• Москва, 0...-2 снег
    • $ 63,39 USD
    • 68,25 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Потапов / Коммерсантъ

Приказано выжать

Светлана Сухова: в стране складывается штрафная экономика

Нехватка денег в бюджете вынуждает власть все чаще искать недостающие средства в карманах россиян. Причем не только путем увеличения налогов или введения новых сборов, но и за счет штрафов. За годы санкций и кризиса как-то незаметно стала складываться "штрафная экономика", принесшая только за 11 месяцев 2015 года в 4 раза больше денег, чем налог на имущество физлиц. "Огонек" изучал феномен


Светлана Сухова


В прошлом году расходы россиян существенно выросли, тогда как реальные доходы упали на 5 процентов. В 2016-м тенденция сохранится: по прогнозам, доходы упадут еще на 10 процентов, а расходы, напротив, вырастут: дело тут не только в инфляции, но и в повышении налогов уже в этом году. И это притом что граждане и так стали отдавать в казну больше: только за 11 месяцев прошлого года в сравнении с аналогичным периодом 2014-го сборы одного только налога на имущество физлиц выросли на 16 процентов, а транспортного — на 23 процента. Но бюджет пополнили не только налоги: за тот же период (11 месяцев) поступило и 115,371 млрд рублей штрафов. Для сравнения: физлица заплатили транспортного налога 101,93 млрд рублей, единый налог на вмененный доход (один из вариантов "упрощенных" налогов для малого бизнеса, оказывающего услуги) дал казне 78 млрд, а налог на имущество физлиц — "только" 28,3 млрд рублей. То есть доходы от штрафов сравнялись по величине с рядом налоговых сборов, а то их и превзошли. И что немаловажно: штрафы собирать куда как проще, чем взращивать малый бизнес.

Штрафуют всех!


Самыми "доходными" для региональных бюджетов являются, конечно, штрафы за нарушение ПДД: за 11 месяцев 2015 года только они принесли им 54,316 млрд рублей. При этом де-юре власти не могут рассчитывать при планировании бюджетов на доходы от штрафов. Исключение — штрафы за нарушения правил перевозки крупногабаритных и тяжелых грузов — они напрямую зачисляются в Федеральный дорожный фонд (кстати, за 3 года их сбор вырос почти вдвое — с 0,9 до 1,6 млрд рублей).

Но то де-юре, а де-факто все иначе. "Штрафы за нарушение ПДД явно рассчитаны не на предупреждение нарушений, а на пополнение бюджетов. Региональные власти не скрывают, что строят планы с учетом таких доходов: даже в техзаданиях конкурсов среди компаний, занимающихся установкой и обслуживанием систем видеофиксации, пишется, сколько может быть собрано штрафов",— пояснил "Огоньку" депутат Госдумы, лидер партии "Автомобильная Россия" Вячеслав Лысаков. По его словам, если бы такого расчета не было, власти бы иначе себя вели...

В одном районе Подмосковья, например, водители так привыкли к видеокамере и "лежачему полицейскому" перед ней, что перестали нарушать ПДД. Если бы целью было наведение порядка, камеру тихо переместили бы в другую "горячую точку", оставив на прежнем месте муляж, но вместо этого убрали "полицейского": пусть-де водители лихачат и платят.

Случай не единичный, но для получения штрафного дохода все средства хороши. Как известно, единой системы сертификации аппаратов фото- и видеофиксаций нарушений до сих пор нет. Росстандарт документы только подписывает, а экспертизу аппаратуры проводят частные компании и насколько качественно, не ведомо. Отсюда и разброс в погрешностях измерений.

К "письмам счастья" (квитанциям об оплате штрафов за нарушение ПДД) россияне уже привыкли. Счастье эта рассылка приносит разве что местным бюджетам. Россиянам же только с этого года стала доступна 50-процентная скидка по оплате штрафа, если он будет погашен в 20-дневный срок с момента его вынесения. Все бы ничего, но льгота действует только для разных типов нарушений, да под нее еще и не все из них попадают.

К слову, заработать на штрафах государство могло бы в разы больше, достаточно перенять, например, опыт ближайших соседей — финнов: Юсси Салонойа заплатил самый большой в мире штраф за превышение скорости — 200 тысяч долларов, а все потому, что сумма его исчисляется в процентах от годового дохода (финн оказался миллионером). Вот только одни из самых прибыльных ныне для российских властей парковочные штрафы и эвакуации там не в почете — "стоят" дешево на фоне остальных нарушений (алкоголь, непристегнутый ремень, проезд на красный свет).

В России все иначе. Пример Москвы оказался заразителен. За пределами МКАД спешно перенимают опыт: в Красноярске в один из январских дней платные парковки собрали 10 тысяч рублей (для Москвы такая цифра — что капля в море), а в Рязани сделали платный въезд на вокзал — водители учатся выгружать багаж и пассажиров за 15 бесплатных минут.

Москвичи этот навык давно освоили, поэтому, чтобы собрать с них деньги, приходится импровизировать. Например, власти вводят платную парковку, а потом, приучив население к ее наличию, запрещают. Как вариант: можно установить запрещающий знак тыльной стороной — "небрежность" дорожной службы, стоящая 2,5 тысячи рублей штрафа. Знак платной стоянки можно поставить бок о бок рядом с запрещающим: то ли бесплатно стоять опасно, а за деньги — пожалуйста, то ли штрафовать будут выборочно.

В Думе попробовали было отстоять права инвалидов и ужесточили ответственность за парковку на местах для них. Результат: число специальных паркомест в Москве увеличилось в разы. Нужно ли столько инвалидам, вопрос, а вот неинвалидам парковаться подчас стало негде. Случаются и курьезы: рядом с домом, где проживает всего один инвалид, было организовано 57 специальных паркомест, результат — часть автовладельцев из этого дома заплатили по 5 тысяч рублей штрафа.

Только за прошлый год парковки Москвы "заработали" 1,5 млрд рублей (по официальным данным), а если по неофициальным, то в 2-2,5 раза больше. С другой стороны, на их оборудование затрачено в десятки раз больше средств. Как и на строительство платных дорог, которые уже по стоимости проезда опережают куда лучше оснащенные европейские аналоги ("Огонек" писал об этой проблеме в N 47 за 2015 год), вызывая пробки на бесплатных магистралях.

Автомобилисты вообще стали для властей всех уровней той категорией населения, в карманы которой лезут совсем уж беззастенчиво. Оно и понятно: если у человека есть "железный конь", значит, у него есть деньги. В конце прошлого года хуже всего пришлось владельцам большегрузов: платежи в систему "Платон", спровоцировавшие акции протеста и заставившие президента попросить бывшего участника тандема решить проблему к 1 апреля,— лишь один из эпизодов. Для всех владельцев машин действует система штрафов, платных парковок и дорог, не говоря уже о транспортном налоге, утилизационном сборе, который только в этом году вырастет на 65 процентов (еще при его введении в 2012-2014 годах цены на машины выросли в 1,5 раза), растущих ценах на бензин (из-за роста налогов на "нефтянку") и в скором будущем платных эстакадах над железнодорожными переездами (вместо улучшения качества переездов и их расширения).

Деньги из мусора


Но и "безлошадным" россиянам придется не намного легче. Можно ведь не только пополнять казну, но и сокращать ее расходы. И чем больше лепта граждан в решение той или иной проблемы, тем меньше на это потратят из бюджета. Один из ярких примеров — содержание и ремонт жилфонда. Одна только графа "капремонт" в 2015 году увеличила стоимость платежки ЖКХ на 16 процентов. При этом фантазия региональных властей по части установления нормы платежа никак и никем не ограничена: Москва, например, решила брать по 15 рублей за квадратный метр, а власти Северной Пальмиры — 2-3 рубля... Вот так с миру по нитке накопили за год, по подсчетам Минстроя, 82,94 млрд рублей на капремонт. Вполне сопоставимо с рядом налоговых доходов.

Кстати, о последних. Опуская на время тему возможного повышения налогового бремени уже в этом году (об этом речь пойдет ниже), отметим, что даже если все и ограничится слухами, то повышение состоится все равно: в этом году начнут приходить платежки с новыми цифрами как результат решений, принятых год-два назад.

Например, в 2016 году продолжит расти стоимость социального найма жилья, дрейфуя к запланированным на 2018 год 21,1 рубля за квадратный метр. Власти рассчитывают, что при такой стоимости найма граждане начнут массово приватизировать квартиры, что позволит бюджету сэкономить до половины нынешних трат на содержание муниципального жилья.

Еще больше денег принесет налог на недвижимость. Уже в ближайшие месяцы жители 28 регионов получат новые платежки за 2015 год, где этот налог будет начислен, исходя из кадастровой оценки стоимости жилья. Эксперты прогнозируют уже рост платежей в 5-10 раз. Как заметила "Огоньку" глава комитета Госдумы по труду и соцполитике Ольга Баталина, "качество проведенной кадастровой оценки для начала неплохо было бы проверить — по этому поводу имеется немало нареканий". Хорошо бы, по ее словам, задуматься и о своевременности такого нововведения в кризисный год. Или хотя бы не допустить запуска новых инициатив, таких как введение дифференцированной оплаты электроэнергии или абонентской платы за пользование электросетями. Последняя хоть и невелика (20-40 рублей в месяц), но гарантий, что она не вырастет, никаких.

Среди свежих поборов, облегчающих карман гражданина с этого года: в платежках за услуги ЖКХ появится графа "вывоз твердых бытовых отходов". По словам замминистра строительства и ЖКХ России Андрея Чибиса, эта услуга будет переведена из разряда "жилищной" в коммунальную, чтобы тарифы на нее контролировало государство. И россияне от этого только выиграют: учитываться будут не квадратные метры, как сейчас, а число проживающих. Что ж, может, хоть это нововведение станет исключением из правил, но до сих пор появление новой строки в платежке значило только одно — дополнительные траты.

Фантазии и смекалке властей всех уровней можно только позавидовать: за прошлый год приняты несколько новых сборов и платежей для граждан (например, курортный). Все бы ничего, но доходы и сбережения россиян и без того истощились из-за роста цен.

НДФЛ тебе товарищ


В самих налогах и штрафах ничего плохого нет. На Западе бюджет тоже наполняют с помощью налогов. И их ставки подчас выше, чем в России. Да и самих налогов может быть существенно больше: в США, например, их аж 96 (одних только сборов за разного рода связь — шесть), понятно, что не все из них обязательны для каждого, но тамошний подоходный налог точно "съедает" около 30 процентов заработка. Во Франции действует настолько прогрессивная шкала налогообложения, что одним знаменитым россиянином недавно стало больше — очень много платят очень богатые. Среднестатистические французы, как выясняется, тратят на подоходный налог и страховые выплаты меньше россиян. Отчасти потому, что в развитых экономиках есть такое понятие, как "социальные вычеты" — это когда траты на образование, медобслуживание и т.п. вычитаются из налогом облагаемого дохода. В России вычеты тоже есть, но их куда меньше и получить их — целая процедура. Как результат: указанные выплаты на семью из трех человек с одним кормильцем и несовершеннолетним ребенком с доходом в 40 тысяч евро составят во Франции 8-10 тысяч евро в год (в зависимости от соцвычетов), в России — 17 200 евро (30 процентов страховых + 13 процентов НДФЛ).

Но вопрос еще и в том: какой уровень социальной поддержки за свои кровные получит россиянин и француз? "Социальное государство на данный момент — не более чем декларация и популистский лозунг",— считает глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. По его словам, для осуществления необходимых социальных мероприятий России нужно иметь более 5 процентов роста ВВП в год. Если меньше, то на социальные траты уже не хватает.

Заместитель руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ Глеб Покатович считает, что острота реакции обусловлена во многом самим кризисом: "Когда реальные зарплаты падают в годовом выражении уже 12 месяцев подряд, а обвал личного потребления бьет 20-летние рекорды, любое мало-мальски заметное увеличение финансовой нагрузки на граждан воспринимается ими болезненно". Так, например, россияне мгновенно обратили внимание на новую графу в платежках ЖКХ — "за капремонт". Необходимость платить больше — иногда существенно больше — сейчас, чтобы получить результат в будущем, тут же вызвала негативную реакцию. И это притом что общая налоговая нагрузка на россиян за последние пару лет, по мнению Покатовича, изменилась довольно слабо. Более того, значительную часть этой нагрузки люди даже не ощущают, потому что за наемных работников НДФЛ уплачивает работодатель. Большинство россиян никак не задействованы и в уплате страховых взносов во внебюджетные фонды (ПФР, ФОМС, ФСС), которые опять же оплачиваются работодателем. Косвенные налоги (такие как НДС и акцизы) заложены в цену товаров, поэтому тоже не бросаются в глаза.

Но есть и другая точка зрения. По мнению главы комитета Госдумы по бюджету Андрея Макарова, налоги серьезно завышены и нуждаются в снижении: "В 2003 году Россия имела лучшую налоговую систему мира, а сегодня нагрузка запредельна, и вся система не решает задачи конкуренции страны на рынках труда и капитала".

Но правительство явно глухо к призывам о снижении налогов. Уже в конце прошлой недели поползли слухи, что все три страховых взноса упразднят и уже с 1 января 2017 года вернут Единый социальный налог (ЕСН), который упразднили 5 лет назад. Тогда власть неплохо на этом заработала: вместо 26 процентов ЕСН получила сначала 34 процента от зарплаты каждого россиянина, а после громкого недовольства со стороны бизнеса согласилась довольствоваться 30 процентами. Налоговики слухи уже опровергли, сказав, что возврат к ЕСН маловероятен, потому что "это пройденный этап". Может, и не лукавят и новый налог будет называться иначе...

Кудрин, ранее заявлявший, что уже дальше выжимать налоги невозможно, в Давосе изменил мнение: "Если мы не трогаем оборонные и социальные расходы, то вероятность повышения налогов, хоть маленьких, хоть больших,— 99,9 процента". Дескать, покрывать дефицит бюджета чем-то надо! А нехватка денег ожидается катастрофическая: при среднегодовой цене на нефть в 30 долларов за баррель дефицит казны достигнет 6 процентов ВВП.

Россиян в последние год-полтора вообще не покидает ощущение, что власть тихой сапой перекладывает на их плечи издержки по социальным выплатам для них же самих. И чутье их не подводит: в 2015 году соцпомощь населению увеличили на 5,2 процента ВВП, из которых 3,2 процента ушли на индексацию пенсий, из которых опять же 2 процента были получены за счет увеличения налогового бремени (прежде всего страховых взносов). То, что за прошлый год удалось получить дефицит куда меньший, чем ожидалось, так это за счет замораживания накопительной части пенсии. Если в этом году ситуация повторится (а ЦБ уже сделал заявление о возможности такого шага), "должок" нарастет как снежный ком (к взятому триллиону прибавится еще один да плюс индексация за оба года). На критику из Белого дома отвечают: нужно же откуда-то взять деньги! Но ведь есть источники и помимо карманов россиян или их пенсионных...

Например, глава Счетной палаты Татьяна Голикова посоветовала обратить внимание на объем нарушений за 2015 год (440 млрд рублей) — прежде всего в сфере инвестиций, пользования имуществом и госзакупок, а также на остатки неиспользованных за прошлый год бюджетных средств — около 235 млрд рублей. Плюс на два резерва — на 65 и 342 млрд рублей (последние — от заморозки накопительной части пенсий). И еще раз пересмотреть эффективность госрасходов: может, какие-то из них вовсе не нужны или несвоевременны? И правительство должен волновать не секвестр, по ее мнению, а другое...

Во-первых, дефицит региональных бюджетов и возможность выполнения ими своих полномочий. Ведь львиная доля новых поборов с россиян, включая штрафные деньги, идут прежде всего на латание региональных бюджетных дыр: за 10 месяцев прошлого года, по данным Минфина, долги регионов выросли на 4 процента. Рейтинговое агентство S&P предрекло, что к 2018 году они достигнут отметки в 50 процентов от бюджета. Если обязательства по исполнению майских указов 2012 года вкупе с порочной системой распределения денег между разными уровнями власти останутся неизменными, такое развитие очень даже вероятно. По словам спикера Томской думы Оксаны Козловской, область перечисляет до 70 процентов собираемых налогов в федеральный бюджет, при этом уровень бюджетной обеспеченности ее ниже среднероссийского. "У регионов отбивают всякое желание заниматься развитием бизнеса, навязывая "посадку" на дотацию",— призналась Козловская.

Во-вторых, по мнению Голиковой, правительству важно не допустить дальнейшего резкого падения доходов населения. Но эту задачу уж точно не решить, залезая в карман к россиянам. Рецепт, который российским властям явно не по вкусу, еще в прошлом веке дал Артур Лаффер, рекомендовавший снижать налоговое бремя, особенно в кризис, дабы стимулировать развитие бизнеса и потребительского спроса. Через последний Россия только и может выбраться из спада, который, по всем прогнозам, грозит затянуться на 4-5 лет. Именно сохранение спроса помогло США в 2008-2009 годах не соскользнуть вниз. Все остальное — переход к инновационной экономике, импортозамещение и т.д. — в нынешней ситуации пока не вызвало роста экономики.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение