• Москва, +15....+26 малооблачно
    • $ 64,26 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Чиновники поставили себе пятерку за реформы

В Москве обсудили настоящее и будущее городского образования

Столичные чиновники и эксперты РАНХиГС на специальной конференции подвели промежуточные итоги реформы школьного образования в Москве. Участники ожидаемо одобрили все действия городских властей — укрупнение школ, переход на подушевое финансирование, а также перевод кружков с секциями из дворцов пионеров напрямую в учебные заведения. По словам чиновников, теперь у учителей выросла зарплата, школьники получили возможность выбирать профильные предметы, а дополнительное образование стало более доступным. Впрочем, опрошенные “Ъ” педагоги пришли к совершенно противоположным выводам.


Конференцию «Сравнительная оценка состояния и прогноз развития региональных систем образования» провели совместно департамент образования Москвы, РАНХиГС и Аналитический центр при правительстве РФ. Наиболее подробно участники мероприятия обсудили реформы, которые идут в Москве с ноября 2010 года — тогда городской департамент образования возглавил Исаак Калина. «Осень 2015 года для Москвы — отчетный период, потому что происходящие изменения в системе российского образования были частью долгосрочного плана, который реализуется правительством Москвы в новом его составе»,— заявил депутат Мосгордумы Антон Молев.

Самое известное нововведение, предложенное господином Калиной,— объединение школ и детских садов в крупные многопрофильные комплексы, которое ускоренными темпами прошло в 2012–2013 годах (см. “Ъ” от 8 ноября 2012 года). В итоге, по данным участников конференции, 4 тыс. учебных заведений Москвы были преобразованы примерно в тысячу образовательных центров. Основной целью слияния школ эксперты называют повышение качества образования. Согласно стандартам для старших классов, ученики имеют право сформировать собственную образовательную траекторию — выбрать, какие предметы изучать углубленно для поступления в вуз. Маленькие школы не могли предоставить ученикам всю полноту выбора, считают эксперты. А теперь 90% школ Москвы дают возможность выбрать профильные классы по нескольким направлениям — гуманитарное, физико-математическое, социально-экономическое и другие. Другой, неофициальной причиной реформы было стремление сэкономить на зарплатах для администрации школ. Как признал ведущий сотрудник РАНХиГС Сергей Беляков, слияние учебных заведений может в итоге не повлечь за собой никакого «экономического эффекта». Об этом, по словам специалиста, свидетельствует опыт подобных практик в СССР.

Теперь опробованный в Москве подход распространился на остальную страну. «Мы не первый год проводим мониторинг эффективности школ по стране,— отметила директор центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко.— Я могу сказать, что сейчас процесс объединения школ идет очень активно».

Другая реформа, связанная с укрупнением школ, касается финансирования учебных заведений. Раньше городской бюджет распределял основную часть средств, опираясь на статус: лицей, гимназия и обычная школа получали разные суммы. В 2011 году столица перешла к «подушевому» финансированию — школа получала определенную сумму денег за каждого ученика. Это послужило дополнительным аргументом в пользу объединения: образовательный центр, в котором учатся много детей, получает из бюджета больше денег, чем отдельная школа. «Новая логика финансовой обеспеченности стала мощным мотивирующим фактором для всех последующих изменений,— подчеркнул представитель департамента образования Москвы Александр Молотков.— Система стала ориентирована на ученика, а не на квадратные метры. В результате у школ появилась заинтересованность в работе с каждым учеником и приумножении ученического коллектива».

Третий этап реформ, начавшийся с этого года, касается дополнительного образования — кружков и секций. Раньше они располагались преимущественно во дворцах пионеров и подобных учреждениях, однако теперь их объединяют со школами либо просто сокращают. В одной только Москве количество подобных учреждений сократилось со 149 до 38. Участники конференции считают это положительным результатом. «Допобразование активно развивается, оно вышло из стен детских центров, и стало неотъемлемой частью учебного процесса,— заявил господин Молотков,— Сегодня больше 800 тыс. детей занимаются в кружках именно при школах». В итоге участники конференции пришли к выводу, что проведенные реформы повысили качество образования в столичных школах. Так, в 2015 году в список 25 лучших школ страны вошли 12 московских учреждений.

Впрочем, опрошенные “Ъ” учителя отзываются о реформах по-другому. «Оптимизация управления образования привела к уничтожению всех авторских и маленьких хороших школ,— заявил член совета профсоюза “Учитель” Всеволод Луховицкий.— Школа, в которой учителя не знают директора, а лишь его пятого заместителя — не тот “родной дом”, которым называют идеальную школу. Объединяя школы, чиновники совершенно не думали о том, как они будут вместе функционировать, ведь в каждой школе была своя атмосфера, микроклимат». Переход к «подушевому» финансированию, говорит учитель, привел к тому, что классы в московских школах переполнены: «В среднем в классе теперь больше 30 человек, что исключает индивидуальный подход к ученику». «Да и экономии не получается. Вместо пяти директоров в новом центре остался один, зато количество завучей увеличилось, а ведь им тоже надо платить»,— рассказал эксперт.

Педагог из сферы дополнительного образования, попросивший не называть его имени и места работы, заявил “Ъ”, что в результате реформы серьезно увеличилось расходы родителей. «В школах, в отличие от дворцов пионеров, почти все секции оказались платными. Поэтому многие родители, особенно в семьях с несколькими детьми, вынуждены отказываться от услуг, хотя спрос на них действительно большой»,— говорит он. Кроме того, теперь поездки на различные фестивали и конкурсы вынуждены оплачивать родители. «Талантливые дети зачастую не могут принять участие в таких мероприятиях, поэтому едут не самые достойные, а дети из семей с высоким достатком»,— жалуется педагог.

«Мы приходим в школу и спрашиваем, сколько стоят занятия в секции. Нам говорят, что недорого, 300 руб. в час,— возмущается глава комиссии по безопасности Общественной палаты РФ Антон Цветков.— Но занятие в секции длится минимум полтора часа, значит, надо платить уже 450 руб. Минимум 12 занятий в месяц обойдутся родителям в 5,4 тыс. руб. А если ребенок хочет несколько секций? А если детей несколько? О каком дополнительном образовании мы можем говорить в таких условиях?»

Никита Скороходов, Анна Барсукова, Александр Черных


"Коммерсантъ" от 23.11.2015, 00:38

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение