Коротко


Подробно

Нефтяная промышленность

 
       В нефтяной отрасли наиболее явно проявился один кадровый парадокс: госчиновники с радостью покидали службу, для того чтобы возглавить частные компании, и, напротив, менеджеры новых компаний, набравшись опыта, уходили во власть — работа в отрасли уже не соответствовала их масштабу. Однако, несмотря на такое взаимопроникновение, отношения нефтяников и государства никогда не были безоблачными. От самой бюджетообразующей отрасли всегда требовали больше, чем она могла дать,— налогов, инвестиций в смежные отрасли, горючего для аграриев и Крайнего Севера... Но вопреки прогнозам прошлых лет, что нефтянку в ближайшие годы ждет крах, отрасль продолжала развиваться и увеличивать добычу.
       
1991 год
       Нефтяная отрасль под двойным госконтролем — Минтопэнерго России и Миннефтегазпрома СССР. В конце года остался лишь один контролирующий орган — Минтопэнерго.
 
       В апреле в Нижневартовске, одном из центров российской нефтедобычи, был зарегистрирован банк "Югорский". Его президентом стал Олег Кантор. Банк ждало яркое, но непродолжительное будущее. Изначально он был ориентирован на обслуживание нефтедобывающих предприятий Сибири. Наивысшего расцвета "Югорский" достиг в 1993 году — он занимал 17-е место в списке крупнейших российских банков по сумме активов. В июне 1995 года Олега Кантора зарежут на его подмосковной даче.
 
       В ноябре прошла регистрация концерна "Лангепас-Урай-Когалымнефть" при Минтопэнерго. Его президентом назначен первый замминистра нефтегазовой промышленности СССР Вагит Алекперов. Полное название корпорации уже мало кто помнит: практически сразу она перешла на сокращенное наименование ЛУКОЙЛ (его придумал вице-президент компании Равиль Маганов, за что ему была выписана премия 300 руб.).
       
1992 год
       Минтопэнерго создает еще два нефтяных концерна — "Сургутнефтегаз" и ЮКОС. В начале года глава межбанковского объединения МЕНАТЕП Михаил Ходорковский стал заместителем министра топлива и энергетики. Впрочем, как утверждали в Минтопе, в министерском штатном расписании фамилия Ходорковский не значилась, хотя ее обладатель и имел свой кабинет в Совмине.
       Стартовал первый проект разработки шельфовых месторождений Сахалина. Конкурс на право разработки Пильтун-Астохского и Лунского нефтегазовых месторождений выиграл концерн МММ, объединивший японскую Mitsui и американские McDermott и Marathon. Через год его переименуют в "Сахалин-2".
       В апреле ряд предприятий Иркутской области, нефтегазодобывающее объединение "Варьеганнефтегаз" и областной Фонд собственности Иркутска учреждают акционерное общество закрытого типа "Русиа Петролеум" для разведки и разработки Ковыктинского и Верхнечонского месторождений.
       В мае Минтопэнерго возглавил глава концерна "Газпром" Виктор Черномырдин. На этом посту он пробыл недолго — в декабре Черномырдин стал премьер-министром. В середине 1992 года заместитель министра Александр Самусев объявляет о начале разработки проекта указа президента России об акционировании предприятий нефтяной отрасли. Указ был принят в ноябре. По нему первыми нефтекомпаниями, в которых до 49% акций могло принадлежать частным вкладчикам, стали ЛУКОЙЛ, ЮКОС и "Сургутнефтегаз".
       
1993 год
       Сразу после Нового года главой Минтопэнерго был назначен Юрий Шафраник, который до 1990 года был гендиректором вошедшего в ЛУКОЙЛ объединения "Лангепаснефтегаз".
       В апреле постановлениями правительства были образованы акционерные общества открытого типа ЛУКОЙЛ, ЮКОС и "Сургутнефтегаз". Государству в них досталось по 45% уставного капитала. Компании возглавили главы концернов, на базе которых они были учреждены,— Вагит Алекперов, Сергей Муравленко и Владимир Богданов. Оставшиеся нефтедобывающие предприятия объединены в госпредприятие "Роснефть". Его президентом стал Александр Путилов.
       Однако к концу года около 30 нефтедобывающих объединений, акции которых были переданы в "Роснефть", начали активно настаивать на их выделении в самостоятельные компании. Главным стимулом при этом стал пример "независимых" ЮКОСа, ЛУКОЙЛ и "Сургутнефтегаза", которые получили возможность экспортировать нефть без помощи государственных посредников.
       
1994 год
       В мае правительство объявило о планах создания на основе активов "Роснефти" новых холдингов — Сибирско-Дальневосточной нефтяной компании (СИДАНКО), Восточной нефтяной компании (ВНК) и российско-белорусской госкомпании "Славнефть". Сейчас из этих компаний в первозданном виде осталась лишь "Славнефть". Ей удалось сохранить все активы, которые были включены в ее состав в 1994 году,— "Мегионнефтегаз", "Ярославнефтеоргсинтез" (ЯНОС), Ярославский и Мозырский НПЗ. Инициатором создания "Славнефти" был гендиректор "Мегионнефтегаза" Анатолий Кузьмин. Через три месяца он будет застрелен вместе с шофером в служебном автомобиле.
       СИДАНКО должна была сразу выйти на второе-третье место по объемам добычи в России среди созданных компаний. Для нее из "Роснефти" были выделены крупнейшие из оставшихся неприватизированных добывающих объединений — "Варьеганнефтегаз", "Черногорнефть", "Пурнефтегаз" и более мелкие "Кондпетролеум" и "Удмуртнефть". Из СИДАНКО власти планировали сделать образцово-показательную нефтекомпанию, в которой за государством в течение трех лет будет закреплен контрольный пакет акций, а доля бумаг, продаваемая иностранным инвесторам, не превысит 15%. Планы провалились — ни одно из этих требований не было выполнено, а в 1999 году против СИДАНКО было возбуждено дело о банкротстве.
       Правительство подписывает постановление о создании Оренбургской нефтяной компании (ОНАКО). Премьер лично курировал создание ОНАКО. Компанию специальным постановлением освободили от большинства федеральных налогов (поговаривали, что она "запасной аэродром" Черномырдина на случай отставки). НПЗ НОРСИ (прежнее название "Нижегороднефтеоргсинтез") признан неплатежеспособным: завод так и не выбрался из кредитной ямы. Этот последний неприватизированный и не зависящий от крупных нефтекомпаний нефтеперерабатывающий завод до сих пор не расплатился с должниками.
       В 1994 году правоохранительные органы впервые всерьез заговорили о проводящемся криминальными структурами планомерном отстреле нефтяников. Убийство Анатолия Кузьмина было первым. Через два месяца в подъезде своего дома был застрелен вице-президент ЮКОСа Владимир Зенкин. В мае неизвестные преступники зарезали директора АО "Нефтебур" Олега Литвинова. В сентябре был убит коммерческий директор компании "Нефть Самары" Юрий Шебанов. Занявшему место Владимира Зенкина вице-президенту ЮКОСа Виктору Тархову повезло больше: когда в Новокуйбышевске (Самарская область) взлетел на воздух его служебный джип, предпринимателя в нем не было.
       
1995 год
       В январе с СИДАНКО случилась первая неприятность. По распоряжению Виктора Черномырдина "Пурнефтегаз" был возвращен в "Роснефть". В результате госкомпания лишилась примерно четверти объема нефтедобычи и значительной доли ресурсной базы.
       В апреле президент Борис Ельцин подписал указ "О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний". Им было разрешено проводить вторичные эмиссии для обмена на акции дочерних компаний, в том числе на акции, закрепленные в федеральной собственности. Хотя возможность присоединения "чужих" добывающих предприятий не оговаривалась, в течение трех следующих месяцев ЮКОС, используя указ, добился вхождения в свой состав АО "Самаранефтегаз", а ЛУКОЙЛ поглотил АО "Пермнефть".
 
       Тогда же Минтопэнерго создало Южную нефтяную компанию (ЮНКО) для восстановления грозненских нефтепромыслов. Ее президентом был назначен Зия Бажаев.
       В мае окончательно определился состав участников консорциума "Сахалин-1" по освоению Чайвинского, Одоптинского и Аркутун-Дагинского месторождений сахалинского шельфа. Ими стали японская Sodeco, американская Exxon, "Роснефть" и входящий в его состав "Сахалинморнефтегаз".
       В августе была учреждена Тюменская нефтяная компания (ТНК). В ее состав вошли "Тюменнефтегаз", "Нижневартовскнефтегаз" и Рязанский НПЗ.
       В конце августа Борис Ельцин подписал указ "Об образовании Сибирской нефтяной компании". Обычно процедура учреждения компании ограничивалась постановлением правительства. Заслугу в появлении "высочайшего" распоряжения молва приписала создателю АО "Автомобильный всероссийский альянс" (AVVA) и АО ЛогоВАЗ Борису Березовскому. В "Сибнефть" вошли "Ноябрьскнефтегаз" (ранее предполагалось, что он войдет либо в СИДАНКО, либо в ТНК) и Омский НПЗ.
       Самые важные события в нефтяной отрасли России случились в конце года. У них была своя предыстория. В конце марта президент ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин от имени банковского консорциума ("Империал", Столичный банк сбережений, МЕНАТЕП, Альфа-банк и др.) предложил правительству сделку: крупнейшие банки готовы кредитовать правительство в обмен на право управления госпакетами акций. Промышленность находилась на пике кризиса неплатежей, и государству крайне не хватало денег. Одни только нефтяные предприятия задолжали в госбюджет 7,536 трлн руб.— их хватило бы на ликвидацию задолженности по выплате пенсий, по зарплате военным, сотрудникам МВД и ФСБ, шахтерам и т. д.
       Предложение поддержали. Властями была придумана уникальная форма передачи госпакетов в доверительное управление — залоговые аукционы (сейчас реальная стоимость выставленных на них пакетов акций превышает залоговую как минимум в десять раз). В ноябре залоговый аукцион по 40,16% НК "Сургутнефтегаз" выиграл за 1,4 трлн руб. пенсионный фонд "Сургутнефтегаз" (у компании, которая была должна в бюджет 1 трлн руб., сразу нашлись деньги); в декабре контрольный пакет акций СИДАНКО достался ОНЭКСИМбанку за $130 млн; 78% акций ЮКОСа получило АОЗТ "Лагуна" за $159 млн и передало их МЕНАТЕПу; 51% акций "Сибнефти" ушел группе заявителей из Столичного банка сбережений и АОЗТ "Нефтяная финансовая компания", которые предложили кредит в $100,3 млн. За последней сделкой стояли Борис Березовский и никому тогда не известный московский нефтетрейдер Роман Абрамович.
       ЛУКОЙЛ избежал залоговых аукционов — на них было продано всего 5% акций компании. Вместо этого компания обязалась погасить к 1 октября задолженность по налоговым отчислениям в размере 1 трлн руб. Она расплатилась с бюджетом, выпустив облигации, которые впоследствии были обменены на принадлежавшие правительству акции ЛУКОЙЛа.
       
1996 год
       В феврале ЮКОС добивается от своих дочерних АО утверждения документов, не меняющих статуса предприятий, но ставящих их под полный контроль материнской компании.
 
       В июне Роман Абрамович стал членом совета директоров входящей в "Сибнефть" компании "Ноябрьскнефтегаз", а также главой московского представительства "Сибнефти". Главой совета директоров ТНК становится ушедший с поста министра топлива и энергетики Юрий Шафраник.
 
       В сентябре состоялся денежный аукцион по продаже 34% акций СИДАНКО. На акции претендовали ОНЭКСИМбанк в лице компании "Интеррос-ойл" и компания "Альфа-Эко". Победителем стала "Интеррос-ойл", предложившая за пакет акций 326,1 млрд руб. (предложение "Альфа-Эко" составило 325,5 млрд руб.). Вице-президент СИДАНКО по коммерческим вопросам Зия Бажаев назначен первым вице-президентом компании.
       На проведенном Российским фондом федерального имущества (РФФИ) инвестконкурсе по продаже 19% акций "Сибнефти" победила компания "Синс", принадлежащая Борису Березовскому. В октябре фирма Романа Абрамовича "Рифайн-ойл" стала победителем конкурса по продаже 15% акций "Сибнефти", обещав инвестировать в компанию $35,31 млн.
       
1997 год
       В феврале создана Центральная топливная компания (ЦТК). Правительство поручило Госкомимуществу передать правительству Москвы для формирования компании контрольные пакеты акций АО "Московский НПЗ" и АО "Моснефтепродукт" (по 38%).
       В марте новый президент компании "НОРСИ-ойл" Сергей Кириенко объявил о начале реализации программы погашения долгов НПЗ НОРСИ. Проект не заработал: вскоре Кириенко стал первым замминистра топлива и энергетики, а затем возглавил Минтопэнерго.
       В апреле Зия Бажаев назначен президентом СИДАНКО — за него проголосовали 99% акций.
       В мае Нефтяная финансовая компания (председатель совета директоров Бадри Патаркацишвили) выставила на продажу 51% акций "Сибнефти" по стартовой цене $101 млн. Победителем аукциона была признана Финансовая нефтяная компания, предложившая $110 млн. Ее учредителями были дочерние и аффилированные компании банка "СБС-Агро".
       В июле прошел аукцион по продаже 40% акций ТНК. Победителем стала компания "Новый холдинг", которая представляла интересы компаний "Альфа-групп" и "Ренова", предложившая за пакет гигантскую по тем временам сумму $810 млн.
       В августе была окончательно решена судьба "Пурнефтегаза" — трехлетняя борьба между СИДАНКО и "Роснефтью" за контрольный пакет акций предприятия закончилась в пользу "Роснефти". С подписанием мирового соглашения по "Пурнефтегазу" исчезло последнее препятствие в приватизации "Роснефти". Продажа компании была намечена на первое полугодие 1998 года.
       В сентябре в Москве и Нижневартовске прошли первые в истории отрасли взаимоисключающие собрания акционеров АО "Нижневартовскнефтегаз". (Эта практика широко распространится в последующие годы. По ней оба собрания будут объявлять себя совершенно законными и набравшими кворум, выбирать своих гендиректоров, советы директоров, подавать в суды на решения друг друга.) В Москве прошло собрание акционеров, поддерживающих ТНК и стоящие за ней "Альфа-групп" и "Ренова". В Нижневартовске в собрании акционеров приняли участие сторонники Виктора Палия.
       В ноябре ОНЭКСИМбанк, британская BP и СИДАНКО подписали соглашение о стратегическом партнерстве. BP приобрела у банка 10% уставного капитала СИДАНКО за $571 млн.
       В декабре ЮКОС приобрел 44% акций ВНК из выставленных на спецденежный аукцион 50% акций нефтекомпании. В совокупности с уже имевшимися у него 9% акций ВНК новое приобретение составило контрольный пакет — так ЮКОС вышел на второе место в России по объемам добычи. Михаил Ходорковский заявил, что ЮКОС намерен совместно с "Сибнефтью" принять участие в приватизации "Роснефти".
       Арбитражный суд Ханты-Мансийского АО ввел внешнее управление на "Нижневартовскнефтегазе". Внешним управляющим назначен вице-президент ТНК Федор Маричев. Компания выиграла конфликт с Виктором Палием.
       
1998 год
       По окончании рождественских каникул ЮКОС и "Сибнефть" подписали меморандум об объединении в компанию ЮКСИ. Предполагалось, что ЮКСИ станет обладателем самых больших в мире доказанных запасов нефти и займет первое место в российской нефтяной табели о рангах. Согласно меморандуму, 60% акций ЮКСИ отошли акционерам ЮКОСа и 40% — акционерам "Сибнефти". Возглавил компанию Михаил Ходорковский.
       В начале марта мировые цены на нефть российской марки Urals упали до рекордного за последние девять лет уровня — $11 за баррель. Борис Ельцин назначил главу Минтопэнерго Сергея Кириенко и. о. премьер-министра России вместо Виктора Черномырдина. Через месяц Госдума с третьего раза утвердила Кириенко в должности премьера.
       ВР объявила об отказе участвовать в конкурсе по продаже "Роснефти" (ожидалось, что ее стартовая цена составит $2,5 млрд). О своих сомнениях в необходимости такой покупки заявил и специально созданный для приобретения "Роснефти" альянс Shell, "Газпрома" и ЛУКОЙЛа.
       Зия Бажаев ушел из СИДАНКО и организовал в апреле компанию "Группа 'Альянс'". Ее основная деятельность — антикризисное управление нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими предприятиями.
       В конце мая ЮКОС и "Сибнефть" выступили с совместным заявлением: переговоры о слиянии этих компаний в холдинг ЮКСИ прекращены. Гораздо позже создатели компании признались: ЮКСИ создавался для приобретения "Роснефти". Поскольку интерес к госкомпании у Михаила Ходорковского и Бориса Березовского пропал (при низких ценах на нефть стоимость госкомпании была явно завышенной), создание ЮКСИ для них потеряло интерес.
       Через день Сергей Кириенко заявил, что конкурс по продаже "Роснефти" провалился: на него не было подано ни одной заявки. Премьер подписал постановление об увольнении президента "Роснефти" Юрия Беспалова и председателя совета директоров компании Александра Путилова.
 
       В начале августа совет директоров "Славнефти" принял решение о досрочном прекращении полномочий ее президента Анатолия Фомина. Государство впервые столь жестко обошлось с руководителем крупной госкомпании, не заплатившей налоги (ее долги перед федеральным бюджетом достигли 337,2 млн деноминированных руб.). И. о. президента компании назначили начальника управления реформирования нефтяной отрасли Минтопэнерго Василия Думу. Поговаривали, что "Славнефтью", одной из последних неприватизированных нефтекомпаний в России, заинтересовался ЮКОС, а Василий Дума является "человеком Михаила Ходорковского". Правда, в самом ЮКОСе версию о дружбе Ходорковского и Думы назвали "смешной".
 
       Сразу после дефолта нефтяные компании объявляют о начале программ сокращения издержек. Первым стал ЮКОС, который заявил, что его добывающие и перерабатывающие подразделения отныне управляются отдельными компаниями: добыча отдана компании ЮКОС-ЭП (Exploration & Production), а переработка и сбыт — компании ЮКОС-РМ (Refining & Marketing).
       Новый министр топлива и энергетики Сергей Генералов заявил на международной конференции по энергетике в Кейптауне, что правительство рассматривает возможность слияния "Роснефти", "Славнефти" и ОНАКО в единую госкомпанию — четвертую по объемам нефтедобычи в России.
       Мировые цены на российскую нефть упали до самого низкого за последнее десятилетие уровня — менее $10 за баррель.
       
1999 год
       В январе вице-премьер Владимир Булгак провел совещание по вопросам укрупнения нефтяных компаний. Было принято решение объединить госпакеты акций "Роснефти", "Славнефти" и ОНАКО в холдинг "Госнефть". ТНК также было предложено войти в новую структуру (на тот момент у государства оставалось 49% акций нефтекомпании). Решение было крайне отрицательно встречено ЛУКОЙЛом и ЮКОСом: у них были свои виды на госкомпании. Вагит Алекперов предложил правительству присоединить к его компании "Славнефть" и ОНАКО (за 6% акций ЛУКОЙЛа), а Михаил Ходорковский хотел получить "Роснефть" и ОНАКО. С "объединительным" предложением выступила и ТНК — она хотела бы присоединить "Славнефть".
       В марте BP вышла из крупнейшего международного нефтяного проекта в России — по освоению Приобского месторождения (Западная Сибирь),— по сути подарив ЮКОСу, своему российскому компаньону по Приобскому, все свои вложения в проект. ЮКОС стал единоличным хозяином месторождения.
       В апреле ВР взяла СИДАНКО под операционный контроль. Британской компании принадлежало (да и сейчас принадлежит) лишь 10% акций СИДАНКО, однако ей достались почти все места в совете директоров нефтекомпании. "Иностранная помощь" СИДАНКО не помогла. В мае Арбитражный суд Московской области установил в нефтекомпании внешнее управление. Принятое решение было уникально по двум причинам: во-первых, в России еще никогда не банкротили столь крупную компанию; во-вторых, против банкротства выступали все без исключения кредиторы СИДАНКО, но суд решил по-своему.
       В июне новый министр топлива и энергетики Виктор Калюжный вновь заявил о необходимости объединения "Роснефти", "Славнефти" и ОНАКО.
       ТНК вступила в борьбу с BP за обанкроченную "Черногорнефть" — дочернее предприятие СИДАНКО. Первый заместитель председателя правления ТНК Герман Хан (ранее член совета директоров СИДАНКО) объявил, что "ТНК готова участвовать в аукционе в качестве покупателя 'Черногорнефти'". После этого у ТНК начались проблемы с американским Eximbank — банк на неопределенный срок перенес открытие кредитной линии для Рязанского НПЗ (на сумму $300 млн) и решение о начале кредитования работ по реабилитации Самотлора (на $200 млн).
       На Пильтун-Астохском месторождении началась добыча нефти. "Сахалин-2" стал первым в России нефтегазовым проектом, начавшим работу на условиях СРП.
       В сентябре Виктор Калюжный провел внеочередное собрание акционеров "Транснефти", на котором от их имени проголосовал за отставку президента "Транснефти" Дмитрия Савельева и назначение на этот пост вице-президента ЛУКОЙЛа Семена Вайнштока. Уволенный объявил, что не намерен покидать свой пост. На следующий день офис "Транснефти" был окружен ОМОНом. Дмитрию Савельеву пришлось расстаться с "Транснефтью".
       В октябре ЛУКОЙЛ впервые прекратил поставки нефти в Литву — так он ответил на решение сейма республики продать американской Williams International Company 51% акций Mazeikiu Nafta, в состав которой входит единственный в Прибалтике Мажейкяйский НПЗ. С момента основания ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов считал этот завод своей вотчиной, несмотря на то что он находится на территории другого государства, а у ЛУКОЙЛа никогда не было доли в этом предприятии.
       Юрий Лужков подписал распоряжение, по которому 100% акций ЦТК передаются в качестве оплаты доли московского правительства (25%) в уставном капитале Московской нефтяной компании (МНК). В ноябре председатель правления ЦТК Юрий Шафраник был отстранен от занимаемой должности, в отставку отправлено все правление компании. Решением акционеров все управленческие функции переданы в МНК.
       ЛУКОЙЛ завершил присоединение нефтекомпании "КомиТЭК" и начал поглощение ее многочисленных дочерних и "внучатых" предприятий. В частности, он стал владельцем контрольного пакета акций "Коминефти", которая, в свою очередь, владела 25% акций компании "Северная нефть". Несмотря на небольшую долю, ЛУКОЙЛ провел совет директоров "Северной нефти", на котором прекратил полномочия гендиректора Александра Самусева. Вскоре Самусев провел "альтернативное заседание" совета, отменившее решения, принятые ЛУКОЙЛом. Это противостояние ЛУКОЙЛа и "Северной нефти" было далеко не последним — до сих пор крупнейшей российской нефтекомпании не удалось выиграть у этого маленького предприятия (в 1999 году "Северная нефть" добыла 740 тыс. тонн нефти) ни одного серьезного дела.
       26 ноября в Нижневартовске прошел конкурс, на котором ТНК купила имущество "Черногорнефти" за $176 млн.
       Торги по принадлежавшим государству 49,8% акций ТНК выиграла компания "Новые приоритеты" — структура, аффилированная с компаниями "Альфа-групп" и "Ренова".
       В самом конце декабря завершился крупнейший нефтяной скандал 1999 года — акционеры СИДАНКО и ТНК подписали соглашение по урегулированию конфликта вокруг "Черногорнефти". ТНК согласилась вернуть "Черногорнефть" в СИДАНКО и получить взамен блокирующий пакет акций нефтекомпании. Прекратилась и дискредитация ТНК на Западе, для того чтобы компания смогла получить кредит Eximbank на реконструкцию Рязанского НПЗ и реабилитацию Самотлора.
       
2000 год
       В январе собрание акционеров "Славнефти" досрочно прекратило полномочия ее президента Василия Думы и назначило на этот пост Михаила Гуцериева, бывшего вице-спикера Госдумы от ЛДПР. ЮКОС приобрел 16% акций "Оренбургнефти", основного нефтедобывающего предприятия компании ОНАКО.
       9 марта в авиакатастрофе погиб президент АО "Группа 'Альянс'" Зия Бажаев. Президентом компании стал его брат Муса Бажаев.
       В апреле Семен Кукес заявил, что ТНК располагает 12,8% акций "Славнефти" и бумагами дочерних предприятий "Славнефти" — "Мегионнефтегаза" и ЯНОСа. Это заявление вызвало крупнейший скандал. Летом на собрании акционеров "Славнефти" и ее дочерних предприятий представители ТНК не получили мест в их советах директоров. После этого Михаил Гуцериев заявил, что "Славнефть" начинает "операцию 'Возмездие'", которая завершится с исчезновением ТНК. Осенью противостояние компаний внезапно прекратилось.
       В июле власти приступили к "равноудалению" олигархов. Начали с ЛУКОЙЛа — ФСНП сообщила о возбуждении уголовного дела против руководителей компании. Полицейские утверждали, что они выявили факты "укрытия от налогообложения крупных средств". Официально сумма не называлась, однако в приватных беседах полицейские утверждали, что речь идет минимум о $500 млн (потом эта цифра уменьшилась до 760 млн руб.). В ФСНП уточнили, что уголовное дело возбуждено в отношении руководителя компании Вагита Алекперова и главного бухгалтера Любови Хобы. Менее чем через месяц Московский арбитражный суд отклонил все претензии к компании, уголовные дела были закрыты.
       В августе ФСНП похозяйничала в офисе "Сибнефти". Руководство компании сразу заявило, что имела место "обычная проверка". "Сибнефть" не предъявила претензий к ФСНП, хотя действия последней привели к мгновенному снижению капитализации компании на $101 млн.
       В сентябре РФФИ подвел итоги инвестконкурса по продаже госпакета акций ОНАКО (85%). Победителем стала принадлежащая акционерам ТНК фирма "Евро-ТЭК" — она предложила за ОНАКО $1,08 млрд. На следующий день "Сибнефть" объявила, что владеет 40% акций "Оренбургнефти": их она купила у ЮКОСа. ТНК оказалась в сложном положении: "Сибнефть" и ТНК в то время находились в натянутых отношениях. Сам ЮКОС в это время приобрел 19,9% акций ВСНК к тем 50%, которыми он уже располагал.
       В декабре после череды задержек и судебных разбирательств в США ЛУКОЙЛ закончил сделку по приобретению американской компании Getty Petroleum Marketing (GPM) за $71 млн. В GPM входит более 1300 бензоколонок.
       Кредиторы входящего в СИДАНКО "Варьеганнефтегаза" (ВНГ) приняли решение о продаже бизнеса предприятия. Имущество ВНГ было оценено в $91 млн. Главным претендентом на него выступила "Группа 'Альянс'", которая уже контролировала около 25% акций предприятия. Конкурс так и не состоялся, а вокруг ВНГ в декабре произошел скандал.
       Исчез внешний управляющий ВНГ Антон Лычагин. Акционеры СИДАНКО отправили в правоохранительные органы заявление Лычагина, в котором он утверждал, что руководство "Группы 'Альянс'" предлагало ему $2 млн в обмен на отказ от управления ВНГ, в противном случае ему грозили расправой. На следующий день внешний управляющий нашелся, и Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа вынес определение о прекращении дела о банкротстве ВНГ. Однако "Группа 'Альянс'" распространила пресс-релиз, в котором указала, что "намерена обжаловать решение окружного суда в Высшем арбитражном суде".
       
ПЕТР САПОЖНИКОВ

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение