• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

Рисунок: Андрей Шелютто / Коммерсантъ

Другая Польша

Куда поведет страну новая конфигурация политических сил в польском Сейме

Результат воскресных парламентских выборов в Польше, завершившихся поражением правящей центристской партии "Гражданская платформа" и победой их традиционных и принципиальных соперников — правых консерваторов из партии "Право и справедливость", фактически означает конец политической системы Польши в том виде, в каком мы ее знаем. Новая конфигурация политических сил, которая будет представлена в Сейме, означает, что в стране перестали действовать — временно или окончательно — те механизмы, которые обеспечивали долговременное равновесие польского политического мира, в том числе и те, что были заложены при формировании постсоциалистической Польши в 1989 году.


Станислав Кувалдин


Согласно предварительным итогам выборов в польский парламент, партия "Право и справедливость" (ПиС), возглавляемая Ярославом Качиньским (братом-близнецом Леха Качиньского — президента Польши в 2005-2010 годах, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском), получила 37,58% голосов избирателей. Если сравнивать с результатами предыдущих выборов в парламент 2011 года, на которых победила "Гражданская платформа" (ГП), то в этот раз победитель собрал даже несколько меньшую долю голосов (тогда ГП получила чуть больше 39%). Однако на этот раз в Сейм в целом прошло меньше политических сил, и результат ПиС будет иметь больший политический вес при распределении мандатов. Партия Качиньского получает абсолютное большинство в Сейме и сможет самостоятельно сформировать правительство.

Однопартийного правительства не удавалось сформировать ни одной партии современной Польши. Необходимость заключения коалиций и процесса переговоров с разными политическими силами (даже при наличии доминирующих партий) была одной из констант польской политической системы. При этом с лета этого года после проведения президентских выборов на посту главы польского государства также находится представитель ПиС Анджей Дуда. Таким образом, вся полнота государственной власти может быть сосредоточена в руках одной политической силы. Партия "Право и справедливость" превращается в самую влиятельную политическую силу в Польше — структуры, имеющей подобную степень контроля над властью, в новейшей истории Польши еще не было.

Одна из причин, по которой "Право и справедливость" получит большинство мандатов в Сейме, связана с поражением "Объединенных левых сил". В это объединение вошли отдаленные наследники Польской объединенной рабочей партии — Союз демократических левых сил, уже давно находящийся в серьезном кризисе, а также остатки левопопулистской структуры "Твое движение". Вместе им удалось собрать 7,5% голосов. Для прохождения в парламент партии или избирательному комитету достаточно 5%, однако "Объединенные левые силы" зарегистрировались как коалиция, а в этом случае порог прохождения повышается до 8%. Таким образом, в новом парламенте Польши не будут представлены левые силы. И это тоже принципиальное изменение политической карты — начиная с 1989 года левые, в том числе посткоммунистические силы, влияли на польский политический мир, причем иногда это влияние бывало довольно значительным — с занятием постов президента и премьера. "Гражданская платформа", получившая 24% голосов, разумеется, сохраняет заметную долю влияния в парламенте. Однако фактически это один из немногих прежних игроков политической сцены Польши, кто будет там представлен. Несколько мест в Сейме сохранила лишь Польская крестьянская партия — многолетний партнер ГП по формированию правительства. Однако результат чуть больше 5% означает, что и эта партия (с еще довоенными политическими традициями, одним из внешних символов преемственности в польском политическом мире) почти растеряла свое влияние. Новой силой, которая вошла в парламент, оказалось наспех созданное политическое движение польского рокера Павла Кукиза, ставшего сенсацией президентских выборов. Сумев набрать 15% голосов в первом туре, его правопопулистское движение "Кукиз 15" в итоге набрало почти 9% голосов. В составе движения в Сейм вошли крайние националисты, такие как деятель "Всепольской молодежи" Роберт Винницкий. Эти силы также никогда не были представлены в высшей политической лиге Польши. Кроме того, в парламент вошла партия "Новочесна", созданная либеральным экономистом Рышардом Петру — также совершенно новым лицом в польской политике.

Новой силой, которая вошла в парламент, оказалось политическое движение польского рокера Павла Кукиза

Прецедент нынешних выборов отчасти показывает и то, что для столь фундаментального перекраивания политической карты страны иногда невозможно отыскать какой-то причины столь же фундаментального свойства. Партия "Гражданская платформа", прежняя правящая сила в Польше, была сформирована в середине нулевых ее будущим многолетним лидером Дональдом Туском. Под его руководством она превратилась в чрезвычайно эффективную политическую машину. В 2007 году Туск, выиграв выборы, сформировал правительство, вырвав исполнительную власть из рук "Права и справедливости" и лично Ярослава Качиньского, возглавлявшего польское правительство. Первые годы управления должны были убедить польских избирателей, что политика Польши может быть "нормальной", то есть избавленной от эксцессов довольно агрессивной правоконсервативной линии, занятой тогда "Правом и справедливостью". Правление Качиньских (пост президента в те годы занимал Лех Качиньский) запомнилось довольно жесткой евроскептической линией, напряженными отношениями с Германией и Россией, поддержкой традиционных католических ценностей и усиленными поисками агентов прежних коммунистических спецслужб среди действующих польских политиков. Дональд Туск и "Гражданская платформа" достаточно убедительно доказали, что польское государство может проводить грамотную и прагматичную политику, сосредоточившись на решении экономических проблем и повышении своего влияния в ЕС. Туск оказался первым из польских лидеров с 1989 года, кто смог продержаться на посту премьера более одного парламентского срока. В связи с этим некоторые сравнивали его с Берлускони. Попытки же "Права и справедливости", возглавляемой Качиньским, вернуться к власти довольно эффективно блокировались простым напоминанием о том, что собой представляли годы правления ПиС, тем более что сам Качиньский некоторыми своими резкими и не вполне продуманными заявлениями давал повод для таких напоминаний. ПиС превратилась в эффективное политическое пугало, его избиратели своим видом и взглядами должны были отпугивать остальных и обеспечивать "Гражданской платформе" победу.

Однако в последние полтора года что-то пошло не так. Возможно, все началось с того, что в 2014 году у Дональда Туска наступил новый этап карьеры. Его умение выстраивать эффективную политическую машину и добиваться результатов в переговорах с разными игроками обратили на себя внимание в Брюсселе. Туску было предложено возглавить Европейский совет, став, таким образом, формально главным европейским политиком ("королем Европы", как это назвал один польский обозреватель). Отъезд Туска в Брюссель и отстранение от прямого руководства партией показало, что по-настоящему эффективной ГП могла быть лишь под руководством одного человека. Пришедшая на смену Туску Эва Копач, несмотря на определенную личную популярность, не смогла справиться с задачей.

Одновременно Ярослав Качиньский, сохранивший полный контроль над своей партией (собственно, довольно часто Качиньского на польском политическом жаргоне принято называть Prezes, т. е. Председатель — это весьма красноречиво говорит о степени его влияния на партию), решился на достаточно важный для себя шаг, просто устранившись от прямого ведения политических кампаний. Партия впервые стала ассоциироваться не только со своим председателем (чьи взгляды вызывали раздражение у заметной части польских избирателей). Это принесло очевидный успех на президентских выборах, победителем которых стал Анджей Дуда (при том что в начале избирательной кампании она виделась наблюдателям как необременительная процедура переизбрания Бронислава Коморовского, выходца из "Гражданской платформы"). В нынешней избирательной кампании в качестве главного лица партии и кандидата в премьеры выступал не Качиньский, а его заместитель Беата Шидло. Она также показала, что ПиС избавилась от прежней репутации партии ретроградов и национальных параноиков (на победу ПиС, как считается, оказали влияние голоса молодежи, прежде никогда не поддерживавшей партии,— смена поколений привела к тому, что напоминание о "страшных" результатах 2005-2007 годов просто перестало работать).

Отношения с Россией достигли естественных пределов своего ухудшения и стабилизировались на холодном, но безопасном уровне

Национальная экономика в Польше при этом демонстрирует достаточно стабильные результаты. Здесь продолжается экономический рост. Безработица на уровне 9% хотя и относительно велика, однако снижается по сравнению с прежними показателями. При этом уменьшается безработица и среди молодежи (традиционная проблема Польши). "Гражданская платформа" передает Польшу преемникам в весьма приличном состоянии. Проблема, видимо, в том, что польский избиратель просто устал. Видимо, такие факторы, как желание поменять прежнюю картину, убрать из политики надоевшие лица, могут быть важными в демократической системе. Новые лица, пришедшие на смену, в основном правые. Но, возможно, дело в том, что традиционные левые были слишком связаны с предыдущей политической системой. При этом сама "Право и справедливость" провела кампанию под социальными лозунгами, включая снижение пенсионного возраста. Так что в этом смысле экономическая "левая" повестка сохраняет свою популярность (хотя и представленная консерваторами).

Один из вопросов: что может означать власть нынешней ПиС для России? Главный ответ — ничего совсем уж страшного. В предвыборной кампании тема России почти не звучала. Кажется, все представители польского политического класса понимают, что эти отношения достигли естественных пределов своего ухудшения и стабилизировались на холодном, но безопасном уровне. По-видимому, политики ПиС традиционно постараются поставить вопрос об усилении в Польше и Центральной Европе структур НАТО, но решения в этом вопросе зависят не от Варшавы. Как-то будет усилена и политика в восточноевропейских странах, в том числе и на Украине (это традиционное направление для политиков ПиС), но и здесь Польше придется учитывать мнение очень многих игроков, включая Брюссель. Есть надежда, что идти на конфронтацию с влиятельными европейскими силами Польша не захочет. Выводы из политики 2005-2007 годов все-таки извлечены.

Журнал "Коммерсантъ Власть" №43 от 02.11.2015, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение