• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Банкирам удвоят срок

Запрет на профессию растянут на десятилетие

Недобросовестным банкирам, потворствующим краху кредитных организаций, грозит ужесточение ответственности — двукратное (с пяти до десяти лет) увеличение срока запрета на профессию, который в отдельных случаях может стать даже пожизненным. Впрочем, по словам экспертов, лазейки для обхода запрета сохраняются, а значит, эффективность ужесточения санкций под вопросом.


Как рассказал зампред Банка России Михаил Сухов, поправки, ужесточающие санкции в отношении банкиров, поучаствовавших в крахе кредитных организаций, будут вноситься в весеннюю сессию ко второму чтению другого блока поправок к закону "О банках и банковской деятельности", уже принятых в первом чтении. В ту его часть, которая касается деловой репутации топ-менеджеров банка (предправления, его заместителей, членов правления, главбуха, его заместителя, глав и главбухов филиалов), членов его совета директоров, официальных собственников. Смысл поправок — увеличить срок запрета на профессию для провинившихся банкиров вдвое: с нынешних пяти до десяти лет. При этом не исключается возможность в особо криминальных случаях (например, как один из вариантов при рецидиве и при разовых грубых нарушениях) введение пожизненной дисквалификации. Последнее — пока лишь обсуждаемая идея, уточнил господин Сухов, не конкретизировав точный порядок масштаба проблем, необходимых для дисквалификации. "Я считаю, что нет ничего недопустимого в пожизненной дисквалификации банкиров при разовых грубых нарушениях. Однако эта мера пока только обсуждается и может применяться после истечения десяти лет, когда завершены процедуры банкротства и можно оценить степень ответственности менеджмента. На этапе отзыва лицензии эту ответственность можно оценить только сослагательно",— заявил он, уточнив, что у этих топ-менеджеров должна быть возможность для обжалования решений о дисквалификации.

До сих пор о радикальном ужесточении наказания раздавались многочисленные, но в основном слова. Наиболее популярной последние несколько лет стала идея пожизненной дисквалификации банкиров.

Такую меру в 2010 году предлагали депутаты, ее так и не реализовали, и по странному стечению обстоятельств комментировал ее тогда состоявший в комитете по финансам Госдумы член фракции КПРФ Алексей Багаряков, подконтрольный которому УИК-банк в 2011 году сам лишился лицензии. В сентябре 2014 года комитет по бюджету и финансовым рынкам Совета федерации предлагал на законодательном уровне запретить топ-менеджерам лопнувших банков занимать руководящие посты в действующих банках — пожизненно. Как рассказывал тогда "Известиям" зампред комитета сенатор Николай Журавлев, такой законопроект будет вскоре внесен в Госдуму. В пресс-службе ЦБ тогда указывали, что это могло бы быть возможным в случаях, когда менеджер повторно довел банк до краха.

Увеличивая сроки нахождения банкиров в черном списке, власти наконец перешли от слов о необходимости ужесточения санкций за крах банков к делу, указывают эксперты. Это не первая попытка ужесточить действующий подход. Но до сих пор ужесточения были точечными. В 2013 году были внесены изменения, устраняющие возможность для недобросовестных банкиров не попадать в черный список через руководство банками в статусе врио. В 2011 году были приняты изменения, позволяющие отстранять топ-менеджеров банков с сомнительной деловой репутацией от управления кредитными организациями задним числом — в случае выявления в отношении уже согласованного с ЦБ топ-менеджера банка фактов, препятствующих его согласованию регулятором, такое согласование ЦБ получил право отзывать. Впрочем, поскольку черный список — не публичный, как использовались на практике данные меры и какой они эффект дали, непонятно.

Неясно это и сейчас. На текущий момент, по данным ЦБ, в черном списке банкиров 4742 человека, а банки продолжают банкротиться, в том числе криминально. И радикального изменения ситуации от нового ужесточения участники рынка не ждут. Дело в том, что действующий подход, вне зависимости от сроков дисквалификации, позволяет недобросовестным банкирам устраиваться на работу в банки на должности, не подлежащие согласованию с ЦБ, к которым не применяются требования о деловой репутации (например, советниками) или, если речь идет о владении банком, осуществлять его опосредованно через третьих лиц. И эту ситуацию предложенные поправки не корректируют. "Видимо, по мнению ЦБ, такое вмешательство в деятельность банков будет уже избыточно, а, принимая даже на неруководящую работу таких лиц, руководство и собственники банков и так рискуют собственной репутацией",— говорит один из банкиров, констатируя, что таким образом лазейка остается. Вопрос включения в черный список руководства и собственников санируемых банков тоже пока не обсуждается: нет факта краха банка, нет и оснований для попадания в черный список. Впрочем, по мнению вице-президента ФБК Алексея Терехова, предложенные меры сами по себе выглядят достаточно жесткими. "Десять лет, в отличие от пяти, которые оставляют хоть какие-то перспективы,— срок, после которого вернуться в профессию, тем более в финансах, очень сложно, такой шаблон даже в СССР существовал",— рассуждает он. Но сразу оговаривается: для добросовестных банкиров, которые допустили крах банка неумышленно, что, конечно, не снимает с них вины, но и не должно полностью выключать их из профессии, в то время как недобросовестные игроки продолжают действовать в других банках.

Юлия Локшина, Светлана Дементьева


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение