• Москва, +16....+22 малооблачно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Presidential Press Service/ Pool/ AP

Раздоры полетов

Инцидент с Су-24 скажется на отношениях Москвы и Анкары, но не на попытке создания антитеррористической коалиции

События вчерашнего дня показали, что инцидент с бомбардировщиком Су-24, сбитым турецкими ВВС, не вызовет полномасштабного конфликта между Москвой и Западом и его последствия ограничатся российско-турецкими отношениями. Сдержанная реакция союзников Анкары по НАТО свидетельствует об их неготовности безоговорочно поддержать Турцию и открыть еще один фронт против России в условиях продолжающихся попыток создать коалицию против "Исламского государства". Анкара же хоть и делает примирительные заявления в адрес Москвы, но продолжает настаивать на том, что Су-24 нарушил воздушное пространство Турции, а российская авиация в Сирии бомбит не террористов, а мирных жителей. Власти РФ ни с одним из этих обвинений не согласны и грозят Турции "серьезными последствиями для всего комплекса двусторонних отношений".


Спасти штурмана

О том, что штурман Су-24 капитан Константин Мурахтин спасен спецподразделениями РФ и сирийской армии, вчера заявил министр обороны Сергей Шойгу. По его словам, операция длилась 12 часов и завершилась около 3:40 по московскому времени. "Штурман доставлен на нашу базу (Хмеймим.— "Ъ"). Жив, здоров",— добавил глава Минобороны, выразив благодарность всем, кто "с огромным риском работал всю ночь".

По словам источника "Ъ" в органах оперативного военного управления РФ, для поисков капитана Мурахтина были задействованы все силы и средства, имевшиеся в распоряжении российской группировки на авиабазе Хмеймим: в частности, беспилотники типа "Орлан-10". Как только им удалось зафиксировать его местонахождение, в район гор Кызылдаг для спасения выжившего летчика были направлены два вертолета Ми-8 со спецназом. К этому моменту Мурахтина уже обнаружили бойцы сирийских правительственных войск, которые дождались прибытия поисково-спасательной группы. В ходе операции один из вертолетов был обстрелян и совершил вынужденную посадку близ Туркменских гор. В ходе перестрелки морпех Александр Позынич получил смертельное ранение, но оставшимся членам поисково-спасательной команды удалось эвакуироваться и добраться до Хмеймима без потерь.

Сам капитан Мурахтин рассказал, что чувствует себя хорошо и намерен просить командование разрешить ему дальнейшее прохождение службы на сирийской авиабазе. "Я обязан вернуть должок за командира",— сказал летчик, имея в виду погибшего подполковника Олега Пешкова.

Комментируя обвинения турецких военных о входе бомбардировщика в воздушное пространство их страны, штурман заявил, что исключает такую возможность "даже на секунду": "Мы летели на высоте около 6 тыс. м, погода была ясная, весь наш полет до момента взрыва ракеты мною полностью контролировался. Я прекрасно видел и по карте, и на местности и где граница, и где находимся мы: даже угрозы выхода в Турцию не было". По его словам, пилоты F-16 не выходили с ним на контакт, не было ни визуальных предупреждений, ни радиообмена, поэтому Су-24 "заходил на боевой курс в штатном режиме". "Нужно понимать, какая скорость у бомбардировщика и какая у истребителя F-16. Если бы нас хотели предупредить, то могли бы показать себя, встав на параллельный курс",— сказал он, добавив, что ракета "воздух-воздух" пришла в хвост Су-24 внезапно и пилоты не смогли совершить противоракетный маневр.

Постоянный совет Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) на экстренном заседании, созванном вчера по инициативе России, расценил инцидент с Су-24 как "грубейшее нарушение норм международного права с самыми тяжелыми последствиями". "Действия (турецких ВВС.— "Ъ") также являются прямым нарушением Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечения безопасности полетов в Сирийской Арабской Республике, заключенного с США и распространяющегося на все страны коалиции, включая Турцию",— заявили в ОДКБ. На то, что турецкие ВВС "не принимали каких-либо мер предосторожности", предусмотренных российско-американским меморандумом, посетовал вчера и глава МИД РФ Сергей Лавров.

Между тем, по данным "Ъ", позиция США заключается в том, что этот меморандум распространяется на турецкие самолеты, участвующие в операциях против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) на территории Сирии и Ирака. Если же турецкие самолеты охраняют территорию Турции внутри самой страны, они этим меморандумом не связаны, о чем якобы была предупреждена Москва.

Турецкие же власти вчера заявили, что о российской принадлежности сбитого во вторник Су-24 стало известно уже после инцидента. "Было два самолета, которые на протяжении пяти минут получили десять предупреждений. Противодействие им было оказано в рамках международных правил и внутри воздушного пространства Турции,— объявил премьер Турции Ахмет Давутоглу.— Когда поступили заявления от российских властей, мы узнали, что самолет принадлежал России". По версии Анкары, российские самолеты на 17 секунд вторглись в воздушное пространство Турции, где один из них и был подбит.

В Москве настаивают на том, что Су-24 был сбит в небе над Сирией, и не верят словам Анкары о том, что турецкие ВВС не знали, по кому бьют. "У нас серьезные сомнения в том, что это был непреднамеренный акт. Это очень похоже на спланированную провокацию",— заявил вчера Сергей Лавров.

Концепция неоосманизма

Господин Лавров вчера пояснил, почему российская авиация проводила боевые операции на северо-западе Сирии, близ турецкой границы. Во-первых, по его словам, "в этом районе, который турецкие коллеги считают населенным сирийскими туркменами (другое название туркоманы.— "Ъ"), насчитывается несколько сотен, а может быть, и тысяч с лишним боевиков из числа граждан России". "Они представляют прямую угрозу нашей безопасности и безопасности наших людей",— сказал глава МИДа. А во-вторых, по его словам, в этом же районе "расположена и инфраструктура боевиков, включая склады с вооружением и боеприпасами, командные центры, пункты снабжения". Сергей Лавров рассказал, что вчера в ходе телефонного разговора с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу он поинтересовался, "не означает ли такое внимание Анкары к этому району, включая постоянные предложения создать буферную зону на этой территории, стремления оградить эту инфраструктуру и не допустить ее уничтожения". "На этот вопрос я не получил ответа",— сказал российский министр.

Между тем Ахмет Давутоглу вчера заявил, что в районе, который бомбили российские самолеты, "вообще нет террористов", а "лишь мирные жители". А президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган добавил, что его страна обязана защищать "права своих братьев" в Сирии, имея в виду как раз сирийских туркменов.

Сирийские туркмены — небольшая этническая группа, насчитывающая, по разным оценкам, от 100 тыс. до 200 тыс. человек и сосредоточенная в основном на северо-западной границе между Сирией и Турцией. Согласно регулярно обновляемой американским Центром Картера карте расстановки сил в Сирии, этот район занят не террористами, а силами сирийской оппозиции. На Западе вооруженные группировки сирийских туркменов считают не террористическими структурами, а умеренными силами, противостоящими режиму президента Сирии Башара Асада.

Турецкие власти к сирийским туркменам относятся с особой симпатией. Сирийские туркмены — потомки тюрков-огузов, этнически близкородственные современным туркам и говорящие на схожем языке. После развала Османской империи в 1922 году бывшая турецкая провинция Халеп с центром в Алеппо отошла Сирии, и сирийские туркмены оказались отрезаны от основной массы турок. Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров пояснил "Ъ", что Турция традиционно занимает по отношению к сирийским туркменам роль покровителя и старается выступать гарантом их прав. "Когда начался конфликт в Сирии — на них сделала ставку турецкая разведка. В большинстве они не происламские, не продемократические, они протурецкие",— говорит эксперт.

Поддержка, оказываемая Турцией сирийским туркменам в ходе кризиса в Сирии, стала продолжением выработанной несколько лет назад Ахметом Давутоглу концепции по защите интересов турок и близких им народов за пределами страны. Сорвав попытки воплотить в жизнь собственную доктрину "нулевых проблем с соседями" (была анонсирована господином Давутоглу в 2009 году), власти Турции пересмотрели внешнеполитическую стратегию, после этого получившую название "концепция неоосманизма". Она подразумевала, что Турция под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана постепенно будет возвращать себе статус сверхдержавы, утраченный со времен падения Османской империи. В отличие от своих предшественников, которые пытались закрепить влияние Анкары на Балканах, а также на территории некоторых республик бывшего СССР, господин Эрдоган сфокусировался на бывших арабских владениях Османской империи. Последние несколько лет Турция не оставалась в стороне от кризисов ни в Египте, когда там свергали режим "Братьев-мусульман" во главе с Мохаммедом Мурси, ни в Йемене, где недавно противостояние между суннитами и шиитами достигло пика. Турецкого лидера с овациями встречали жители Палестины и считали едва ли не главным своим покровителем воюющие в Сирии против Башара Асада группировки суннитских радикалов, например, из "Джебхат ан-Нусры", едва ли не первой поздравившей партию сторонников господина Эрдогана с победой на досрочных выборах 1 ноября. Анкара делает ставку на военизированные подразделения сирийских туркменов как в противостоянии с режимом Башара Асада, так и в борьбе с сирийскими курдами, которых турецкие власти считают террористами.

Большая часть вооруженных туркменских отрядов воюет в провинции Латакия (так называемая "Бригада туркменской горы"), в Алеппо (десятки групп, включая крупную бригаду "Султан Мехмет Завоеватель") и Хомсе ("Туркмены Хомса" и другие группы). В июле представители сирийских и иракских туркмен собрались в турецком городе Газиантеп, где объявили о создании туркменской армии, способной противостоять силам Башара Асада и курдским войскам.

Россия ответит комплексно

В России пока продолжается дискуссия о том, какие политические, торгово-экономические и военные меры необходимо принять в ответ на действия Турции. О мерах военного характера вчера объявил глава Минобороны Сергей Шойгу (см. материал на стр. 1). Дипломатический источник "Ъ" в Москве предупредил, что сбитый самолет "будет иметь самые серьезные последствия для всего комплекса российско-турецких отношений": "Все решения в отношении Турции, которые отныне будут приниматься, будут нести тень этой трагедии". А источник, близкий к Кремлю, сообщил "Ъ", что власти РФ приняли решение не проводить намеченный на середину декабря российско-турецкий саммит в Санкт-Петербурге.

При этом часть вчерашних заявлений турецкого руководства, наоборот, была выдержана в примирительных тонах. Мевлют Чавушоглу в ходе разговора с Сергеем Лавровым принес соболезнования в связи с гибелью российских военнослужащих. А Ахмет Давутоглу назвал Россию "другом и союзником". "Мы не намерены сворачивать отношения с Россией",— заверил премьер. Но при этом, выступая на собрании депутатов правящей Партии справедливости и развития, премьер объявил: приказ сбить самолет отдал лично он. Зал встретил это сообщение овацией, одобрительными свистами и криками "браво".

То, что, несмотря на резкую риторику внутри страны, турецкие власти прилагают усилия, чтобы погасить конфликт с Россией, может объясняться не только жесткой реакцией Москвы, но и позицией союзников Турции по НАТО, не стремящихся безоговорочно встать на сторону Анкары. Заявления, прозвучавшие вчера в мировых столицах, свидетельствуют как минимум об озадаченности западных лидеров в связи с инцидентом с Су-24, а также об их неготовности открыть еще один дипломатический фронт против России. Тем более что российский самолет был сбит в тот самый момент, когда усилия по созданию по-настоящему широкой коалиции против "Исламского государства", предпринимаемые президентом Франции Франсуа Олландом совместно с лидерами России, США, Великобритании и Германии, вступили в решающую стадию.

Москва же накануне сегодняшних переговоров Владимира Путина с Франсуа Олландом получила еще один веский аргумент в пользу своих призывов о необходимости скорейшей координации усилий с Западом и странами региона по борьбе с "Исламским государством". Существование двух параллельных коалиций — западной во главе с США и "российско-сирийско-иранской" — стало одной из причин повышения риска столкновений, подобных инциденту с Су-24.

Михаил Коростиков, Ольга Кузнецова, Иван Сафронов, Сергей Строкань, Максим Юсин


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение