• Москва, +15....+22 дождь
    • $ 64,81 USD
    • 73,21 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Reuters

WADA камень точит

Мировому спорту предстоит большая чистка, считает Александр Аничкин

300 с лишним страниц доклада комиссии Паунда потрясли не только Россию. В мире большого спорта повис вопрос: кто следующий?


Александр Аничкин, Париж — Лондон


Доклад независимой комиссии Ричарда Паунда о ситуации с допингом в российском спорте не сходит с мировой "новостной обложки" неделю, и это только начало. Подвисло участие наших спортсменов в Олимпиаде в Рио. По всему миру спортсмены, политики, журналисты гадают, по кому жахнет следом. Достается нынешнему главе Международной федерации легкой атлетики (IAFF) Себастьяну Коэ. А его предшественник Ламин Диак с помощниками и вовсе арестован французскими властями по подозрению в коррупции накануне женевской пресс-конференции, где доклад представили публике.

В общем, не просто сенсация, а настоящая бомба — не просто допинг, а допинг вперемешку с коррупцией, агентами ФСБ, допинг как государственная политика. Сатирики производят карикатуры на злобу дня, как в годы холодной войны. На рисунке Мэтта, карикатуриста "Дейли телеграф", два медведя беседуют в берлоге. "Нет,— говорит один другому,— ни за что бы не стал есть российского легкоатлета, они все напичканы химией".

Дело, впрочем, нешуточное. Во весь рост стоит вопрос о дисквалификации российских легкоатлетов, а возможно, и других спортсменов, на несколько лет, что автоматом включает и мировые чемпионаты, и Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро (до них уже меньше года). Среди дальних последствий — угроза чемпионату мира по футболу — 2018 в России. Коррупционная составляющая расследований, как предполагают аналитики, может сомкнуться с тем расследованием, которое ведет комиссия по этике в ФИФА.

Почему весь фокус именно на России? Если послушать российских официальных лиц, может показаться, что это полная неожиданность. На самом же деле нет: независимая комиссия, созданная Всемирной антидопинговой ассоциацией (WADA), начала расследование еще в декабре прошлого года, когда немецкий телеканал ARD показал расследование Хайо Зеппельта с участием ведущих российских спортсменов. Их обвинения, напомню, касались не только систематического употребления допинга, но и коррупции в крупных размерах. В принципе, неприятностей можно было ожидать, хотя, как выясняется, пресс-конференция WADA в Женеве застала врасплох не только российских спортивных чиновников.

Реакция на реакцию


Всем на Западе ясно, какой это удар по России, по спорту, по национальному престижу. Может быть, поэтому за сообщениями о скандале и его последствиях проскальзывает нотка сочувствия: шутки есть, но нет злорадства.

Пресса сообщает о поручении президента Путина тщательно расследовать выводы комиссии Паунда. Отметили и утвержденную министром спорта РФ Мутко отставку главы московского Антидопингового центра Григория Родченкова — одного из главных "героев" ARD и расследования Паунда. Позитивную реакцию вызвало интервью ВВС генсека Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Михаила Бутова, который прямо признал, что проблема с допингом существует, она серьезна и с ней пытаются бороться. Вспоминают, например, о двухлетней дисквалификации по решению российской федерации бегуньи Лилии Шобуховой: ее лишили медалей и призов за победу на лондонском и чикагском марафонах (дисквалификация закончилась в августе этого года).

Все отмечают, что Россия не отбивается от обвинений, а принимает их к сведению и реагирует, причем активно. Как пойдет дело дальше, зависит от того, как эффективно и открыто пройдет чистка спорта. Но есть и другая сторона. На Западе нередко упрекают Москву в whataboutism — "какнасчетизме", когда вместо ответов на критику слышится: а у вас-то что, посмотрите на себя. Однако допинговый скандал — тот самый случай, когда Запад сразу же посмотрел на себя сам.

И это неспроста. Та же Франция до сих пор содрогается от позора с допинговыми скандалами на самом любимом в стране и одном из самых престижных в мире соревновании — велогонке "Тур де Франс". После многих лет споров, отрицаний, в том числе под присягой, семикратный чемпион гонки американец Лэнс Армстронг вынужден был все же признаться в употреблении допинга. Его лишили титулов. Но какой позор для самой велогонки! Не один ведь раз прозевали, а семь, и не рядового гонщика, а чемпиона!

Прямо на пресс-конференции выплыл скандал не только с московской, но и с лозаннской лабораторией: в ней, как утверждает Паунд, бесследно исчезли 67 проб российских легкоатлетов, которые WADA якобы строго наказало не трогать. Сейчас директор лаборатории Марсьяль Сожи, изо всех сил стараясь быть вежливым (его лаборатория аккредитована WADA), требует объяснить, кто именно давал ему эти "строгие указания" и в чем они состояли. "Мы,— говорит Сожи,— обрабатываем по 10 тысяч проб в год, храним 30 тысяч, в соответствии с указаниями WADA, были пионерами по внедрению "паспорта крови" (предполагает регулярный забор крови у спортсменов для постоянного контроля) и, видимо, заслуживаем того, чтобы претензии высказали сначала нам, а не сразу на публику".

Скандальная ситуация складывается и для главы IAFF британца Себастьяна Коэ. Его предшественник Ламин Диак арестован французскими властями по обвинению в получении взяток. Но ведь Коэ был долгие годы вице-президентом IAFF. И что, задаются вопросом английские комментаторы, так ничего и не знал?

А ведь лорд Коэ — британский герой, чемпион московской Олимпиады 1980 года, он был любимцем наших стадионов. Потом возглавлял оргкомитет Олимпийских игр в Лондоне-2012. Игры прошли блестяще, но после доклада Паунда говорят, что свидетельства о присутствии допинга на тех Играх означают, по сути, их срыв задним числом. Российские спортсмены завоевали на них десятки медалей. Так что же теперь, все пересматривать? И как должен себя чувствовать дважды герой, московский и лондонский, понимая, в каком нелепом положении он оказался? Ведь это на его "вахте" пропустили, если действительно пропустили, допинг.

Пикантность положения еще и в том, что именно от лорда Коэ во многом зависит, какие санкции применять к российским спортсменам. В телеинтервью он краснеет и отдувается — трудно. Поначалу в его реакции сквозило нежелание идти на радикальные меры, но по мере развития событий, обнародования новых деталей из объемистого (325 страниц) доклада Паунда, Коэ изменил тон. Сейчас он говорит о серьезной озабоченности положением в спорте.

Так что чистки, похоже, будут. Какого масштаба и характера, скоро узнаем.

Продолжение следует?


Сам же глава комиссии, ветеран Международного олимпийского комитета и первый председатель WADA Ричард Паунд, уверен: затронута только верхушка айсберга, вопрос касается не только России, но и других стран. Он сам подчеркнул: из доклада по юридическим соображениям исключены многие положения, касающиеся французского расследования коррупции в легкой атлетике. Пока оно продолжается, от публикации деталей пришлось воздержаться.

Еще Паунд сказал одну интересную вещь. Допинг и участие госструктур в его применении, с его точки зрения, это наследие холодной войны в спорте, от которого следует избавляться. Причем здесь холодная война? В легкой атлетике замешаны не такие большие деньги, как в футболе или баскетболе. И слава не такая, как у звезд, скажем, тенниса. Борьба здесь поэтому идет прежде всего за национальный престиж: подсчет медалей, подъем флагов под гимн своей страны, от чего патриотично вздымается грудь миллионов,— вот оно, лицо нации.

Получается, по логике Паунда, что чистить нужно именно для того, чтобы чище было это лицо. И это, весьма вероятно, важнее медалей.

Наперегонки с допингом

Досье

Официальной борьбе с допингом всего около полувека. Но только WADA повело ее во всемирном масштабе


Все началась в 1960 году, когда были зафиксированы две смерти из-за применения амфетаминов у спортсменов: прямо на трассах скончались велогонщики Кнут Иенсен и Дик Ховард. МОК призывал Национальные олимпийские комитеты и международные спортивные федерации к борьбе с допингом, а в 1968-м на X зимних Олимпийских играх в Гренобле была запущена первая система допинг-контроля.

Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и того моложе — оно создано МОК в 1999-м как независимая организация, координирующая борьбу с допингом. Первым президентом назначили канадца Ричарда Паунда (с поста он ушел в 2007-м). Поначалу МОК и финансировал агентство, но сейчас основную долю средств оно получает от стран — участниц олимпийского движения.

Главной проблемой WADA стала стандартизация допинг-контроля, поскольку каждая спортивная федерация имела свой список запрещенных препаратов и свои правила дисквалификации. При этом ряд профессиональных лиг вообще не признавали проблемы допинга и допинг-контроля де-факто не проводили. Это касалось таких финансово успешных видов спорта, как хоккей, баскетбол, бейсбол, гольф и американский футбол.

Эксперты WADA разработали Всемирный антидопинговый кодекс (вступил в силу в 2004-м, последняя редакция — от 2015 года). Он включает в себя всеобъемлющие правила борьбы с допингом на всех уровнях. Кодекс одобрили все 35 федераций по олимпийским видам спорта и 202 национальных олимпийских комитета.

Также в 2004-м WADA ввело систему аккредитации антидопинговых лабораторий, сегодня они работают более чем в 30 странах. В РФ такая лаборатория была аккредитована в 2008-м.

С 2006 года WADA ведет тотальное отслеживание местонахождения спортсменов по всем странам и видам спорта при помощи системы ADAMS. Это позволяет контролировать все сборы и перемещения спортсмена для упрощения взятия проб.

Ежегодно WADA обновляет список веществ, которые оно признало допингом. В последние годы агентство вкладывает часть средств в научные разработки, связанные с определением так называемого генного допинга — комплекса средств, направленных на модификацию генома спортсменов.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение