• Москва, -7...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

Ополченцы Новосирии

Какие россияне едут сражаться с ИГ

На фоне затишья в Донбассе в России появляется новый класс ополченцев. Теперь они едут воевать не за «русский мир», а с боевиками «Исламского государства» (ИГ). Пока их немного — по данным “Ъ”, в Ираке отправки на территорию Сирии дожидаются 12 обладателей российских паспортов, прошедшие через чеченские кампании или другие локальные конфликты. Еще несколько десятков готовятся вылететь на Ближний Восток в октябре. “Ъ” пообщался с тем, кто отправляет ополченцев воевать с ИГ. При этом и сами ополченцы, и эксперты говорят, что вряд ли такие поездки станут массовыми.


Как стало известно “Ъ”, в последнее время россияне в индивидуальном порядке отправляются на Ближний Восток воевать с ИГ. Их отправкой в регион занимается Бондо Доровских, прошедший бои под Донецком и Луганском, а теперь решивший сражаться с радикальными исламистами.

Сам господин Доровских рассказал о себе “Ъ” как об уроженце Душанбе, который владел небольшим бизнесом в Ивановской области, приносившим неплохой доход. Согласно базе данных «Картотека», в 2001 году он стал учредителем ООО «Ивановская нефтебаза», которое 24 марта 2011 года прекратило деятельность, а сейчас числится директором в компаниях «Баррель» и «Веритас», также зарегистрированных в Иваново. «Это был небольшой, но довольно прибыльный нефтяной бизнес. Потом я переехал в Москву, где стал директором в некрупной стройфирме. Мне всегда казалось, что этого маловато»,— рассказывает он. В конце 2014 года он решил вступить в ополчение Донбасса, чтобы воевать против украинской армии. Господин Доровских уверяет, что финансовая составляющая его не интересовала, накоплений с бизнеса оказалось достаточно. «Но я довольно быстро понял, что воевать там откровенно не за что. Мы то отступали, то наступали снова, потом уже стали соблюдаться минские договоренности, и все стихло»,— вспоминает он. По словам господина Доровских, население деревень в Луганской области, где он пробыл полгода, часто ополченцев не жаловало, обвиняя их в развязывании конфликта. В итоге бывший предприниматель в марте этого года решил отправиться домой.

Мирная жизнь его, правда, уже не прельщала, поэтому он решил, что теперь ему самое место в Сирии — на стороне войск Башара Асада. Единомышленники нашлись довольно быстро. По словам господина Доровских, сейчас в России готовятся к отправке в зону боевых действий около 20 ополченцев, еще 12 сейчас находятся в Ираке, в городе Сулеймания на востоке страны. «Это бывшие военнослужащие, некоторые зарабатывают деньги, участвуя в разных локальных конфликтах. Кто-то просто не готов возвращаться к мирной жизни»,— объясняет он. По словам господина Доровских, отряд в Ираке пытается вступить в ряды «Пешмерги» — курдского воинского формирования, сражающегося против боевиков ИГ. При этом отправиться в Сирию россиянам пока не удается — сирийская граница с Ираком закрыта.

О массовой отправке россиян в Сирию для войны с «Исламским государством» речи, впрочем, не идет. Бывшие участники боевых действий в Донбассе подтверждают, что слышали о таких фактах, но именно «лишь на уровне слухов». «Мы знаем, что какие-то разовые отправки случаются, но чтобы была массовая переброска тех, кто воевал за Донбасс, в Сирию, мы не слышали»,— заявил “Ъ” Игорь Мангушев, лидер отряда Enot Corp., долгое время воевавшего в Луганской области. «Но если будет такая возможность, можно было бы и доехать, это должно быть интересно»,— добавил он.

Впрочем, едва ли поездки россиян в Сирию станут тенденцией (во всяком случае, тех, кто не желает примкнуть к запрещенному в России «Исламскому государству» — в его рядах, под данным Совбеза РФ, воюют около 2 тыс. выходцев из РФ). Это признает и Бондо Доровских: «Слишком дорого, сложная логистика, не очень ясно, с кем связаться, чтобы записаться в воинские формирования. Идеально было бы воевать на стороне Асада, но вот наши запросы сирийские военные чиновники проигнорировали». Политолог и главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский подтверждает: вряд ли россияне будут готовы массово и в индивидуальном порядке ехать воевать в Сирию. «Люди ехали воевать на Украину с мыслью, что фашисты убивают там русских людей, что это русская земля, а за что умирать на Ближнем Востоке? Помогать одним арабам убивать других?» — рассуждает он. По мнению господина Мирского, число российских участников боевых действий в Сирии будет и дальше исчисляться не более чем десятками.

Россия не намерена участвовать в наземной операции в Сирии — об этом в интервью американским телеканалам накануне выступления на 70-й Генассамблее ООН сказал президент РФ Владимир Путин. Помощь правительству Башара Асада, сражающемуся в Сирии с боевиками «Исламского государства», ограничивается поставками военной техники. По словам источников “Ъ” в Генштабе РФ, сейчас в регионе находятся только военные специалисты, обучающие правительственные войска обращаться с этой техникой, а также прикрепленные к посольству сотрудники ГРУ и СВР (в частности, бойцы, задача которых прикрывать дипломатов в случае эвакуации). Присутствуют там и специалисты-строители, занятые модернизацией пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Тартусе (см. “Ъ” от 21 сентября). Других российских воинских формирований, по словам собеседника “Ъ” в Генштабе, на территории Сирии нет.

Григорий Туманов, Иван Сафронов


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение