• Москва, -7...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

С кротким рабочим визитом

Джон Керри больше не говорит о международной изоляции России

15 декабря в Кремле президент России Владимир Путин принял госсекретаря США Джона Керри и министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Вместе они, рассказывает специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, обсуждали, какую из воюющих в Сирии и Ираке организаций можно занести в белый, а какую — в черный список. Кроме того, они договорились, что 18 декабря в Нью-Йорке Сергей Лавров и Джон Керри встретятся с международной группой поддержки, чтобы подготовить проект резолюции ООН об урегулировании ситуации в Сирии. Специальный корреспондент “Ъ” считает, что именно после этой встречи госсекретарь США впервые публично отказался от идеи международной изоляции России.


Днем Джон Керри приехал в особняк МИДа на Спиридоновке. Там он почти сразу увидел новогоднюю елку и покоящегося на ней Деда Мороза — крупную елочную игрушку. Старый романтик (так по крайней мере считается среди тех, кто претендует на то, что знает его, как никто другой) расчувствовался, начал пристально разглядывать Деда Мороза, а потом и вовсе прижал его к груди. Господин Лавров поспешил объяснить, что, согласно законам гостеприимства, он должен отдать игрушку гостю, раз она ему понравилась. Джон Керри способен был сейчас многого достичь. Например, он мог внимательнее присмотреться к другим предметам в особняке Саввы Морозова: к фарфору, к картинам на стенах…

Но Джон Керри не понял своего счастья. Он и от Деда Мороза пытался отказаться, настаивая, что может и сам купить.

Но был повержен: взял.

И это была первая победа российской дипломатии в этот день. Увы, пожалуй, и последняя. Позже, прогуливаясь по Арбату, улице, которая только в советское время считалась символом свободы и независимости, а сейчас по праву считается улицей бездельников и неудачников, Джон Керри приобрел матрешку, тряпичную куклу, а также два янтарных кольца (в отличие от переговоров с российским коллегой здесь он не торговался, так что одному из посольских его выбор обошелся в 35 тыс. руб.— и, похоже, посольский еще дешево отделался, пожалели его).

И Джон Керри поехал в Кремль.

Перед встречей с Владимиром Путиным он, как ни странно, заметно нервничал: то и дело оглядывался на дверь, из которой, как он предусмотрительно выяснил, должен был выйти российский президент, причем один раз американскому госсекретарю показалось, что тот и в самом деле выходит, а он, Джон Керри, стоит к нему спиной,— и он развернулся на одном каблуке на 180 градусов в некотором, казалось, даже ошеломлении.

И увидел перед собой Дмитрия Пескова…

Джону Керри трудно было сделать вид теперь, что он все равно очень рад, но он все-таки постарался. Получилось ли у него? Да нет.

Тем временем Виктория Нуланд, его заместитель, была сосредоточена и хмура. Она стояла, поджав губы, и еле заметно при этом еще и шевелила ими. Кажется, она разговаривала сейчас с Владимиром Путиным. И я не сразу понял, защищается она или нападает. А впрочем, по тому, как вдруг вспыхивал в ее глазах мрачноватый огонь (это она вдруг распахивала полуприкрытые ресницы) и потом медленно и печально угасал, я понимал: она по крайней мере точно не с нами.

Наконец, из-за двери и в самом деле вышел Владимир Путин. Джон Керри, уже несколько минут по просьбе одного из американских фотографов стоявший в одиночестве, чтобы была возможность в конце концов снять его как будто бы наедине с Владимиром Путиным, бросился к нему. Это выглядело вежливо, а не как-нибудь по-другому. У этого человека очень хорошие манеры.

Владимир Путин усадил американского госсекретаря за стол, внимательно посмотрел на него и вдруг сказал, что следит (а вот это слово именно сейчас было лишним, хоть и понятно, как трудно Владимиру Путину обходиться без него) за его перемещениями по миру.

— Вам надо выспаться,— произнес российский президент.

Джон Керри, выслушав перевод, совершенно не изменился в лице. Он предпочел вообще никак не среагировать на это замечание. Хотя бы по этому эпизоду было ясно, что он не напрасно так много передвигается по этому миру.

Вряд ли Владимир Путин вкладывал в слово «выспаться» какой-то сакральный смысл. Скорее всего, хотел продемонстрировать заботу об этом человеке, продемонстрировать хозяйское покровительство. Получилось сразу несколько смыслов. То есть Джону Керри на самом деле следовало уже перестать суетиться в попытке охватить своим присутствием весь мир. Кроме того, выглядел госсекретарь, значит, откровенно уставшим, и можно ли было в таком виде приезжать к президенту России, чтобы вести переговоры, от которых зависит в конце концов судьба того же самого мира…

И что, сколько бы Джон ни ездил туда-сюда, смысла в этом ведь никакого нет и не будет…

И кажется, господин Керри успел обо всем этом подумать и все эти смыслы по достоинству оценить.

Владимир Путин добавил, что Сергей Лавров сообщил ему о выдвинутых по поручению президента США предложениях (между елкой и Арбатом), которые касаются ситуации в Сирии и на Украине.

Значит, такие предложения существуют. И видимо, они отличаются от тех, что были до сих пор: иначе какой бы смысл был говорить о них сейчас?

— Вместе Россия и США могут сделать многое, чтобы продвинуться всерьез,— произнес Джон Керри — максимум того, на что был, видимо, способен в этот вечер вместе со всем своим дипломатическим величием.

Переговоры продолжались уже больше трех часов: Джон Керри принес на них такого размера и такой толщины книжищу с таким количеством закладок, что уйти раньше ни у кого не было никаких шансов.

Между тем обсуждали, по данным “Ъ”, то, в чем можно было договориться: списки воюющих структур, с которыми можно иметь дело, и списки тех, кого следовало отнести к типичному ИГ.

О судьбе Башара Асада на этот раз говорили, по сведениям “Ъ”, вскользь и не потому, что эта судьба уже никого не интересует.

А потому, что если опять начать об этом, то только расстраиваться.

Выйдя к журналистам в десять часов вечера, Сергей Лавров и Джон Керри рассказали, что, прежде всего, договорились встретиться 18 декабря в Нью-Йорке с международной группой поддержки, чтобы после этой встречи вынести на Совет Безопасности ООН проект резолюции об урегулировании ситуации в Сирии.

Интересно, что Джон Керри заявил:

— Хотя никто не должен выбирать между диктатором и террористами, США не стремятся сейчас к изменению режима в Сирии. При этом мы не считаем, что сам Асад имеет возможность быть лидером в Сирии.

Так или иначе, он повторил это несколько раз. То есть теперь это то, чем по крайней мере еще некоторое время (может, дней даже пять) будет гордиться российская дипломатия.

Американский журналист спросил Джона Керри, почему тот разговаривает с российским президентом на российской земле и «где та изоляция, которую обещал Барак Обама»?

— Когда президент сказал,— после некоторой заминки объяснил американский госсекретарь,— это было сказано в плане реагирования на аннексию Крыма, против которой мы выступали и продолжаем выступать. США вместо военных действий пошли тогда на другие шаги. Но у нас нет политики, направленной на изоляцию России. Это демонстрация зрелости обоих лидеров. Мы сумели во время войны в Сирии вывести химическое оружие из Сирии. Такого не было никогда!

Джон Керри был сейчас, конечно, голубем, и очень кротким. Он даже руку к сердцу прикладывал, заверяя, что ни в коем случае нет идей изолировать Россию.

И даже, может быть, верил в то, что говорил.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение