны и Спецстрой должны в текущем году завершить комплекс мероприятий, направленных на повышение эффективности работы агентства. Напомню, что с 2011 года Минобороны реализует Государственную программу вооружения армии, в рамках которой синхронизированы поставки оружия в войска и возведение объектов для их хранения. Работать приходится в очень жестких условиях. При этом к нам обращаются и другие заказчики, которым важен накопленный опыт специального строительства.

— И для кого, кроме Минобороны, вы ведете работы?

— Например, большой объем строительства ведется в интересах госкорпорации "Росатом": в скором времени я полечу в Саров, чтобы проверить ход строительства объектов федерального ядерного центра. Есть другие важнейшие объекты, в том числе те, что находятся на контроле у руководства страны. В числе наших заказчиков и другие ведомства: госкорпорация "Роскосмос", Министерство промышленности и торговли, концерн воздушно-космической обороны "Алмаз-Антей" и другие.

"Основные проблемы Восточного на данный момент решены"


— Ряд высокопоставленных чиновников считает, что Спецстрой превратился в посредника между государством и частными строительными компаниями, а функции агентства сводятся к получению и перераспределению федеральных денег. Вы согласны?

— Категорически нет. Так могут думать люди, не имеющие представления об организации строительства крупных инфраструктурных объектов, имеющих государственную значимость, которое ведется зачастую в экстремальных условиях и в предельно сжатые сроки. Судите сами. В 2012 году вводилось в строй меньше ста объектов, а в 2015 году мы вели работы уже более чем на 1300 объектах, из которых около 1100 — военная инфраструктура. Представляете, какое количество работы пришлось выполнить строителям?

Как я уже говорил, по сравнению с 2012 годом число предприятий Спецстроя сокращено практически в десять раз. При этом численность строителей осталось прежней. Эта тенденция сохраняется и сегодня — мы сокращаем управленческий персонал с целью снижения расходов на содержание и повышение эффективности экономических показателей. Предприятия должны жить за счет выполнения работ, они имеют на своем балансе имущество, должны выполнять заказы и платить людям зарплату. Поскольку наши предприятия — ФГУПы, все, что они зарабатывают,— это прибыль государства. Очень важно понимать, что наши главки получают деньги по факту сданных объектов. Если уж привлекать дополнительные силы, то это должны быть, прежде всего, местные трудовые ресурсы.

— Но ведь есть космодром Восточный, где регулярно возникают проблемы с многочисленными подрядчиками.

— Нас упрекают, что, мол, на космодроме Восточный одни субподрядчики работают. Но дело в том, что в 2012-2014 годах "Дальспецстрой" не имел столько собственных сил, чтобы обеспечить такой стратегический инфраструктурный проект. На некоторых этапах строительства на космодроме было задействовано 250 субподрядных организаций. Но ведь это разные компании: и те, кто поставляет оборудование, и те, кто оказывает транспортные услуги, и даже те, кто организует питание рабочих. Уже к 2015 году практически все основные здания и сооружения были закреплены за нашими предприятиями. Остались только крупные субподрядчики, задействованные на специализированных видах работ, которые мы не ведем.

При формировании договорных отношений с привлекаемыми организациями в Спецстрое применяется следующий принцип: если субподрядная организация отстает от графиков строительства на более чем семь суток, на объект привлекаются либо собственные силы, либо другие свободные силы. Помимо большого количества субподрядчиков, на Восточном периодически возникали и другие проблемы.

— Сложностей было достаточно. Это касается и обеспеченности проектно-сметной документацией, и недобросовестных поставщиков, и необходимости восстановления проектной документации прошлых лет, и вопросов импортозамещения.

— Например, на космодроме было запроектировано 100% импортного оборудования: вся вентиляция, вся инженерия... И мы совместно с заказчиком вынуждены были искать отечественные аналоги и вносить изменения в проектно-сметную документацию, что, естественно, сказалось на сроках. Сегодня конструктивное взаимодействие с заказчиком налажено, в том числе благодаря нынешнему руководству "Роскосмоса". Основные проблемы на данный момент решены. И, я уверен, пройдет совсем немного времени, и все мы будем гордиться космодромом Восточный.

— Опасений нет, что апрельский пуск будет перенесен?

— Все необходимые строительные работы уже завершены. "Роскосмос" сейчас ведет пусконаладочные работы, проводит комплексные испытания.

— Кто будет выступать генподрядчиком по второй очереди Восточного?

— Не берусь сейчас сказать, поскольку это будет выбор заказчика.

— Что касается отчета по расходованию средств, выделенных на строительство первой очереди космодрома. Когда Спецстрой отчитается по этим расходам?

— По 11 объектам, обеспечивающим первый запуск ракеты-носителя, мы должны отчитаться до конца первого квартала — такое поручение дал нам президент Владимир Путин. Мы эту непростую работу ведем. Ведь необходимо собрать весь состав участников проекта, восстановить исполнительную документацию прошлых лет, хотя многие исполнители, которые ее формировали и подписывали, уже давно не занимают свои должности.

Требуется учесть все затраты на строительство, в том числе и дополнительные, проанализировать акты скрытых работ, связанных с монтажом и устройством скрытых конструкций. Сейчас эти задачи выполняют более ста человек.

— А взысканием долгов с недобросовестных субподрядчиков занимаетесь?

— С недобросовестными субподрядчиками, допустившими нарушения, ведется активная претензионно-исковая работа. Сейчас в судах рассматривается более тысячи исков на сумму почти 62 млрд руб. Более трети из них уже удовлетворены. В 2015 году были вынесены решения суда о взыскании с недобросовестных субподрядчиков почти 24 млрд руб. По Восточному нами подано 31 исковое заявление на сумму более 4 млрд руб. 17 исков уже удовлетворены, взыскано свыше 3,5 млрд руб.

"В истории современной России такая масштабная работа в условиях Крайнего Севера ведется впервые"


— Реконструкцию рухнувшей казармы в 242-м учебном центре ВДВ в Омске проводил один из ваших подрядчиков. Удалось установить, в чем была причина обрушения?

— Все необходимые материалы мы предоставили следствию, и, пока оно ведется, было бы некорректным давать комментарии по этому вопросу. Могу только сказать, что казармы такого типа строились хозяйственным способом, то есть силами военнослужащих воинской части, 40 лет назад.

— Кризисная экономическая ситуация как-то сказалась на Спецстрое? Существует ли угроза срыва или переноса сроков строительства?

— Сложившаяся экономическая конъюнктура, безусловно, сказалась и на заказчиках, и на нас. Но любая кризисная ситуация открывает новые возможности для повышения эффективности работы. Это и оптимизация затрат, унификация проектных решений, снижение себестоимости вложений путем использования собственных сил. Но в 2016 году по линии Минобороны мы построим все объекты в соответствии с выделенными лимитами. В прошлом году мы построили свыше 500 важнейших объектов, в том числе объекты инфраструктуры ВМФ для базирования подводных лодок в Гаджиево. Завершены работы по созданию пусковой площадки для ракеты-носителя "Ангара" в Плесецке. Создана инфраструктура для размещения ракетного полка в Козельске Калужской области. Построены причалы военной гавани в Новороссийске. Создана необходимая инфраструктура для обеспечения боевого дежурства военнослужащих на острове Котельный. Перечислять можно долго.

— Как обстоят дела со строительством объектов в Арктике?

— Стоит сказать, что впервые в истории современной России ведется такая масштабная работа в условиях Крайнего Севера. В Арктике Спецстрой возводит объекты военной инфраструктуры на острове Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа, поселке Рогачево архипелага Новая Земля, острове Средний архипелага Северная Земля, мысе Шмидта и острове Врангеля Чукотского автономного округа; острове Котельный архипелага Новосибирские острова. Работы по дальнейшему размещению подразделений Минобороны России в Арктике продолжатся в 2016-2020 годах. Однако готовность инфраструктуры на всех арктических островах уже позволила приступить к боевому дежурству.

Помимо этого, в стадии проектирования и на этапе подготовительных работ — создание ряда аэродромов в арктической зоне — Тикси, Анадырь, Воркута, Темп и другие. В 2015 году завершено строительство первоочередных объектов — четырех военных баз в Арктике (остров Врангеля, Земля Александры, мыс Шмидта, Новосибирские острова). Работы очень сложные. Проектно-сметная документация также дорабатывалась уже в ходе стройки. На Шмидте и Врангеля корабли не могли из-за погодных условий неделю причалить для разгрузки... Но мы справимся. Все задачи в Арктике выполним.

— Участвует ли Спецстрой в работах по модернизации сирийского порта Тартус, которые были запланированы на 2015 год?

— Нет, мы работы там не ведем.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение