• Москва, -7...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ

РСХБ санкционировал убыток

Банк отразил в отчетности рекордные потери

Санкции оказывают парадоксальное влияние на некоторые подпавшие под них банки. Так, Россельхозбанк (РСХБ) под конец года решился показать истинный масштаб потерь, существенно доформировав резервы по ссудам, а в будущем году и вовсе прогнозирует выход в плюс из рекордного за все время кризиса убытка по итогам 2015 года более чем в 70 млрд руб. Впрочем, несмотря на попытку отразить и тут же закрыть проблемы, покрытие просроченной задолженности резервами у банка все же существенно ниже 100%, предупреждают эксперты.


Как следует из отчетности Россельхозбанка по РСБУ на 1 января (есть в распоряжении "Ъ"), его чистый убыток за 2015 год составил 72,6 млрд руб. Это рекорд для него с 2008 года. Отчетность всех банков по РСБУ должна быть опубликована на сайте ЦБ сегодня. По итогам 2014 года РСХБ получил убыток почти в 10 раз меньший, чем в 2015 году — 7,5 млрд руб. При этом фактически половину убытка минувшего года (39,7 млрд руб.) обеспечил декабрь, когда были начислены большие резервы на возможные потери по ссудам. "Убыток, полученный банком в декабре 2015 года, связан с доформированием резервов на 30 млрд руб. В подавляющей части по кредитам, выданным в 2006-2010 гг. Всего по итогам 2015 года банк направил в резервы более 80 млрд руб., продолжив политику ускоренного создания резервов, начатую в 2014 году (50 млрд руб.)",— пояснил финансовый результат РСХБ зампред правления банка Кирилл Левин. Связаться с Юрием Трушиным, который почти до середины 2010 года руководил РСХБ, вчера не удалось. Дополнительная причина, повлиявшая на рост убытка,— особенность инвестиционной модели кредитования банка, в портфеле которого более 70% кредитов выданы на срок свыше года, уточняют в РСХБ. Из-за этого, по словам господина Левина, процентная маржа в 2015 году восстанавливалась медленнее, чем у других игроков.

Банк нуждался в существенном дорезервировании. Объем просроченных долгов в его корпоративном портфеле по РСБУ вырос за год с 165,8 млрд руб. до 226,2 млрд руб. Уровень просрочки — с 13,4 до 14,9%. Правда, дорезервирование было актуально и до декабря: например, по итогам ноября просрочка достигала 16%, октября — 15,3%. Тот факт, что доведение резервов до требуемого уровня произошло именно в декабре, когда банки, напротив, стараются максимально улучшить картину в отчетности по году, так как именно на нее смотрят инвесторы, в РСХБ объясняют необычно — санкциями. "С одной стороны, после введения секторальных санкций итоговый результат по году для нас сейчас не так важен. Мы сейчас не проводим новые размещения на внешних рынках,— говорит господин Левин.— С другой стороны, в 2015 году мы практически удвоили свой капитал (плюс 200 млрд руб.), что явилось основной базой для создания резервов. По линии Минсельхоза — 10 млрд руб., по линии АСВ — на общих основаниях 68,8 млрд руб. За счет рыночных привлечений через субординированные облигации — 40 млрд руб., $1,150 млрд — в субординированный депозит сроком на шесть лет от крупнейшего клиента".

"Пополнение капитала позволило РСХБ абсорбировать рост потерь по кредитам,— указывает аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин.— Хотя темпы роста просроченной задолженности в кредитном портфеле РСХБ в 2015 году были ниже, чем в среднем по отрасли, за счет ранее накопленных проблем доля необслуживаемой задолженности остается выше, чем в среднем по системе". При этом оценить, какие именно кредиты становятся проблемными — выданные несколько лет назад или недавно,— непросто. "Однако замечу, что в последние годы темпы роста кредитования у банка существенно снизились, как следствие — снизилась вероятность приобрести большой объем дополнительных проблем,— рассказывает аналитик Moody`s Ольга Ульянова.— Кроме того, в условиях санкций сельское хозяйство чувствует себя неплохо".

Дефицит резервов всегда был слабым местом РСХБ, указывают эксперты. "Кредитный портфель РСХБ исторически был существенно недорезервирован,— отмечает Ольга Ульянова.— В случае с РСХБ мы считаем "проблемными" не только кредиты, просроченные на 90 дней, но и кредиты "под наблюдением" (watchlist в МСФО), поскольку, по нашему мнению, вероятность их миграции в просроченные велика". По оценкам Moody`s, на середину 2015 года портфель проблемных кредитов был зарезервирован лишь чуть более чем на треть. На 1 января 2015 года, согласно отчетности банка, покрытие резервами просроченной задолженности составляло 87%, на 1 декабря 2015 года — 66%, на 1 января 2016 года — 78%. Для сравнения — у Сбербанка этот коэффициент на 1 января 2016 года составлял 190%.

В РСХБ пояснили, что снижение коэффициента покрытия связано с тем, что невозвратные кредиты банк списывает за счет резервов, а более новая просрочка может частично носить технический характер и не требует 100% резервирования. "Всего за последние пять лет мы создали 240 млрд руб. резервов по проблемному кредитному портфелю и считаем, что на данный момент резервы сформированы в объеме, адекватном его качеству",— настаивают в банке. Там даже и после получения рекордного убытка настолько оптимистичны, что "не ждут существенного ухудшения в 2016 году, если только не случится каких-то катастрофических событий макроэкономического характера", и в этом году и вовсе "планируют выйти на положительный финансовый результат".

Юлия Локшина


рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение