• Москва, +11....+21 облачно с прояснениями
    • $ 64,95 USD
    • 73,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Invision/AP

"Когда я предлагал свои идеи режиссерам, они не сразу соглашались"

Пласидо Доминго готовится к концерту в Москве

Интервью классика

14 января в "Крокус Сити Холле" в рамках мирового тура выступит легендарный испанский тенор-баритон ПЛАСИДО ДОМИНГО. Он представит арии Верди и Пуччини, сарсуэлу и поп-хиты а-ля "Besame Mucho", то есть музыку для ушей обожающей его публики. О любви к опере, Вуди Аллене и "Формуле-1" с артистом поговорила ЕЛЕНА КРАВЦУН.


— За что вы так любите оперу?

— Это сильнейшая и самая красивая форма искусства из когда-либо существовавших. Величайшие композиторы писали оперы. Как кто-то, кто любит музыку, может не любить оперу?

— Судя по всем вашим высказываниям в прессе, вы убежденный поклонник классических постановок и не любите новаций режиссерского театра. Почему вам не нравятся оперы в современных постановках?

— Это ошибочное мнение обо мне. Мне нравятся как традиционные постановки, так и инновационные, и я пел во многих постановках в современном стиле, так же как и в традиционных.

— Это правда, пели. Но также однажды вы сказали: "Вы всегда должны помнить, что среди аудитории театра могут оказаться дети или люди с определенными нравственными идеями, которые могут найти постановку сложной". И это высказывание не единственное такого рода. Почему вас так заботит мнение аудитории?

— По моему мнению, важно иметь возможность привести детей к опере как искусству. Конечно, не во всех операх есть истории, которые подходят для детей, но если вы берете кого-то с собой, кто услышит оперу впервые, и они получают шокирующее впечатление, то это нехорошо не только для них, но и для оперы.

— Почему театр Metropolitan Opera стал для вас таким особенным?

— Met дал мне большие возможности в начале моей карьеры. В этом театре я дебютировал в возрасте 27 лет. Кроме того, большинство спектаклей я пел с Джеймсом Ливайном, музыкальным руководителем Metropolitan Opera, больше, чем с каким-либо другим дирижером. Met как второй дом для меня.

— Вы работали не только с великими певцами, но и режиссерами. Не могу не спросить о вашем сотрудничестве с Вуди Алленом, который поставил оперу "Джанни Скикки" Пуччини, вдохновленный черно-белыми итальянскими комедиями 1940-1950-х годов. Аллен — хороший оперный режиссер?

— Опера "Джанни Скикки" была дебютом Вуди в качестве оперного режиссера. Он работал с таким огромным количеством актеров, что точно знает, когда нужно оставить исполнителей в покое и когда попросить их что-нибудь изменить в сцене для лучшего эффекта. Он очень спокойный, почти застенчивый, я бы сказал, но и также очень добрый.

— Вы ведете активную деятельность дирижера-постановщика в Опере Лос-Анджелеса, в самом кинематографичном городе мира и довольно далеком от классического искусства. Вы могли бы экспериментировать со многими выдающимися режиссерами...

— Сначала, когда я предлагал свои идеи режиссерам, они не сразу соглашались. Но в итоге я работал по крайней мере с десятью кинорежиссерами. Сначала был Франко Дзеффирелли, потом великий британец Джон Шлезингер ("Бал-маскарад" Верди). Что касается Вуди Аллена, сначала я заговорил с ним насчет "Богемы", но он все отказывался и говорил, что у него нет времени. Я хотел поставить триптих Пуччини. В итоге, когда он узнал, что "Джанни Скикки" (часть этого триптиха и самая удачная) длится меньше часа, он согласился. Кстати, две другие оперы триптиха, "Плащ" и "Сестру Анжелику", ставил другой выдающийся кинематографист Уильям Фридкин, снявший картины "Изгоняющий дьявола" и "Французский связной".

— Расскажите о вашей обучающей программе для молодых артистов "Domingo-Cafritz". Как это работает сегодня?

— Мы запустили эту программу в Вашингтонской опере в 2002 году, когда я был руководителем Вашингтонской национальной оперы. Эта и другие похожие программы, которые я инициировал также в Лос-Анджелесе и Валенсии, предназначены для певцов, кто уже имеет базовые вокальные навыки и музыкальную подготовку, но которые нуждаются в дальнейшем обучении, прежде чем войти в оперный мир и в собственную оперную карьеру. Также эти программы подходят для молодых педагогов, дирижеров и театральных режиссеров. Я глубоко убежден, что такие программы помогают пробиться настоящим артистам в жизнь, то есть тем, кто сохранит оперу живой в будущем.

— Что вы собираетесь петь в Москве? Предыдущие ваши концерты отличались легкой, даже популярной программой. Вы действительно полагаете, что люди в России не в состоянии слушать более сложную музыку?

— Программа, которую мы делаем, состоит из отрывков из известных опер, оперетт, сарсуэлы и музыкальных комедий. Я думаю, русские, как все остальные люди в мире, могут наслаждаться как серьезной, так и более легкой музыкой.

— Хорошо, тогда почему вы опять поете в "Крокус Сити Холле"? Почему не в театре? В Большом, например?

— Как вы видите, мы везем не оперу, а программу, составленную из различных музыкальных жанров. Мы обращаемся к более широкой аудитории, поэтому мы и концерт даем в месте более вместительном, чем театр.

— Всякий раз приезжая в Россию, вы исполняете арию Германа из "Пиковой дамы". Герман у Чайковского человек страстный и азартный. У вас кроме музыки есть какая-то сильная страсть?

— К счастью, я не такой азартный, как Герман. Моя страсть — это мое искусство, моя семья, футбол и "Формула-1".

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение