• Москва, -6...-10 снег
    • $ 63,91 USD
    • 68,50 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Анатолий Сердюков попал в дело зятя

Родственник экс-министра изучает материалы следствия перед их передачей в суд

Как стало известно "Ъ", зять экс-министра обороны Анатолия Сердюкова Валерий Пузиков, обвиняемый военным следствием в особо крупных растратах (ч. 4 ст. 160 УК РФ), начал знакомиться с материалами проведенного расследования. По версии следствия, коммерсант Пузиков заключил с Минобороны сомнительный контракт, а затем похитил деньги военного ведомства в то время, когда им руководил его влиятельный родственник. Однако сам господин Сердюков в уголовном деле упоминается лишь вскользь.


По данным близкого к расследованию источника "Ъ", Валерий Пузиков вместе с адвокатами побывал в главном военном следственном управлении (ГВСУ) СКР, где начал знакомиться с материалами своего уголовного дела, расследование которого было завершено еще в июне. Прочитать ему, по данным "Ъ", предстоит около 70 томов, в которых основной объем, правда, составляют не материалы расследования, а изъятая в ходе обысков документация: бухотчетность, путевки на транспорт, накладные и проч. С учетом этого процедура займет около двух месяцев, после чего материалы дела будут направлены на утверждение в Главную военную прокуратуру для последующей передачи в суд.

Господину Пузикову инкриминируются финансовые махинации, начатые еще в 2008 году. Сам обвиняемый в это время руководил ФГУП "Санкт-Петербургский инженерно-технический центр" (ИТЦ), а брат его жены, Анатолий Сердюков,— Минобороны. Господин Сердюков тогда в рамках госпрограммы по избавлению своего ведомства от непрофильных активов расформировал военную часть, обеспечивавшую Минобороны автотранспортом, посчитав, что эти функции можно передать коммерсантам.

Долгосрочный контракт на транспортное обслуживание был заключен с ИТЦ — господин Пузиков взялся предоставлять военным в 2009 году грузовики, легковушки, спецмашины и автомобили представительского класса — всего 560 транспортных средств. При этом, как полагает военное следствие, часть контракта, касающаяся наиболее дорогих внедорожников и лимузинов, была заключена и выполнена обеими сторонами формально: Минобороны пользовалось представительскими автомобилями от случая к случаю, однако исправно оплачивало их аренду, причем по завышенным, как считает следствие, ставкам. В мае 2010 года господин Пузиков из ФГУПа уволился, однако взаимодействие с военным ведомством в рамках автотранспортных контрактов, по версии следствия, продолжили его преемник на должности Валерий Седов и главный бухгалтер ИТЦ Ирина Петухова. Они, как полагает ГВСУ, действовали по протекции бывшего руководителя ФГУПа и с учетом его интересов.

Изначально следствие полагало, что хищения, связанные с транспортным обслуживанием военного ведомства, могут исчисляться миллиардами рублей. Однако после проведения соответствующих экспертиз выяснилось, что размер растраты, совершенной коммерсантами за три года фиктивной сдачи в аренду иномарок, составил всего около 8 млн руб. Еще порядка 4,5 млн руб. обвиняемые, как полагает ГВСУ, похитили на содержании во ФГУПе так называемых мертвых душ. Фиктивно принятым на работу еще при Валерии Пузикове и продолжившим "трудовую деятельность" при Валерии Седове секретарю-референту, менеджеру и медсестре регулярно перечислялись на их банковские счета оклады, премии и даже командировочные. При этом все трое служащих на предприятии даже не появлялись.

Начатое ГВСУ СКР в 2012 году, вскоре после снятия Анатолия Сердюкова с должности министра обороны, расследование сначала квалифицировало финансовые махинации в ИТЦ как особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Обвиняемыми по этой статье стали господа Седов и Петухова. Отсидев несколько месяцев в СИЗО, они частично признали свою вину — по эпизодам мошенничества, касающимся "мертвых душ", и даже погасили заявленный следствием ущерб от фиктивного трудоустройства. Благодаря этому обстоятельству в конце 2013 года оба вышли из изолятора под подписки о невыезде.

По странному стечению обстоятельств практически одновременно с их освобождением в деле появился третий обвиняемый — Валерий Пузиков. Его, правда, найти сразу не удалось — бизнесмен находился за границей и категорически отказывался возвращаться в Россию. Уже объявленный в федеральный розыск предприниматель, впрочем, через несколько месяцев приехал в ГВСУ сам и дал следствию исчерпывающие, по словам его защитников, показания по делу. В итоге господина Пузикова тоже отпустили до суда под подписку. В окончательной редакции все трое фигурантов дела были обвинены уже не в мошенничестве, а в особо крупной растрате.

Защита фигурантов дела предъявленные им обвинения не комментирует. В свою очередь, источник, близкий к обвиняемым, сообщил, что они считают свое уголовное преследование необоснованным. По его данным, семь иномарок, о которых идет речь в деле, исправно предоставлялись Минобороны. Другое дело, что условия их использования были несколько специфичными. Так, например, Toyota Land Cruiser и военный Hummer арендовались для испытаний — Минобороны выбирало тогда рамный внедорожник для серийных закупок. На полигонах оба вездехода были фактически "убиты". Бронированные Mercedes GL-320 и BMW-760li, наоборот, постоянно держались в резерве на случай незапланированной встречи высокопоставленных гостей, соответственно, в Санкт-Петербурге и Анапе. Porsche Cayenne Turbo пользовался лично Анатолий Сердюков. С учетом специфики эксплуатации пользовались представительскими автомобилями зачастую не штатные водители Минобороны, а испытатели или сотрудники ФСО — отсюда и возникла путаница с путевыми листами, давшая повод для возбуждения уголовного дела. Фиктивные же сотрудники, по словам собеседника "Ъ", в ИТЦ действительно содержались, однако их зарплаты не расхищались, а тратились там, где требовалась наличка — например, на оплату мойки и мелкого ремонта автомобилей.

Отметим, что экс-министр обороны Анатолий Сердюков, при котором был заключен и несколько лет действовал сомнительный автотранспортный контракт Минобороны с ИТЦ, никакого процессуального статуса по уголовному делу о растрате не получил. По словам близкого к следствию источника "Ъ", экс-министр обороны несколько раз упоминается в уголовном деле, но только в качестве родственника одного из обвиняемых.

Сергей Машкин


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение