• Москва, +4....+11 облачно с прояснениями
    • $ 63,69 USD
    • 71,64 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

"Изоляция Донбасса от остальной части Украины и всего мира растет"

Комиссар Совета Европы по правам человека рассказал "Ъ" об итогах визита на Украину

В Донбассе сложилась "крайне тяжелая" гуманитарная ситуация: жители самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик не могут рассчитывать на качественную медицинскую помощь, лишены доступа к чистой воде, не получают социальных выплат. Об этом говорится в докладе комиссара Совета Европы (СЕ) по правам человека НИЛСА МУЙЖНИЕКСА, который был подготовлен по итогам его летней поездки на Украину и обнародован на этой неделе. О том, какие рекомендации он дал Киеву и в чем пытался убедить представителей ДНР, господин Муйжниекс рассказал корреспонденту "Ъ" ПАВЛУ ТАРАСЕНКО.


— Вы не раз были на Украине с момента начала кризиса. Какие главные изменения заметили с предыдущей поездки (в декабре 2014 года)?

— Я был на востоке Украины несколько раз, но в Донецке лишь однажды — в июле (по итогам этой поездки и подготовлен обнародованный доклад.— "Ъ"). Так что сравнивать положение дел там мне сложно. Но очевидно: гуманитарная ситуация в Донбассе стала хуже, численность уязвимых слоев населения выросла, стало больше временно перемещенных лиц. Нужды населения не удовлетворяются.

Речь идет не только о гуманитарной ситуации, но и об изоляции жителей неподконтрольных украинскому правительству территорий. Новорожденным не выдают свидетельства о рождении, а дети оканчивают школы без дипломов, которые бы признавались всеми остальными. Изоляция Донбасса от остальной части Украины и всего мира растет, и это очень беспокоит.

— Кто несет основную ответственность за это?

— Обе стороны. В разгар конфликта они игнорировали положение гражданских лиц. Я слышал истории о коррупции на пропускных пунктах, причем и с той, и с другой стороны. Кроме того, ни одна из сторон не сделала все необходимые шаги для облегчения работы гуманитарных организаций. Но большие (по сравнению с Киевом.— "Ъ") препятствия чинили власти на неконтролируемых правительством Украины территориях. Они подозрительно относятся к посторонним, которые приходят на их территорию, чтобы попытаться удовлетворить нужды населения. В работе этих организаций местные власти видят потенциальную угрозу безопасности.

— В ходе своего визита в самопровозглашенные республики вы поднимали эту тему?

— В Луганске я не был. В начале июля ситуация была нестабильной, очень часто происходили различные инциденты, большинство пропускных пунктов были закрыты. В Луганск попасть в то время было невозможно. Что же касается Донецка, то эту тему я действительно поднимал, призывал местные власти относиться к международным НКО и агентствам ООН как к партнерам, которые дают людям то, что им срочно необходимо. Они хотели, чтобы кто-то объяснил им, как работают эти организации. Я рассказал: "Они приходят, начинают с малого, проводят оценку того, в чем именно нуждаются люди, собирают средства и расширяют свою деятельность". Подозрительность в отношении таких НКО нужно преодолеть ради блага людей.

— Ваша позиция нашла понимание?

— Это задача не на краткосрочный период. Мы должны продолжать работать с ними (властями ДНР и ЛНР.— "Ъ"). Но власти Луганска, например, недавно сказали, что позволят вернуться агентствам ООН. Просто надо понять: от того, что люди будут голодать и у них не будет доступа к той или иной помощи, не выиграет никто. Это никак не поможет в борьбе за сердца и умы людей.

— В вашем докладе говорится, что на конец лета на Украине было зарегистрировано почти 1,5 млн внутренне перемещенных лиц и содержится призыв к Киеву разработать детальный план содействия им. В чем он должен состоять?

— Агентства ООН и я уже давно призываем к разработке такого плана. До сих пор мы видели мощную реакцию (на ситуацию с беженцами из Донбасса.— "Ъ") со стороны гражданского общества, региональных властей и бизнеса, но не видели необходимой руководящей роли центрального правительства.

Что должно быть в плане? Решение вопроса с местами долгосрочного проживания внутренне перемещенных лиц. У многих есть жилье только на короткий срок — в хостелах или перепрофилированных летних лагерях. Надо дать людям кредиты, чтобы они могли купить квартиры, или предоставить им доступ к социальному жилью. Второе — обеспечить возможность трудовой деятельности. Конечно, среди внутренне перемещенных лиц много детей и пенсионеров, но также много и тех, кто хочет и может работать, кто имеет образование и нужные навыки.

— А потребность в их навыках в тех регионах Украины, куда переселились жители Донбасса, есть?

— На самом деле это (их трудоустройство.— "Ъ") настоящий вызов, ведь Украина переживает экономический кризис. А эти люди самые незащищенные. Им сложнее, чем остальным: нет необходимых документов (например, трудовой книжки), прописки. Надо подходить к таким вопросам прагматично, пытаться облегчить жизнь этим людям. И, конечно, необходимо облегчить их возвращение домой, если это возможно.

— В докладе также содержится ряд рекомендаций Киеву, в частности полностью интегрировать все вооруженные формирования в стране в регулярную армию или полицию. На данный момент это выполнимо?

— Это должно быть выполнимо в правовом государстве. Не должно быть вооруженных формирований, которые не подчиняются центральным властям. Эта тема волнует многих политических лидеров Украины. Некоторые шаги по установлению над всеми единого командования уже были предприняты, но цель пока полностью не достигнута.

— Почему, по вашему мнению, существование автономных или полуавтономных вооруженных формирований недопустимо?

— Кто в конечном счете будет нести ответственность за плохое обращение с пленными, содержание людей под стражей без достаточных оснований для этого, непропорциональное применение силы? Правительство.

Этот феномен (вооруженных отрядов.— "Ъ") формировался на Майдане, когда люди думали, что не могут рассчитывать на защиту полиции, и поэтому начали защищать сами себя. Но Майдан закончился, и сейчас пришло время реформировать полицию и армию, чтобы людям больше не надо было заниматься самообороной и чтобы все было подотчетно государству. В ином случае права человека могут нарушаться.

Я ясно дал понять своим собеседникам (в Киеве.— "Ъ"), что их международная репутация и место в международном сообществе зависят от того, готовы ли они нести ответственность за случаи нарушения прав человека. Это же касается и властей в Донецке и Луганске. Они должны показать хороший пример, доказать, что все случаи нарушения прав человека будут расследованы, а виновные — наказаны.

— Еще одна тема, затронутая в докладе,— решение украинских властей о временном приостановлении выполнения некоторых статей Европейской конвенции по правам человека. Как в Киеве объясняют такой шаг?

— Очевидно, что такой шаг — это для нас причина для беспокойства. Власти Украины выражают надежду, что это временная мера. Но они отмечают, что не могут гарантировать исполнение конвенции на территориях, которые им неподконтрольны. Я же, в свою очередь, обратил их внимание на то, что такой шаг не освобождает от ответственности. Суд (Европейский суд по правам человека.— "Ъ") будет в индивидуальном порядке рассматривать каждое дело, чтобы понять, оправдывает ли приостановка действия конвенции то или иное нарушение прав человека. В конечном счете суд будет определять, кто — правительство Украины или кто-то еще — виновен в том или ином нарушении.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение