• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,16 USD
    • 70,88 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

"Обязательный экзамен по истории был бы возможен начиная с 2018 года"

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов обещает ближайшие три года не трогать ЕГЭ

В понедельник в России в 50-й раз отмечают День учителя. Накануне этой даты глава Минобрнауки ДМИТРИЙ ЛИВАНОВ в интервью "Ъ" рассказал, какими он видит российских педагогов. По утверждению министра, учителя в стране довольны своим социальным статусом — во многом благодаря почти двукратному повышению зарплаты. Теперь чиновники ждут от преподавателей умения пользоваться электронными журналами и работать с детьми-инвалидами. Также министр рассказал, что следующим обязательным ЕГЭ может стать история — правда, не раньше чем через три года. Кроме того, Дмитрий Ливанов заявил, что пока так и не решено, нужны ли в школе "Основы мировых религий и светской этики".


Сегодня в стране празднуют День учителя. С каким настроением вы, министр образования и науки, встречаете эту дату? Чего вы смогли добиться для учительского сообщества, а чего так и не удалось сделать?

— День учителя, с моей точки зрения,— самый авторитетный профессиональный праздник в нашей стране. Ведь каждый без исключения человек помнит своих учителей и благодарен им. И российский корпус учителей, который включает в себя свыше миллиона педагогов, сейчас динамично развивается. Мы не так давно получили итоги международного исследования работы учителей TALIS, которое проходило в странах ОЭСР,— это более 30 стран, включая большинство европейских государств, США, Японию, Австралию (см. "Ъ" от 27 мая). И выяснилось, что число учителей с высшим образованием у нас больше, чем в странах ОЭСР. Еще российские учителя в среднем моложе, чем учителя в других странах: у нас 13% педагогов до 35 лет, а по ОЭСР таких около 10%. Более того, у нас с 2009 года увеличивается когорта молодых учителей, а в странах ОЭСР имеет место обратная тенденция.

Также исследование показало, что наши учителя в целом удовлетворены своим социальным статусом. Безусловно, здесь сыграло свою роль масштабное повышение заработной платы, почти в два раза, которое произошло за последние три года. Поэтому я считаю, что наши педагоги встречают юбилейный, пятидесятый День учителя с неплохим настроением. Хотя, конечно, есть проблемы, и они все хорошо известны — но очень важно, чтобы в профессиональном сообществе были бодрость, заряд на работу. Для профессии учителя это естественное состояние, поскольку человек каждый день встречается с детьми в классе и, естественно, заряжается от них хорошим настроением.

Мы видим и рост конкурса на педагогические направления в вузах, и, что особенно приятно, повышение качества знаний людей, которые приходят туда учиться. Уже нет этой ситуации, когда в педвузы поступали далеко не самые лучшие и способные выпускники школ, а потом далеко не самые лучшие и способные выпускники педагогических вузов шли работать в школы. Такой был отрицательный отбор. Сейчас эта ситуация изменяется, причем очень значимо. И это, безусловно, вселяет оптимизм по отношению к будущему нашего учительства.

— Сейчас в мире обсуждается будущее самой профессии учителя. Много говорят о том, что в ближайшие годы она должна серьезно измениться — в эпоху интернета и "Википедии" педагог уже не может просто стоять у доски и пересказывать учебник, он должен быть скорее координатором самостоятельной работы ребенка. В России готовятся к подобным изменениям?

— Мир меняется на наших глазах, поэтому, вполне естественно, меняются ожидания и требования людей, в том числе к системе создания, накопления и обмена знаниями. Образовательная система, начиная со школьной скамьи, призвана отвечать текущим и перспективным задачам экономического и социального развития общества. Мы хотим с максимально раннего возраста развивать у детей интерес к наиболее востребованным областям знаний и профессиям. Одной из главных задач для российского образования сегодня является подготовка инженеров нового типа, которые в самом ближайшем будущем понадобятся в совершенно разных областях экономики и социальной жизни общества, от производства до здравоохранения и индустрии развлечений. Эта тема сейчас очень актуальна и активно обсуждается на различных уровнях и площадках. На предстоящем октябрьском форуме "Открытые инновации" целый день деловой программы будет полностью посвящен вопросам образования и инновационным решениям в нем.

Хочу при этом обратить внимание, что "урок будущего" — это не обязательно нечто связанное с использованием современной компьютерной техники, роботов, как многие могут себе представить. Это прежде всего новые образовательные техники, которые, например, могут быть связаны с отказом от привычной всем классно-урочной системы. И мы приветствуем талантливые решения в этой сфере, если они способствуют эффективному усвоению школьной программы.

Наши ведущие педагоги очень четко понимают эти задачи и видят те изменения, которые пришли в школы в связи с информационной революцией — теперь учитель больше не является монополистом в области знаний, и любой человек, в том числе и школьник, может их получить из огромного многообразия информационных ресурсов. Новая задача учителя — помочь детям найти именно ту информацию, которая является полезной, которая будет способствовать более быстрому достижению высоких образовательных результатов и которая им не навредит. Но это, безусловно, не отменяет базовой функции учительской профессии: воспитывать ребенка, давать ему необходимый багаж знаний, приобщать его к тому корпусу культурных ценностей, которые каждое поколение хочет увидеть переданным последующим поколениям.

— А педагогические вузы перестраиваются под эти новые требования времени?

— Действительно, у нас в течение многих лет был некоторый застой в области педобразования. Недавно мы проанализировали ситуацию и увидели, что программы, по которым учат педагогов, в значительной степени устарели. Причем не только методически — утрачен и существенный практический компонент. И в итоге бывало так, что выпускник педагогического вуза или колледжа просто пугался класса — потому что за время обучения у него не было в достаточном объеме практики общения с детьми. Поэтому одним из основных элементов модернизации педагогического образования сейчас является расширение именно практической компоненты в подготовке учителей. Мы хотим, чтобы каждый студент педвуза проходил практику в конкретной школе по меньшей мере полгода, а лучше — целый учебный год. Под руководством опытного педагога-наставника он должен взаимодействовать с детьми и учиться выстраивать коммуникацию с молодым поколением.

У нас недавно был принят профессиональный стандарт педагога, который как раз определил тот перспективный облик профессии, который ждет наше общество. И он включает владение на современном уровне информационно-коммуникационными технологиями. К слову, в России уже сейчас внедрены и активно используются электронные учебники, журналы и дневники, электронные доски. Такие интерактивные элементы увеличивают интерес учеников, а значит, улучшают освоение материала. Не преувеличивая роли элементов электронного обучения, отмечу, что они имеют принципиальное значение для детей с особыми потребностями, которые таким образом могут дистанционно учиться и даже виртуально находиться на занятиях. Подобные решения существуют в разных странах и уже точечно внедряются и у нас, поэтому учитель должен как минимум знать о них. В стандарте отдельно указано, что современный учитель должен уметь работать с детьми с ограниченными возможностями здоровья, с особыми образовательными потребностями. В любом детском коллективе такие ребята могут быть, и учитель должен быть готов к этому. Другой важный навык — способность эффективно взаимодействовать в мультикультурной среде, ведь сегодня учителю часто приходится работать в классе, где для части детей русский язык не является родным.

И, естественно, важный навык учителя — не просто передать детям определенный набор информации, а пробудить интерес к своему предмету. Потому что педагогика давно установила — обучение будет эффективным только в том случае, если сам ученик заинтересован и имеет мотивацию учиться.

— В учительском сообществе жалуются, что этот стандарт вмещает так много требований, что обычный педагог вряд ли им будет соответствовать при всем желании. Например, той же работе с детьми-инвалидами надо отдельно и долго учиться.

— Естественно, этот стандарт мы не рассматриваем как систему жестких административных требований и декларацию высоких ожиданий. Это скорее опора и навигатор в разработке собственной траектории развития для каждого учителя. Но не надо забывать, что наши педагоги регулярно проходят переподготовку. Кстати, по данным исследования TALIS, чаще и более интенсивно, чем их коллеги в других странах. Конечно, очень важно быстро осовременить программы повышения квалификации, чтобы они соответствовали новому профессиональному стандарту. Но в целом, конечно, эта система у нас работает — и надо ее развивать.

— Вы назвали воспитание детей одной из базовых функций учителя. При этом в обществе жалуются как раз на нехватку воспитательной работы в школах — правда, никто не может сформулировать, как именно она должна выглядеть. Звучат самые разные предложения, вплоть до того, чтобы учитель проводил пятиминутки политинформации со школьниками. Как по-вашему, школа должна воспитывать детей?

— Мы все учились в советской школе и помним, что школа тогда была только одним из элементов системы воспитания и социализации, хотя и очень важным. Кроме школы, была еще целая система молодежных общественных организаций, прекрасная детская литература, детское кино, театр и так далее. Было замечательное дополнительное образование — кружки, секции. Но за последние 20 лет мы, к сожалению, утратили многие внешкольные структуры социализации детей. Вместо этого добавился фактор информационной среды, часто агрессивной по отношению к ребенку. Появились социальные сети, целая индустрия детских развлечений, которая далеко не всегда положительно влияет на ребенка. И мы сейчас прилагаем максимальные усилия к тому, чтобы восстановить необходимые элементы системы социализации молодого поколения. Естественно, уже на новом технологическом и дидактическом уровне.

Например, активно развиваются детские и молодежные общественные организации, хотя можно по-разному относиться к работе каких-то из них. Новое развитие в последние годы получила система дополнительного образования детей. В любом случае, было бы неправильно перекладывать на школу всю ответственность за социализацию каждого ребенка. Школа, безусловно, должна выполнять здесь свою функцию, но важнейшую роль в воспитании ребенка, как и раньше, несет семья. Другое дело, что у нас меняется модель семьи — вы не хуже меня знаете, что часто молодые родители живут без бабушек и дедушек, и за ребенком после уроков некому проследить. Поэтому семьи сейчас предъявляют запрос на школу полного дня, где ребенка можно оставить на дополнительные занятия и быть уверенным, что он получит все необходимое для личностного и физического развития. Именно поэтому очень важно развивать систему дополнительного школьного и внешкольного образования, кружковой работы. Сейчас, понимая необходимость ранней профориентации детей, мы это делаем с упором на инженерно-техническое творчество, изобретательство. Ведь именно эта часть нашего допобразования наиболее сильно пострадала в 1990-е годы.

— Как раз на нехватку интересных кружков очень активно жалуются и родители, и педагоги. Что еще хуже — даже если кружки есть, то они чаще всего платные. Несколько кружков, пусть даже с нужным государству техническим уклоном, оказываются серьезным ударом по бюджету семьи. А если детей несколько, то денег на кружки-секции у родителей точно не хватит.

— Мы видим эту проблему, и у нее есть несколько аспектов. Прежде всего, важен в целом охват детей дополнительным образованием, как инструментом, позволяющему каждому ребенку развивать свои уникальные способности. Охват, доступность допобразования отслеживается с помощью статистических данных, которые ежегодно обновляются. И сейчас мы видим, что по этому показателю — охвату детей кружками, секциями, музыкальными и спортивными программами — мы уже вернулись на уровень позднего Советского Союза. Конечно, статистика может не учитывать какие-то особенности в отдельных регионах или школах, но этот охват и дальше будет расти.

— Вы говорите о бесплатных кружках?

— Россия — одна из немногих стран мира, где дополнительное образование имеет очень большую долю государственного финансирования. В подавляющем большинстве государств родители должны сами платить за любые кружки. А у нас в каждом регионе есть специальный раздел бюджета, куда на реализацию таких программ ежегодно закладываются средства. Конечно, в зависимости от тех бюджетных возможностей, которые есть у региона. Но могу точно сказать, что такое финансирование год от года растет. Кроме того, современные федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) включают в качестве обязательного элемента до десяти часов в неделю дополнительных занятий. Подчеркну — до десяти часов, то есть где-то это может быть десять, а где-то пять или четыре бесплатных часа. Это выбирают регионы, исходя из своих бюджетных возможностей. И в рамках этих часов каждая школа, каждый муниципалитет предоставляет детям возможность бесплатно заниматься в кружках, секциях, музыкальных и спортивных школах. А вот все, что выходит за рамки ФГОСа и бюджетной системы допобразования, школа может предлагать родителям оплатить. В целом проблемы роста платности дополнительного образования в масштабах страны нет, объемы бесплатных программ год от года расширяются. Там, где мы видим желание того или иного региона сэкономить на допобразовании, сразу принимаем меры.

В любом случае, чтобы сгладить возможное напряжение, каждая школа должна четко и открыто объяснить: вот это — бесплатные для семьи кружки, средства на которые дает государство, а вот здесь — дополнительные занятия, за которые школа может брать плату.

— Если вернуться к теме воспитания школьников, то у нас все-таки есть один обязательный предмет, у которого именно такая задача — это "Основы религиозных культур и светской этики" (ОРКСЭ), который проходят в четвертом классе. Для вас это все еще эксперимент или полноценный состоявшийся предмет?

— Наступивший учебный год — третий, когда ОРКСЭ обязателен и преподается во всех регионах. Поэтому сейчас это уже, конечно, не эксперимент. Но, с другой стороны, пока рано говорить о влиянии этого предмета на мировоззрение школьников, на их социализацию. У нас пока нет объективного инструментария для измерения этих учебных достижений, его еще предстоит создать. Что мы считаем важным результатом этого курса? Где этот предмет преподается хорошо, а где нужно улучшить преподавание? Трудно сказать. И это не мне трудно сказать, я констатирую, что в самом педагогическом сообществе нет по этому поводу единой точки зрения. Надо понимать, что это обычная ситуация — в школьной системе любые изменения приживаются в течение достаточно большого срока. Конечно, я слышал о предложениях расширить этот курс или, наоборот, отказаться от него. Но я считаю, что здесь метаний из стороны в сторону быть не должно. Нам крайне важно понимать эффективность и полезность этих изменений для школьников. А для того чтобы это понимание сложилось, необходимо время, формирование сообщества преподавателей этого предмета, методической и аналитической базы. Давайте подождем первых объективных результатов, которые и покажут: нужен предмет или нет, а если нужен, то в каком объеме.

— В этом учебном году школы должны с пятого класса начать преподавание второго обязательного иностранного языка. Вызвало ли это какие-то проблемы? И готова ли система образования к запланированному в 2020 году появлению третьего обязательного ЕГЭ — по иностранному языку?

Введение основ второго иностранного языка записано во ФГОСах основной школы, которые были приняты еще в 2010 году, и неожиданности здесь не произошло. У каждой школы, каждого региона было достаточно времени подготовиться к введению этих стандартов. Времени и сейчас достаточно, поскольку внедрение нового стандарта рассчитано на пять лет. Но у нас уже сейчас примерно 10% школ включили в свои программы второй иностранный язык.

Мы понимаем, с учетом методической сложности этой задачи и ресурсных ограничений, что сразу во всех школах ввести второй иностранный язык не получится. Я думаю, вы прекрасно понимаете, что и первый иностранный язык далеко не во всех школах преподается на высоком уровне. Конечно, лучше знать хорошо один иностранный язык, чем плохо знать два. Поэтому никакой спешки нет, но к 2020 году в каждой школе должны быть созданы условия для преподавания второго иностранного языка. А с 2020 года начнется введение ФГОСов для 10-11-х классов, в 2022 году этот процесс закончится, и тогда мы впервые проведем обязательный для всех выпускников 11-х класса экзамен по иностранному языку.

— Какие еще ЕГЭ могут стать обязательными? Сейчас много говорят об истории.

— Действительно, такая возможность сейчас активно обсуждается. Но пока все находится на этапе сбора экспертных мнений. Мы в первую очередь исходим из того, что здесь не должно быть никаких неожиданностей, а все изменения должны быть объявлены за несколько лет. В ближайшие три года мы никаких новых экзаменов вводить не планируем. На более отдаленную перспективу пока решение не принято, но, по моему мнению, обязательный экзамен по истории был бы возможен начиная с 2018 или 2019 года.

При этом мы продолжаем постепенный отказ от тестовой части экзамена — это позволит с помощью выпускных испытаний проверить не только багаж знаний, который был накоплен учеником, но и его умение ими пользоваться. Таким образом, мы начинаем использовать метапредметный подход. Кроме того, будет расширен перечень экзаменов по выбору: среди них, например, появится китайский язык.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение