Коротко


Подробно

4

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Западно-восточный уклон

Новые экспозиции Государственного Эрмитажа

Выставка история

В сентябре календарь событий Государственного Эрмитажа пополнился еще тремя, связанными с искусством Востока. В музее прошла 8-я Европейская конференция по иранистике, к ней было приурочено открытие на третьем этаже Зимнего дворца постоянной экспозиции "Культура и искусство Ирана VIII — начала XX веков", а рядом расположилась роскошная временная выставка "Подарок созерцающим. Странствия Ибн Баттуты". КИРА ДОЛИНИНА советует внимательнее приглядеться к восточным интересам главного энциклопедического музея страны.


Востоковедение — священная корова Государственного Эрмитажа. Все последние директора музея, начиная с Иосифа Орбели, были востоковедами. Большинство крупных ученых, сформировавшихся в этих стенах, занимались искусством Востока (Анна Султан-Шах, Милица Матье, Владимир Луконин). Многолетнее стабильное присутствие эрмитажных археологических экспедиций в разных наших и не наших восточных областях и странах (Пенджикент, Закавказье, Тува). Ну и, наконец, нынешний директор музея Михаил Пиотровский — арабист, чьи научные интересы не могут не влиять на выставочную и исследовательскую политику возглавляемой им институции.

С другой стороны, по всегдашней лени нашей и нелюбопытству "восточные" выставки Эрмитажа не пользуются такой популярностью, как, например, придворные костюмы или гравюры Рембрандта. Западные шедевры и истории про то, как жили цари, воспринимаются зрителем явно более благожелательно. Что несправедливо: и те и те выставки нуждаются в комментариях и пояснениях; и те и те зрелищны и роскошны, если знаешь, на что смотреть; и те и те способны рассказать чрезвычайно важные истории не только про тогда, но и про сейчас.

С этой точки зрения выставка "Подарок созерцающим" — идеальный плацдарм для попытки вникнуть в восточные экзерсисы Эрмитажа. Ее главный герой — марокканский путешественник XIV века Абу Абдаллах Мухаммад ибн Мухаммад ибн Абдаллах ал-Лавати ат-Танджи, известный как Ибн Баттута (1304-1369). По праву рождения он должен был стать кади (судьей), однако первый же хадж в Мекку, совершенный им в 21 год, заразил его манией путешествия. В общей сложности он путешествовал почти 30 лет, преодолел более чем 73 тыс. миль (117,5 тыс. км) и посетил эквивалент 44 современных стран. Страны Магриба, Египет, Сирия, Иран, Ирак, Йемен, Восточное побережье и центральная часть Африки, Малая Азия, Крым, Золотая Орда, Константинополь, Средняя Азия, Индия, Китай, Мальдивы, Испания. В 1354 году он возвращается в Марокко, в Фес, и по приказу султана Абу Инана диктует воспоминания гранадскому книжнику Ибн ал-Джузайему.

Этот текст — чистая энциклопедия средневековой восточной жизни. Тут и политика, и великие войны, и интриги, и масса бытовых и личных подробностей, и даже рассуждения о культурных особенностях разных стран (особенно Ибн Баттуту поражают, например, обычаи новообращенных в ислам народов, которые в корне отличаются от "старого" ислама его родины). Он пересекал Сахару, его несколько раз грабили, он многократно женился и имел гарем, служил послом при разных правителях, сопровождал родовитых персон, чудом избежал чумы, побывал в Индии на два столетия раньше Васко да Гамы. Несмотря на то что современные исследователи сомневаются в том, что Ибн Баттута лично посетил все названные им в тексте места (например, вряд ли в указанный в воспоминаниях отрезок времени он мог добраться до Волжской Булгарии, да и его визит в Китай некоторые историки оставляют под вопросом), его книга "Подарок созерцающим о диковинах городов и чудесах странствий" — уникальный свод сведений.

Эрмитаж вместе с Российской национальной библиотекой и Фондом поддержки и развития научных и культурных программ имени Ш. Марджани (Москва) предложил своему зрителю иллюстрацию к текстам Ибн Баттуты. Миниатюры, ткани, костюмы, керамика, стекло, архитектурные детали, монеты. От Испании до Китая. На многих предметах надписи с упоминанием имен исторических деятелей, о которых рассказывал Ибн Баттута. Изысканные и брутальные, христианские, арабские, персидские и иудейские, религиозного назначения и кухонная утварь — всего более трехсот предметов. Географический размах и смешение стилей и языков такое, что карта путешествия Ибн Баттуты встает перед глазами как живая. И говорит не только о разнице культур, но и об их реальной близости внутри общего мира — того, который и в XIV веке можно было пересечь в течение одной жизни, а теперь на это хватит пары дней. Того мира, который очень хрупок и где хорошее знание истории могло бы сыграть важную роль в принятии военных и политических решений сегодня. Если бы у историков спрашивали. Ну вот, например, сегодня — у арабистов.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение