• Москва, 0...-2 снег
    • $ 63,30 USD
    • 67,21 EUR

Коротко


Подробно

Океан беспошлинной торговли

Соглашение по Транстихоокеанскому партнерству достигнуто

В Атланте успешно завершились самые важные на сегодняшний день для мировой торговли переговоры — 12 стран, в том числе США, Австралия, Канада, Япония, Малайзия, Мексика, Чили и Вьетнам, создают в рамках Транстихоокеанского партнерства (ТТП) экономический союз. Страны, представляющие более трети мирового ВВП, создают зону свободной торговли с нулевыми пошлинами, объединяют правила оборота интеллектуальной собственности и контроля при экспорте, возможно, и соглашение по валютной политике. Часть стран ТТП войдет и в альтернативный китайский проект. Внешнеполитическая конкуренция быстро и эффективно уничтожает все торговые барьеры в регионе — этим компании РФ могут пользоваться.


Завершившиеся в понедельник в американской Атланте переговоры об образовании ТТП велись с 2005 года. Их целью было создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Речь идет о полной ликвидации таможенных пошлин, унификации санитарных и фитосанитарных мер, об общей политике в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, правительственных закупок и конкурентной политики. Партнерство в итоге составили 12 стран-участниц: Чили, Новая Зеландия, Бруней, Сингапур (инициаторы создания организации), а также подключившиеся позже США, Австралия, Вьетнам, Канада, Малайзия, Перу, Мексика и Япония. На них приходится до 40% мирового ВВП и более четверти оборота мировой торговли.

Быстрого успеха на переговорах по ТТП, отметим, не ожидалось: заявление из Атланты было неожиданным. Согласно заявлению Госдепартамента США, прокомментированному президентом США Бараком Обамой, в ТТП отменяются пошлины более чем на 18 тыс. товаров. Полностью параметры компромисса по торговле в ТТП не обнародованы — текста соглашения пока нет, опубликовано лишь 20-страничное резюме переговоров глав торговых ведомств 12 стран. Переговоры в целом шли в атмосфере строгой секретности, публикация трех (из 29) глав проекта соглашения сайтом Wikileaks резко усложнила ситуацию вокруг ТТП.

Из утечек в СМИ, впрочем, было известно, что споры касались разногласий Японии и США по части автомобильного рынка (соглашение, что подтвердили в понедельник власти США, снимает пошлины на японские автомобили на североамериканском рынке — напомним, существование этой пошлины определяло большую часть трендов в мировом автопроме в последние четверть века), а также желания Новой Зеландии монополизировать торговлю молочными продуктами. По данным The Wall Street Journal, в результате согласований сторонам удалось договориться об облегчении торгового сотрудничества по охране интеллектуальной собственности в сфере био- и фармпрепаратов, о правилах автомобильной сборки и торговле молочными продуктами. Переговоры США и Австралии, в частности, касались сроков патентной защиты в США новых биологических препаратов. США требовали 12 лет защиты, но пошли на снижение требований. Новая Зеландия как самый крупный экспортер молочных продуктов добилась облегчения доступа на американский рынок, а США — на закрытый сельскохозяйственный рынок Японии.

Отдельными соглашениями частично открываются и унифицируются рынки труда для участников ТТП, урегулируются вопросы экологической нагрузки, интернет-торговля, торговля услугами. Пока остается неподтвержденным сообщение Reuters о «параллельном» соглашении стран ТТП по отказу от конкурентной девальвации валют. Такое соглашение снимет многие вопросы о стабильности нового торгового блока: в условиях зон свободной торговли занижение валютных курсов и контроль движения капитала остались бы угрозой для инвесторов в регионе. ТТП заработает не ранее 2016 года — предстоит его ратификация в 12 странах, в США парламент примет или отвергнет текст целиком.

Помимо экономической у проекта ТТП есть и политическая составляющая. Торгово-экономический блок в АТР создается без участия Китая, важнейшего торгового партнера большинства стран региона. Более того, американские политики многократно подчеркивали, что одна из главных целей проекта — сдерживание амбиций Пекина. «Мы должны убедиться, что это США, а не страны вроде Китая пишут правила для глобальной экономики в XXI веке»,— заявил Барак Обама, обращаясь в апреле 2015 года к Конгрессу.

Нынешний президент США сделал ТТП одним из главных пунктов своей внешнеполитической программы, без которого заявленный им «разворот США в Азию» не будет полным.

Ради этого нынешняя администрация Белого дома, похоже, готова пойти на многое.

ТТП, по мнению однопартийцев-демократов Барака Обамы, профсоюзов и экологических организаций, не принесет самой Америке ничего хорошего. Лауреат Нобелевской премии по экономике и противник ТТП Джозеф Стиглиц заявил, что соглашение существенно отличается от предыдущих экономических договоров. «Раньше от подобных договоренностей потребители выигрывали, так как снимались торговые тарифы. Теперь же речь идет об отмене регулирования внутри стран, отчего потребители проиграют, но зато обогатятся крупные компании»,— заявил он 25 сентября в интервью газете Canadian Sun. Кандидаты на пост президента США Хиллари Клинтон и Берни Сандерс указывали во время предвыборных дебатов на то, что соглашение может привести к новой потере рабочих мест в Америке. Большая часть академических экономистов, как и эксперты МВФ и Всемирного банка, поддерживают новый торговый альянс в той же степени, как и любые другие крупные зоны свободной торговли.

Для США, где приверженность властей идее свободной мировой торговли ранее была более лозунгом, чем реальной стратегией, согласие на быстрое создание ТТП может быть важно не столько ради выгоды для себя (которую экономика США, несомненно, получит), сколько ради усиления своих союзников в их конфронтации с Китаем. По данным доклада Института Петерсона, находящийся под сильным давлением в связи с территориальным спором с Китаем Вьетнам получит от ТТП дополнительно $89,1 млрд от экспорта до 2025 года. В то же время выпавшие из соглашения Китай и Гонконг потеряют за тот же период $59,2 млрд. Вдобавок соглашение должно упрочить веру американских союзников в надежность ставки США на АТР. Когда из-за негибкой позиции американских переговорщиков договор не удалось согласовать к концу лета 2015 года, японский министр торговли заметил: «Все страны ТТП недоумевают, почему США... так быстро оставили попытки договориться». Как выяснилось, попытки не были оставлены.

В Китае идею ТТП и тем более успех в достижении соглашения воспринимают негативно, считает руководитель азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев. «Китай продвигает собственный блок, Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП), где куда меньше уровень либерализации торговли. Претендует он на тот же регион, что и ТТП. Но теперь задача КНР сильно усложнилась, ведь договор о ТТП уже согласован, а ВРЭП — кот в мешке, кто знает, сколько его согласовывать будут»,— отметил он. Сейчас никто не мешает Китаю подать заявку на участие в ТТП, но правила блока уже согласованы, Пекину останется только согласиться на условия Вашингтона, предполагающие в основном меньший уровень госрегулирования, чем комфортен для КНР. По словам Наталии Стапран, директора Российского центра исследований Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (РЦИ АТЭС), «было очень заметно, что США просто в какой-то момент додавили всех, чтобы договор был подписан раньше китайского соглашения» (КНР, по ее информации, предполагает подписание договора о ВРЭП в ноябре 2015 года).

При этом, констатирует она, все страны АСЕАН, Япония и Австралия уже заявили, что будут участвовать во ВРЭП. По мнению завкафедрой дипломатии МГИМО Александра Панова, Китай и страны ВРЭП, которые не войдут в ТТП, теоретически от появления новой договорной структуры могут пострадать. «Решение по ТТП — это своего рода первый шаг к расколу региона на экономические блоки»,— заявил он «РИА Новости». Впрочем, несмотря на «сегментацию» мира на торговые блоки, эти структуры будут перекрывать друг друга. Конкуренция проектов приводит к тому, что в мире все меньше места остается таможенным пошлинам, техническим барьерам в торговле и прочим «суверенным» атрибутам экономик.

Интересы России, торгующей в регионе в основном энергоносителями, ТТП прямо не затрагивает. Напомним, ранее российские власти заявляли о желании увязать формат ЕАЭС (который, по существу, является близким аналогом ТТП) с китайским проектом «Экономический пояс Шелкового пути», сопряженным с ВРЭП. Источник “Ъ” в структурах ЕАЭС говорит о «неоднозначности» соглашения ТТП для ЕАЭС: с одной стороны, он «ослабляет переговорную функцию ВТО», с другой — может быть полезен компаниям России, имеющей в регионе около 10% внешней торговли, например, при операциях во Вьетнаме.

Дмитрий Бутрин, Михаил Коростиков, Вадим Вислогузов, Елена Черненко


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение