• Москва, +16....+22 малооблачно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

«С Западом больше не будет “бизнеса как обычно”»

Глава МИД РФ Сергей Лавров подвел внешнеполитические итоги 2015 года

Сегодня состоялась традиционная пресс-конференция министра иностранных дел России Сергея Лаврова по итогам прошедшего года. На нее аккредитовалось более 420 российских и зарубежных журналистов. Открывая пресс-конференцию, министр Лавров признал: «Год был сложным». “Ъ” приводит его самые яркие цитаты о внешней политике РФ и ситуации в мире.


Об отношениях с Западом


«Пока мы отмечаем продолжение весьма неконструктивной и опасной линии в отношении России, включая укрепление военного потенциала НАТО вблизи наших границ, создание европейского и азиатского сегментов глобальной ПРО США, к работе над которой подтягиваются и европейские страны, и страны Северо-Восточной Азии».

«Продолжается инерция попыток сдерживать Россию, хотя эта линия давно должна была быть сдана в архив истории. Продолжаются попытки извлекать односторонние выгоды и даже наказывать нас за самостоятельную внешнюю политику. Конечно же, мы учитываем и будем учитывать это в наших действиях, это не наш выбор».

«Наши западные коллеги иногда говорят, что с Россией больше “бизнеса как обычно” не будет, и я убежден, что это именно так. В этом мы сходимся с ними. Больше не будет “бизнеса как обычно”, когда нам пытались навязывать договоренности, которые учитывают прежде всего интересы либо Евросоюза, либо США, и убеждали, что это не нанесет ущерба нашим интересам. Эта история закончена».

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

О Евросоюзе и НАТО


«Мы не заинтересованы в том, чтобы ЕС ослабевал, чтобы в нем появлялись тем более какие-то трещины, чтобы он раскалывался. Мы заинтересованы в едином, сильном ЕС, с которым комфортно работать и в экономике, и по всем другим вопросам, но мы не можем не видеть происходящего».

«Кто определяет блоковую дисциплину (в НАТО.— “Ъ”)... Наш президент совсем недавно сказал, что проблема не в том, что это натовские идеи, натовские попытки навязывать всем свою волю. Европа — член НАТО. Проблема в том, что решения в НАТО принимают Соединенные Штаты, а Европа просто “берет под козырек”».

«Мы открыты для поступательного развития сотрудничества с ними (США и ЕС.— “Ъ”), но только на равноправной, взаимовыгодной основе при невмешательстве во внутренние дела друг друга, при уважении принципиальных интересов каждой стороны».

Об информационных войнах


«Продолжались (в 2015 году.— “Ъ”) интенсивные медийные кампании (против РФ.— “Ъ”). В ряде случаев происходили информационные войны, в рамках которых были попытки не допустить распространение альтернативной информации...»

О докладе британского суда по делу Александра Литвиненко


«Судья (Роберт.— “Ъ”) Оуэн, зачитывая свои заключения, не сделал ни одного обвинения, которое не сопровождалось бы словами “возможно”, “вероятно”. Он даже сказал, что дело основано на “веских косвенных доказательствах”... Все выводы основаны на каких-то показаниях селективно подобранных свидетелей, лиц необъективных, либо на засекреченных показаниях».

«Спектакль вокруг “дела Литвиненко” наши отношения (между Россией и Великобританией.— “Ъ”) очень серьезно осложнит. Причем отношения осложнятся без всяких “возможно”, “вероятно”, “может быть”. Они точно осложнятся».

Об информации об изнасиловании мигрантами в Берлине русской девочки


«Надеемся, что не будет (больше.— “Ъ”) случаев, как с нашей девочкой Лизой в Германии, мы работаем с адвокатом ее семьи. Ясно, что девочка совершенно недобровольно исчезала на 30 часов. Я думаю, что здесь должны торжествовать правда и справедливость. Надеюсь, что эти миграционные проблемы не будут вести к попытке политкорректно залакировать действительность в каких-то внутриполитических целях, это было бы неправильно».

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Об экономическом кризисе


«Ситуация в мировой экономике оставалась нестабильной. Это почувствовали все страны, включая Россию... На этом фоне мы наблюдали попытки обеспечить свои интересы за счет других, создать замкнутые экономические союзы».

О «Северном потоке-2»


«Мы не могли ждать перемены настроения в Брюсселе в отношении “Южного потока” и стали искать альтернативу, потому что Европе нужен российский газ. Украинский транзит ненадежен, вы в этом можете убеждаться ежедневно, каждый день какие-то заявления делают наши украинские соседи: то, что они в десять раз повысят цену на транзит, хотя цена обозначена в контракте, ну и так далее».

«“Северный поток-2” — это экономический, коммерческий проект, он выгоден Германии и всей Европе, выгоден России. То, что пытаются этот проект подвергать идеологической критике и призывать не сотрудничать с Россией, потому что это будет во вред Украине,— это попытки наши отношения затруднить, осложнить со стороны».

О минских соглашениях по Донбассу


«Далеко не все договоренности были выполнены. Прежде всего (не были выполнены.— “Ъ”) те, которые касаются обязательств Киева по налаживанию диалога. Задачи остаются неизменными. Все они закреплены в минских документах. Мы будем требовать их неукоснительного исполнения в соответствии с дополнительными договоренностями и усилиями, предпринятыми лидерами “нормандского формата”... Мы привержены исключительно мирному урегулированию, мы будем способствовать, чтобы украинцы восстановили национальное согласие».

«Украинские власти пытаются эти минские соглашения защищать не путем их последовательной и честной реализации, а путем подыгрывания радикалам, которые пытаются эти соглашения либо оспорить, либо извращенно, недобросовестно интерпретировать».

«То, что западные санкции (против РФ.— “Ъ”) продлеваются, воспринимается Киевом как согласие Запада с тем, что Киев минские договоренности не выполняет».

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

О словах премьера Украины Арсения Яценюка, что изменения конституции страны должны быть одобрены на референдуме


«Мне это сложно комментировать, потому что “Минск-2” подписал и одобрил президент Петр Порошенко... За внешнюю политику все-таки отвечает президент, а если ориентироваться на высказывания господина Яценюка, то он много чего говорит... Он даже стращал Европу тем, что следующей после украинской агрессии будет нападение на Германию и Францию — это было год назад, не знаю, помните или нет. Вообще, немножко странно — он был таким неплохим министром и какое-то время министром иностранных дел был, и мне казалось, разумный человек, вникал в аргументы, действовал адекватно. Очевидно, попал под дурное влияние».

Об отношениях с Грузией


«Грузинский народ не должен расплачиваться разрывом связей со своими российскими соседями. Расплачиваться этим за преступные ошибки Саакашвили (экс-президент Грузии Михаил Саакашвили.— “Ъ”) — это несправедливо. Не мы разрывали дипломатические отношения. Мы поступили в полном соответствии с нормами международного права. У нас не было другого варианта, кроме как признать их (Абхазии и Южной Осетии.— “Ъ”) независимость, чтобы обеспечить их безопасность».

«Михаил Саакашвили вообще знаменит провокациями, которые делаются часто по его собственной инициативе, но также и по заказу».

«Двусторонние отношения выходят из глубокой заморозки... К нашему общему удовлетворению возобновилась торговля напитками, продовольственными товарами, идут переговоры по линии “Газпрома”. Это прагматический процесс, отвечающий интересам обеих сторон... Мы делаем все, чтобы облегчить гуманитарные связи... Готовы пойти в перспективе на безвизовый режим, но это будет странно в период, когда у нас нет дипотношений, которые разрывали не мы».

«Я, кстати, открыт к контактам со своим грузинским коллегой. Уверен, что и другие контакты возможны. Президент (Владимир Путин, президент РФ.— “Ъ”), когда его спросили об этом, отнюдь не исключал такой возможности».

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Об угрозе терроризма


«Продолжалось и усугублялось (в 2015 году.— “Ъ”) множество конфликтных ситуаций — Сирия, Ирак, Йемен, Украина, в Африке много государств... Все это происходило на фоне беспрецедентного усиления террористической угрозы. Все мы были свидетелями жутких терактов против граждан России и других стран. Терактов, которые провоцировали массовый исход населения, в том числе на территорию Евросоюза».

«Только военным путем терроризм победить невозможно, необходимо сочетать вооруженные действия с политическими действиями по урегулированию конфликтов, с мерами по недопущению использования террористами экономической инфраструктуры, которую они захватывают наподобие того, как это сделало ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация “Исламское государство”.— “Ъ”) в Ираке и Сирии и поставляет контрабандную нефть и прочие контрабандные товары в Турцию для реализации... Важно противодействовать экстремистской идеологии».

Об усилиях России по борьбе с терроризмом


«Действия российских ВКС помогли переломить ситуацию в Сирии. Они помогли обеспечить сужение контролируемого террористами пространства. Прояснилась картина, кто борется с террористами, а кто является их пособником и пытается их использовать в своих эгоистических целях».

«Россия стремилась действовать активно, как постоянный член Совета Безопасности ООН. Мы действовали не только отстаивая национальные интересы, но и реализуя свою ответственность за положение дел в мире. Наше активное участие в антитеррористической борьбе способствовало принятию целого ряда важных резолюций Совета Безопасности ООН, направленных на пресечение финансирования терроризма, на пресечение феномена иностранных террористов-боевиков. Мы добиваемся добросовестного их выполнения и честных подробных отчетов секретариата ООН о том, как и кто выполняет свои обязательства по этим важнейших документам».

Об урегулировании сирийского кризиса


«Мы активнейшим образом способствовали формированию международной группы поддержки Сирии и запуску так называемого венского процесса. Нахождение развязок самых сложных проблем возможно лишь при уважении международного права».

«Когда пытаются эту борьбу (с терроризмом.— “Ъ”), коллективность этой борьбы обуславливать не относящимися к делу вещами типа “вот вы согласитесь на смену режима, например в Сирии, и тогда начнем бороться с терроризмом по-настоящему коллективно и координировать свои действия”, это уже, я считаю, большая ошибка тех политиков, которые такую позицию занимают».

О судьбе президента Сирии Башара Асада


«В Москве (20 октября 2015 года.— “Ъ”) мы договорились о том, что президент Асад в ходе политического процесса, для участия в котором он готов направить делегацию, будет готов рассматривать политические реформы, реформы, которые в конечном итоге были заложены в решениях Венской группы и в резолюции Совета Безопасности 2254... Ни о каком политическом убежище (в России для Башара Асада.— “Ъ”) никто не просил, никто ничего подобного не предлагал».

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

О курдах


«Курды — эффективный отряд в борьбе с так называемым “Исламским государством”... Мы слышим в последнее время сомнения отдельных, даже я бы сказал, одного члена международной группы поддержки Сирии в отношении того, приглашать ли сирийских курдов, а именно Партию демократического союза. Исхожу из того, что без этой партии, без этого участника переговоры не могут принести результата, которого мы хотим, а именно окончательного политического урегулирования в Сирии».

«С самого начала появления этой террористической угрозы (со стороны ИГ.— “Ъ”) мы учитывали потребности курдов в поставках наших вооружений в Ирак. Но эти поставки осуществлялись через центральное правительство, через Багдад. Мы в полной мере уважаем суверенитет и территориальную целостность Ирака».

О ядерной проблеме КНДР


«Задача не в том, чтобы не было ядерного оружия у КНДР. А чтобы ни у кого на полуострове не было ядерного оружия — ни у Пхеньяна, ни у Сеула, ни у США. США не должны завозить элементы ядерного арсенала на Корейский полуостров».

«Сейчас мы консультируемся и с американцами, и с нашими китайскими друзьями, с представителями Республики Корея, Японии по поводу того, что это было (об информации про испытание Пхеньяном водородной бомбы 6 января.— “Ъ”). Мы не уверены, что это было испытание водородной бомбы. Если бы это было так, это бы означало среди прочего, что резолюции Совета Безопасности, которые ввели жесткие ограничения на поставку в КНДР любых материалов, касающихся ядерной программы, неэффективны».

«Мы слышали о предложении Южной Кореи, чтобы сначала собраться в формате “шесть минус один”, то есть без Северной Кореи. Я не думаю, что это хорошая идея, потому что это опять будет означать, что кого-то пытаются изолировать».

Подготовил Павел Тарасенко

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение