Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Нижегородский убийца не хотел расставаться с детьми

Обвиняемый по громкому делу пояснил мотивы расправы с собственной семьей

Нижегородский облсуд начал рассматривать дело Олега Белова, в июле этого года убившего свою жену и шестерых детей, а также зарезавшего собственную мать. В суде Белов признал вину и рассказал, что расправился с женой и детьми, не желая «отдавать их никому», а мать убил, чтобы не расстраивать известием о смерти внуков. Все прежние жалобы на него жены в полицию и органы опеки подсудимый назвал фиктивными — якобы таким образом можно было оформить развод, чтобы получить большую жилплощадь.


Обвиняемый в жестоком убийстве восьми своих родных Олег Белов — инвалид с диагнозом «шизофрения», но экспертиза установила, что в момент убийства он осознавал свои действия. Как следовало из обвинительного заключения и оглашенных протоколов допроса Олега Белова, 26 июля он поссорился с женой Юлией, ударил ее, и она сначала выбежала в коридор просить помощи у соседки. Олег Белов вернул жену домой, а когда она попыталась позвонить в полицию, схватил охотничий нож и убил ее семью ударами на глазах у двух дочерей. Когда к нему подбежала старшая семилетняя дочка Алена со словами «Папа, что это?» — он сразу зарезал ее, а потом остальных пятерых детей. Как говорится в материалах дела, он брал плачущих сыновей и дочерей за руки, валил на пол и несколько раз бил ножом в солнечное сплетение (в интернете обвиняемый прочитал, что при таких ударах меньше боли и страданий). Годовалую дочку Дашу он достал из кроватки, а последним погиб купавшийся в ванне шестилетний Федор. Именно из-за его стрижки и началась ссора с женой: Юлия постригла сына, оставив длинные волосы на макушке, а отцу это не понравилось.

Убив всю свою семью, мужчина добрался до Московского вокзала и уехал на электричке в Гороховец к своей матери Зинаиде Беловой. Он рассказал ей, что у них в семье все нормально, после чего они вместе собрали «для ребят» малину в саду, а затем Олег Белов уехал обратно, прихватив топор якобы для ремонта квартиры. Дома на протяжении двух дней он расчленял тела и складывал в пластиковые пакеты, поливая кондиционером для белья, чтобы отбить запах. С этой же целью он использовал одеколон, а также залил стыки входной двери монтажной пеной. По данным гособвинения, 3 августа мужчина вернулся в Гороховец и на садовом участке тем же ножом зарезал мать, закопав ее тело.

Сотрудники полиции взяли убийцу вечером следующего дня в садовом домике в Коврове, при задержании ранив в живот. В Коврове живет теща Валентина Зайцева, но подсудимый утверждает, что убивать ее не собирался. Также мужчина не признал вину в применении насилия в отношении задерживавшего его сотрудника полиции. По утверждению подсудимого, он сидел на полу веранды, а услышав шум, выставил перед собой завернутый в газету нож в футляре и сразу получил пулю.

Вину в убийствах Олег Белов, назвавший себя «вдовцом», полностью признал, отметив лишь, что «немного не согласен с мотивами». Следствие полагает, что, убивая вслед за женой детей и мать, Олег Белов устранял свидетелей. Но, как следовало из его собственного сбивчивого полуторачасового рассказа, он давно решил убить детей, если у него захотят их отобрать, так как дети — это «высшая ценность и источник радости в жизни». Свою мать он убил, чтобы избавить ее от страданий при известии об убийстве внуков, а кроме того, Зинаида Белова постоянно жаловалась на болезни, выражая желание «поскорее отмучаться».

Также Олег Белов настойчиво утверждал, что все жалобы жены (женщина неоднократно обращалась в полицию и органы опеки, а в день убийства в Нижегородском райсуде должно было состояться предварительное заседание по иску о разводе) были фиктивные: с их помощью супруги якобы пытались доказать невозможность совместного проживания и оформить фиктивный развод для получения большей жилплощади. При этом подсудимый не отрицал, что в 2010 году бил жену плашмя топором, после чего она некоторое время жила у матери, но затем вернулась к нему. Обвиняемый также рассказал, что он очень религиозный человек и они с женой постоянно молились. Поэтому им «Бог помогал»: власти дали квартиру, а Юлия Зайцева, несмотря на проблемы со здоровьем, каждый год рожала ему здоровых детей. «Я их убил, чтобы они остались моими. Я надеюсь, что Бог меня все-таки простит. Будет вечная жизнь, мои дети воскреснут, и мы будем жить счастливо»,— сказал Олег Белов. По его словам, он всегда хотел не меньше 20 детей, а с женой у него по этому вопросу было полное понимание: она всерьез собиралась попасть в Книгу рекордов Гиннесса как роженица-рекордсменка.

На судебном заседании Белов плакал и постоянно просил прощения у тещи Валентины Зайцевой, называя ее «мамой» и говоря, что только он может понять «боль ее потери». Потерпевшая сидела с каменным лицом: зятя она не любила и давно уговаривала дочь развестись. «Я его за человека не считаю, он по природе садист. На опознании мне показали голову внучки Сонечки с раздробленной топором челюстью… Ему пожизненное сразу давать надо, без всяких разбирательств»,— сказала “Ъ” Валентина Зайцева.

Суд удовлетворил ходатайство подсудимого о привлечении девяти свидетелей защиты, которые смогут охарактеризовать его, а также членов его семьи и их отношения.

Роман Кряжев, Нижний Новгород



Врачи бессильны против социально опасных пациентов


После трагедии в Нижнем Новгороде, где в убийстве восьми человек, в том числе шести детей, подозревают инвалида по психическому заболеванию Олега Белова, глава комиссии по безопасности Общественной палаты (ОП) Антон Цветков направил в Минздрав запрос. Он просит разъяснить, как осуществляется контроль за лицами, находящимися на учете в психоневрологических диспансерах. Но психиатры практически бессильны в предотвращении случаев, подобных нижегородскому: у них нет инструментов для обеспечения принудительной явки пациента. Читайте подробнее

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение