• Москва, +17....+21 небольшой дождь
    • $ 63,74 USD
    • 70,30 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ

В убийстве Бориса Немцова появились гашиш и героин

Эксперты идентифицировали находки в квартире обвиняемых

Вчера "Ъ" стали известны результаты химической экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела об убийстве Бориса Немцова. Как выяснилось, обвиняемые в этом громком преступлении хранили у себя дома приличный запас героина и гашиша. На фабулу обвинения этот факт вряд ли серьезно повлияет, зато защита может его использовать, попытавшись убедить присяжных в том, что заказчик убийства не стал бы поручать его наркоманам.


Химическая экспертиза, результаты которой стали известны на днях, была назначена еще весной, после серии обысков, проведенных СКР в двух квартирах обвиняемых, расположенных в домах N3 и N46 на Веерной улице в Москве, а также в автомобиле Mercedes ML-300, которым чеченцы пользовались. Тогда в числе обычных бытовых предметов вроде одежды и посуды, на которых экспертам предстояло обнаружить биологические следы и отпечатки пальцев пятерых обвиняемых или их отсутствие, были изъяты пакет с белым порошком и затвердевший комок некоего вещества бурого цвета. Оба подозрительных предмета были спрятаны в шкафчике под кухонной мойкой в квартире дома N3. Это жилище, напомним, свидетель по делу, бывший комбат одного из батальонов полка внутренних войск "Северный" Руслан Геремеев арендовал для своих приятелей, ставших впоследствии обвиняемыми,— предполагаемого киллера Заура Дадаева, водителя Анзора Губашева и Беслана Шаванова, который, как полагает следствие, следил за жертвой.

Вчера стало известно, что порошок эксперты-химики признали героином, а комок бурого вещества оказался спрессованным гашишем.

Стоит отметить, что наркотическая составляющая появилась в уголовном деле об убийстве Бориса Немцова еще в самом начале расследования. Главный обвиняемый Дадаев, улетевший из Москвы на следующий день после преступления, был задержан в Ингушетии местными наркополицейскими по подозрению в незаконном обороте запрещенных препаратов и лишь затем передан ими оперативникам ФСБ, участвующим в оперативном сопровождении уголовного дела об убийстве политика. Затем о пристрастии предполагаемого киллера к наркотикам заявил на допросе его вероятный пособник Шадид Губашев — единственный из пятерых обвиняемых согласившийся на сотрудничество со следствием. Изложенная им версия событий выглядела довольно оригинально: Заур Дадаев, по словам Шадида Губашева, любил порассуждать на тему антироссийских и "оскорбительных для мусульман" (с его точки зрения) высказываний Бориса Немцова, однако всякий раз делал это только тогда, когда покуривал "косячок". С учетом появившихся подозрений следствие поставило перед экспертами задачу искать на личных вещах обвиняемых не только частицы продуктов выстрела или ружейной смазки, но и возможные следы наркотиков. Так в уголовном деле и появились героин с гашишем.

Как выяснилось, отношение к результатам химической экспертизы у участников расследования неоднозначное. Так, адвокат Заура Дадаева Шамсудин Цакаев заявил "Ъ", что его клиент никогда не употреблял наркотики и откуда в квартире на Веерной появились подозрительные упаковки, ему неизвестно. "При задержании у моего клиента брали кровь и ногтевые срезы, однако экспертизу на наличие в биоматериале следов наркотиков не назначили,— пояснил защитник.— Таким образом, считать моего клиента наркозависимым у следствия нет никаких оснований. Героин же в квартире могли оставить и ее хозяева, и многочисленные гости, которые там бывали. Наконец, я не исключаю, что наркотики вообще подбросили при обыске".

В свою очередь, близкий к следствию источник пояснил "Ъ", что героин и гашиш, если, конечно, их владельцем будет признан Заур Дадаев, позволят следствию дополнить выдвинутые против него обвинения серьезной ст. 228 УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконный оборот наркотиков. Однако, воспользуется ли следствие этой возможностью, пока неясно. СКР, напомним, полагает, что убийство Бориса Немцова было совершено по найму — обвиняемым инкриминируется п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. По версии следователей, заказчик предоставил исполнителям оружие и транспорт, а после акции пообещал выплатить троим ее непосредственным участникам солидное вознаграждение — по 5 млн руб. каждому. При этом задержать предполагаемого организатора преступления — Руслана Мухудинова — до сих пор не удалось. Уголовное дело в отношении неустановленного заказчика, скорее всего, придется выделять в отдельное производство, поэтому на предстоящем уже в начале следующего года судебном процессе по делу исполнителей убийства обвинению будет непросто убедить присяжных в том, что преступление вообще было заказным. Признание же предполагаемого киллера наркозависимым может и вовсе стать дополнительным аргументом в пользу защиты. Ведь очевидно, что человек, обладающий серьезными связями и финансовыми ресурсами, замышляя преступление, которое наверняка вызовет огромный резонанс и повлечет за собой масштабное и тщательное расследование, никогда не станет связываться с наркоманами.

Сергей Машкин


Газета "Коммерсантъ" №209 от 13.11.2015, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение