• Москва, +15....+24 облачно
    • $ 65,20 USD
    • 72,84 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Подумать на два шока вперед

Росстат и ИЭП фиксируют возвращение рецессии в промышленность

Ожидания правительственных экономистов быстрого выхода из рецессии не оправдываются: четвертый квартал 2015 года, как следует из сводки промпроизводства Росстата за ноябрь, не принесет стабилизации промышленности — она вновь и довольно уверенно набирает скорость падения. Об этом свидетельствуют и опубликованные вчера декабрьские оценки индекса промышленного оптимизма ИЭП имени Гайдара. На начало года приходится реализация множества отложенных эффектов шока начала 2015 года, в первом полугодии 2016 года реакцией экономики в целом на новый нефтяной шок вряд ли будет ожидавшийся ранее восстановительный рост.


В ноябре 2015 года Росстат зафиксировал спад выпуска в терминах год к году на 3,5% против 3,6% в октябре, тогда как рынок прогнозировал его замедление до 3%. Принимая во внимание эффект крайне низкой базы (в ноябре выпуск просел на 0,4% после роста на 2,9% в октябре 2014-го) и большее количество рабочих дней (20 в ноябре 2015 года против 18 в ноябре 2014-го), статистика Росстата оказалась крайне слабой, отмечает Дмитрий Полевой из ING Russia. Последнее особенно заметно в обрабатывающих отраслях, которые в ноябре 2014 года рухнули на 3% против роста на 3,6% в октябре 2014-го, а в ноябре 2015 года падение в них замедлилось лишь до 5,3% против 5,9% в октябре. В отраслевом разрезе лучше остальных выглядят пищевики, производители химии и некоторых видов оборудования. На фоне снижения цены нефти добывающие отрасли в ноябре фактически вернулись к стагнации (минус 0,1%) после роста на 1,4% в октябре. В электроэнергетике и ЖКХ падение стабилизировалось на уровне 3,5% (минус 3,6% в октябре).

Хотя в Минэкономики утверждали, что не видят оснований для прекращения стабилизации выпуска, наметившейся в третьем квартале 2015 года, уже октябрьская оценка промышленного роста Росстата с учетом сезонности указала на спад 0,2%, но в ведомстве Алексея Улюкаева настаивали на продолжении стагнации в промышленности на уровне плюс 0,1% (см. "Ъ" от 11 декабря).

В ноябре 2015 года с учетом сезонности падение усилилось до 0,6%, считают в Росстате. В ЦМАКПе же оценивают снижение промышленности с учетом сезонности на 0,4% в ноябре после снижения на 0,3% в октябре. Добывающие отрасли за ноябрь просели на 0,3% впервые с начала года, а спад в обработке составил 0,6%. Быстрее всего падали пищевые производства (-1,5% против роста на 0,4% в октябре), производство непродовольственных товаров повседневного спроса (-1,7% против -1%) и товаров длительного пользования (-3,6% против -1,3%). "Ни о каком улучшении промышленных показателей говорить не приходится",— заключает Дмитрий Полевой.

В свою очередь, первые декабрьские оценки индекса промышленного оптимизма ИЭП имени Егора Гайдара фиксируют падение индикатора на 3,7 пункта и переход его в отрицательную зону. Индикатор пережил самое существенное негативное изменение с 2009 года, достигнув 30-месячного минимума из-за снижения всех составляющих агрегатного показателя. Основным источником снижения индекса стало резкое ухудшение (до минимальных показателей 2010 года) удовлетворенностью текущего спроса. "Промышленности не хватает спроса для реализации своих пока еще вполне оптимистичных планов выпуска",— подчеркивают авторы исследования, фиксируя одновременно ухудшение оценок запасов готовой продукции.

Хотя опрошенные компании продолжают наращивать оптимизм в прогнозах по отношению к 2016 году, опрошенные Центром развития ВШЭ в конце ноября — еще до текущего обвала цен на нефть — профессиональные прогнозисты ухудшили свои оценки роста экономики РФ в 2016 году до -0,3% против 0,1% в начале августа 2015 года. В опубликованном вчера центром очередном докладе об экономике РФ заключается: существует масса эффектов, которые проявятся уже в ближайшие месяцы и будут способствовать углублению рецессии. Среди них спровоцированное очередным обвалом нефтяных цен прогрессирующее сокращение импорта при отсутствии успехов в импортозамещении, что будет означать сокращение поставок сырья и оборудования для российских предприятий и дальнейшее сокращение ассортимента потребительских товаров. "Как и в конце 2014 года, эффекты от ослабления рубля будут накладываться на эффекты санкций (теперь против Турции), а также на эмбарго на поставку украинских товаров с начала 2016 года, когда вступает в силу экономическая часть соглашения об ассоциации. Завершает картину недавно принятое решение об ограничении госзакупок импортных лекарств. Каким бы ни оказалось суммарное ускорение инфляции, оно приведет к новому падению реальных зарплат и розничного товарооборота",— отмечает глава центра Наталья Акиндинова.

Отметим, практически вся антикризисная стратегия правительства России до последнего времени ориентировалась на стабилизацию в промышленности и в целом в экономике при адаптации цен на нефть на уровне около $50 за баррель. Осенне-зимнее снижение цен до уровня $40 за баррель и ниже — фактически новый шок в новых условиях. Они не во всем сложнее, чем в конце 2015 года: так, с начала года внешняя кредитная задолженность компаний существенно упала, экономика также начала адаптацию к плавающему курсу рубля — однако новые цены на нефть и сложная бюджетная ситуация с большой вероятностью аннулируют часть результатов адаптации и усилят отдаленные эффекты событий начала 2015 года. Сила и масштаб этого шока пока не прогнозируемы, но, судя по очень быстрой реакции промышленности на эти события, он может быть чувствительным.

Алексей Шаповалов, Дмитрий Бутрин


Газета "Коммерсантъ" №232 от 16.12.2015, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение