• Москва, +11....+21 облачно с прояснениями
    • $ 64,95 USD
    • 73,21 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Hasan Jamali / AP

Влияние и перемирие

Как Саудовская Аравия наказывает Иран с помощью нефтяных цен

Саудовская Аравия усиливает поражающее действие арабского "нефтяного оружия", способного не только стать весомым аргументом в пользу участия в намечающихся переговорах по мирному урегулированию ситуации в Сирии лояльных Эр-Рияду сил и обуздать Иран, но и откликнуться за пределами Ближнего Востока — в России.


Шамсудин Мамаев


За три с половиной месяца, прошедших с начала военной операции российских ВКС в Сирии, отрядам умеренной оппозиции стало очевидно — свергнуть Башара Асада путем восстания невозможно. "Из 15 направлений, на которых ведутся боевые действия в Сирии, на 10 сейчас ведутся боевые действия наступательного характера, на трех осуществляется подготовка к наступлению и лишь на двух направлениях подразделения обороняются",— заявил 22 января начальник Генштаба вооруженных сил России Валерий Герасимов.

Тем не менее за все время совместной работы российских ВКС с сирийской армией было отвоевано всего чуть более 1% потерянной сирийскими правительственными войсками территории: обескровленные четырехлетней войной, верные Асаду военные подразделения оказались неспособны проводить качественные и массированные операции. Прорыв же, согласно плану принятому и утвержденному Советом Безопасности ООН, ожидается в плоскости политического урегулирования (см. материал "Коалиционная ситуация" во "Власти" N48 от 7 декабря 2015 года). Его исполнение должно было начаться 25 января с переговоров умеренной оппозиции и режима Башара Асада, которые повлекли бы за собой заключение перемирия и запустили процесс политического урегулирования. Однако пока этого не случилось — камнем преткновения стал вопрос согласования состава участников переговоров.

Делегацию сирийских властей, видимо, возглавит постпред Сирии при ООН Башар аль-Джафари. Однако с согласованием представителей оппозиции имеются серьезные проблемы. Турция, например, называет террористами и считает неприемлемым участие в этих переговорах представителей курдских движений с севера Сирии. Хотя они, получив военную поддержку со стороны США и России, активно наступают на позиции запрещенного в РФ "Исламского государства", собирая тем самым территорию, которая в перспективе, в зависимости от договоренности, может стать курдским государством или широкой автономией в составе Сирии. Это может послужить примером для турецких курдов. Предотвращая подобное развитие событий, президент Турции Реджеп Эрдоган и борется за полное отстранение курдов от переговоров.

Саудовская Аравия составила свой список фигурантов переговоров еще в декабре прошлого года на конференции оппозиционных движений в Эр-Рияде. Цель переговорного процесса заключается в том, чтобы принудить Башара Асада уйти мирно, иначе война будет продолжена вплоть до его свержения — с таким приветственным словом обратился к собравшимся глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. В результате в "списке Эр-Рияда" оказались лишь те фигуранты, которые являются безусловными сторонниками ухода Башара Асада. В то время как воюющие с ИГ, но сотрудничающие с Дамаском или Москвой группировки курдов и левых сил в список не попали. Более того, свыше 30 фигурантов "списка Эр-Рияда" выдвинули ООН ультиматум: они проигнорируют женевские переговоры, если к ним будет допущена "третья сторона". Подразумевается, что если Москва или какая-то другая "третья сторона" сформирует отдельную делегацию из представителей сирийской оппозиции и она будет допущена к переговорам, то фигуранты "списка Эр-Рияда" откажутся в них участвовать и тем самым сорвут весь процесс. Смысл этой манипуляции — навязать всему блоку умеренной оппозиции и самому переговорному процессу формулу саудовского МИДа.

Россия же заявляла о своем несогласии со "списком Эр-Рияда" еще на стадии его формирования. Кроме того, она настаивала на включении в список террористических организаций двух крупнейших исламистских группировок, приглашенных на эту конференцию — "Ахрар аш-Шам" и "Джейш аль-Ислам". С первой дело разрешилось в достаточно благоприятном для Москвы ключе: "Ахрар аш-Шам" отказалась от участия в работе конференции и в "список Эр-Рияда" не попала. Что же касается "Джейш аль-Ислам", то здесь ситуация сложилась иначе. "Джейш" согласилась участвовать в мирных переговорах, но 25 декабря, через несколько дней после завершения конференции, ее глава Захран Аллуш и еще несколько высших командиров "Джейш аль-Ислам" были убиты в своем бомбоубежище бункерной бомбой. И хотя ответственность за этот удар взяли на себя сирийские ВВС, и сирийские повстанцы, и саудовцы уверены, что это могли сделать только российские ВКС. В результате 20 января, за несколько дней до начала переговоров, сирийские оппозиционеры преподнесли Москве ответный сюрприз — главным переговорщиком от умеренной оппозиции стал Мохамед Аллуш, один из лидеров "Джейш аль-Ислам" и брат покойного Захрана. Чтобы понять, что представляет из себя сирийская умеренная оппозиция саудовского образца имеет смысл взглянуть на то, что представляет из себя "Джейш аль-Ислам".

Свою первую боевую организацию "Лива аль-Ислам" Захран Аллуш, активный салафист и сын живущего в Саудовской Аравии религиозного деятеля, создал после выхода из тюрьмы в результате амнистии 2011 года. Первой крупной акцией группировки, базирующейся в суннитских пригородах Дамаска Дума и Восточная Гута, стал взрыв заминированного автомобиля 18 июля 2012 года вблизи штаб-квартиры военной разведки Сирии. В результате этого теракта погибли министр обороны и его заместитель, близкий родственник Башара Асада.

На следующий день, 19 июля указом саудовского короля Абдуллы руководителем Главного разведуправления Саудовской Аравии был назначен принц Бандар бен Султан, сохранивший за собой также прежнюю должность генерального секретаря Совета национальной безопасности в ранге министра. Это назначение не было случайностью — по слухам, именно принц Бандар "заказал" Аллушу столь громкий теракт, и его успех убедил короля Абдуллу, что принц как раз тот человек, который ему нужен, чтобы "свалить" режим Асада. Поскольку Абдулле уже было ясно, что санкционированное им сирийское политическое урегулирование под руководством спецпредставителя ООН и ЛАГ Кофи Аннана окончательно провалилось, ему потребовалась новая стратегия — интервенция по ливийскому образцу. Принц Бандар подходил для ее подготовки как нельзя лучше — он блестяще отслужил свыше 20 лет послом в США, получил за свою связь с семейством Бушей кличку Бандар Буш, приобрел обширные связи в американском истеблишменте и приобрел репутацию хорошего "кризис-менеджера". И на следующий день после теракта Аллуша отряды Свободной сирийской армии, как по сигналу, устремились в Алеппо и завязали там кровавую бойню, которая продолжается вплоть до сегодняшнего дня.

Однако американская интервенция так и не состоялась — даже теракт с применением химического оружия в контролируемом Аллушем пригороде Дамаска не смог спровоцировать Барака Обаму. Помешал этому Владимир Путин. Предложив Вашингтону план химического разоружения Сирии, он переиграл главу саудовской разведки. И тогда принц сам отправился в Москву, желая лично "уговорить" российского президента экономическими контрактами и прочими посулами не прибегать к праву вето в Совбезе ООН при обсуждении вопроса об интервенции в Сирию. Исчерпав все дипломатические уловки, Саудовская Аравия в октябре 2013 года демонстративно отказалась от места в Совете Безопасности ООН и предоставила принцу Бандару полномочия на создание, вне рамок сотрудничества с ЦРУ, автономной и финансируемой самими саудовцами исламистской группировки в Сирии. Для войны на два фронта — против Башара Асада и "Аль-Каиды".

Эр-Рияд сбивал цены на нефть, чтобы наказать Иран "рублем" из-за угрозы, которую создавала для Саудовской Аравии поддерживаемая Тегераном "Ансарулла"

Так в ноябре 2013 года в Сирии возникла коалиция "Джейш аль-Ислам" — в нее вошли свыше 60 повстанческих группировок, действовавших в основном в окрестностях Дамаска. И еще свыше 150 группировок выразили желание присоединиться — слухи о щедром саудовском финансировании разжигали аппетит. Захран Аллуш стал ее главой, "Лива аль-Ислам" — доминирующей фракцией. Таким образом, с помощью принца Бандара и саудовских денег Захран стал лидером одной из крупнейших джихадистских "армий" в Сирии, крепко державшей в своих руках ключ к Дамаску — его суннитские пригороды.

Командиром Аллуш был незаурядным — сам факт того, что он так долго удерживал линию фронта прямо в столице страны, где сосредоточены лучшие силы Асада, говорит об этом. Учитывая, что Аллуш направлялся и финансировался саудовской разведкой, думается, что "Джейш аль-Ислам" и ее лидера можно назвать сирийским антиподом ливанской "Хезболлы" и Хасана Насраллы, управляемых Тегераном. Поскольку Захран, как и Насралла, был не просто командир, но и салафитский проповедник. Ранее, в 2013 году, он высказывался крайне резко против шиитов и алавитов, обещая очистить "земли Шама" (Сирия) от "занесенной ими сюда грязи". "Наша страна мечтает об исламском государстве, а нусайри (презрительное обозначение алавитов) — еще худшие неверные, чем евреи и христиане", учил он своих последователей. Почтительно называя при этом Осаму бен Ладена шейхом, а его последователей из "Джебхат ан-Нусры" своими братьями, поскольку "мы воевали с ними плечом к плечу".

Но при этом сам Захран не участвовал в глобальном джихаде и в списках международных террористов не числился. Более того, "Джейш аль-Ислам" даже выпустила видеоролик, где в типично игиловском стиле показала экзекуцию своими моджахедами 18 "черных" террористов из ИГ. Поэтому Вашингтон, в отличие от Москвы, не возражал против его допуска к переговорам. С другой стороны, Захран Аллуш, благодаря приобретенному опыту и авторитету, был более чем ценным агентом саудовского влияния в Сирии. Так что Эр-Рияд наверняка воспринял его устранение в самом начале сирийского политического урегулирования как свидетельство того, что Россия действует в Сирии как явно враждебный ему игрок, ставящий интересы Башара Асада выше саудовских интересов. В итоге Эр-Рияд вычеркнул из "списка Эр-Рияда" всех протеже Москвы, в ответ из этого списка был вычеркнут лучший из всех саудовских протеже.

Под самый Новый год, 29 декабря, Саудовская Аравия преподнесла Москве и Тегерану новый сюрприз: она заложила в свой бюджет на 2016 год цену нефти в размере $29 за баррель. А 2 января казнила по обвинению в терроризме шиитского проповедника Нимра ан-Нимра и после вспыхнувших в Иране волнений разорвала с ним дипломатические отношения.

Если выстроить в один ряд эти три события — "список Эр-Рияда", угрозу катастрофического падения цены на нефть и казнь Нимра ан-Нимра,— то получается, что ваххабитское королевство ведет не переговоры, оно готовится к войне и выставляет России и Ирану свой ультиматум. Причем главным оружием против России будет легендарное арабское "нефтяное оружие", а против Ирана — террор.

Характерна реакция Вашингтона: "Мы знаем, что лучше достичь политического решения, но мы готовы, если оно будет невозможно, найти военное решение этой операции и дать отпор "Исламскому государству"",— заявил 24 января, после встречи с Эрдоганом в Турции вице-президент США Джо Байден. Разъяснив тем самым сделанное ранее заявление главы Пентагона Эштона Картера о том, что США задействуют для борьбы с ИГ и сухопутные войска. Так что, похоже, что Белый дом принял к сведению формулу аль-Джубейра, договорился с Турцией и теперь выжидает, кто все же уступит: Россия или Саудовская Аравия.

Нынешний обвал цен на нефть в значительной мере обусловлен и тем, что Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) никак не реагирует на избыток предложения и отказывается сокращать добычу черного золота. ОПЕК как эффективный картель больше не работает, это признают все аналитики, расходясь лишь анализе причин такого положения дел. Не исключено, что Саудовская Аравия после своей интервенции в Бахрейн отказалась от роли "честного маклера" и стала использовать свои возможности в ОПЕК в качестве нефтяного оружия против Ирана.

Все началось с того, что в конце июня 2011 года бывший глава саудовской разведки принц Турки аль-Фейсал предложил НАТО вместо бомбардировочных ударов против объектов иранской ядерной программы, на которых настаивал Израиль, применить арабское "нефтяное оружие". "У Саудовской Аравии такие резервные возможности производства (нефти.— "Власть"), что мы практически немедленно сможем заменить весь объем иранской добычи",— заявил Турки аль-Фейсал. Подобная "мягкость" принца объясняется тем, что Эр-Рияд, в отличие от Тель-Авива, боится не столько появления ядерного оружия у Ирана, сколько стремится пресечь иранское финансирование инсургентов в своей, населенной шиитами, Восточной провинции и в других арабских странах.

Предложение принца Фейсала позволило президенту США Бараку Обаме запретить 29 декабря 2011 года любые трансакции американских банков с Центробанком Ирана и пригрозить санкциями всем тем странам и их фирмам, которые продолжат сотрудничество с ЦБ Ирана. Цель запрета — максимально затруднить или даже сделать невозможным оплату импорта иранской нефти другими странами. Параллельно американский флот парировал угрозу Тегерана перекрыть Ормузский пролив, а Саудовская Аравия и эмираты незамедлительно заполнили образовавшийся вакуум поставок нефти. Это было на редкость "чистое" применение нефтяного оружия — мировой баланс спроса/предложения нарушен не был и никто, кроме Ирана, не пострадал. Сам же Эр-Рияд только выиграл, поскольку забрал себе значительную часть иранской квоты на рынке.

Однако осенью 2013 года, когда Барак Обама с подачи Москвы отказался от интервенции в Сирию, а затем начал готовить соглашение с Ираном по его ядерной программе, традиционный союз США и Саудовской Аравии дал трещину, и Эр-Рияд поручил принцу Бандару открыть собственный джихадистский фронт в Сирии. Любопытно, что параллельно ИГИЛ перенацелился с Сирии на Ирак и одержал здесь свои самые блестящие победы: в феврале он установил контроль над Эль-Фаллуджей и Рамади, после чего Вашингтон добился отставки принца Бандара, а в июне захватил Мосул и провозгласил создание "Исламского государства".

Это событие, породило тогда как резкое обострение саудовско-иранского противостояния, так и ту самую волну катастрофического понижения мировой цены на нефть, которую из-за ее высокой корреляции с ключевыми событиями шиитско-суннитского противостояния вполне можно охарактеризовать как запуск Эр-Риядом арабского "нефтяного оружия". Мировые биржи зафиксировали падение цены нефти практически синхронно с возникновением ИГ. Однако первые подозрения возникли в России лишь в октябре, когда цена барреля упала ниже критического уровня для саудовского бюджета ($85), но Эр-Рияд продолжал бездействовать. Моментом истины для аналитиков стал саммит ОПЕК 27 ноября 2014 года — цена нефти упала уже до $76, и не только члены ОПЕК, но и Россия стали настоятельно побуждать Эр-Рияд к действию. Однако Саудовская Аравия, ссылаясь то на желание притормозить разработку сланцевой нефти в США, то на нежелание России сокращать добычу нефти, не только не попытался остановить падение цены на нефть, а наоборот — дала ясно понять, что готова примириться и с ценой порядка $60. Рынок намек понял, и цена нефти покатилась вниз.

Причину столь странного поведения Эр-Рияда прекрасно сформулировал журнал Spiegel: "нынешние "жалкие цены на нефть обходятся Саудовской Аравии в миллиарды. Однако шейхи готовы терпеть убытки — лишь бы достать своего архиврага. Шиитский режим в Тегеране является основным противником саудитов на Ближнем Востоке. И Саудовская Аравия в этой региональной холодной войне использует нефть как оружие".

Страх того, что волнения в Бахрейне перекинутся в граничащую с ним Восточную провинцию заставил Эр-Рияд послать туда свои войска. Казненный Нимр — широко известный и оппозиционно настроенный шиитский клирик из города Катиф, расположенного как раз в этой провинции. "В своей общественной жизни Нимр был тесно связан с "Хезболлой аль-Хиджаз", вооруженной хомейнистской группой, укоренившейся в этом городе и активно действующей в Восточной провинции, Кувейте и Бахрейне. Будучи одним из лидеров этой организации, Нимр проповедовал, что их суннитские королевские династии нелегитимны и призывал к вооруженной борьбе против саудовской власти",— пишет бывший советник Турки Наваф Обаиф.

Насколько правдивы эти обвинения, сказать трудно — нам известно лишь то, что саудовские силовики весьма подозрительны и их страх перед иранским вмешательством носит во многом параноидальный характер. Вашингтону не удалось обнаружить какие-либо следы иранского вмешательства в шиитские волнения в Бахрейне, саудовскую интервенцию это не предотвратило. Как бы то ни было, но вынесение смертного приговора Нимру в октябре синхронизируется с захватом шиитской "Ансаруллой" столицы Йемена, а его казнь — с прекращением перемирия с "Ансаруллой" из-за постоянных обстрелов ими территории Саудовской Аравии.

Другими словами, Эр-Рияд в обоих этих случаях сбивал цены на нефть, чтобы наказать Иран "рублем" из-за той угрозы, которую создавала для Йемена и Восточной провинции Саудовской Аравии поддерживаемая Тегераном "Ансарулла". Похоже, что и Нимр поплатился головой за то, что мог бы сделать, с точки зрения саудовских спецслужб,— спровоцировать в нужный момент волнения в Восточной провинции и подключить "Хезболлу". Эти два случая наглядно демонстрируют тот факт, что саудовское нефтяное оружие нацелено сейчас не на Россию, а на Иран — России же достается "за кампанию". Тем не менее если начинающиеся переговоры по Сирии не приведут к перемирию, то Саудовская Аравия вполне может обратить свое внимание, к примеру, на российский Северный Кавказ.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение