• Москва, -6...-10 снег
    • $ 63,91 USD
    • 68,50 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Гайзергейт

Как власть и экспертное сообщество отреагировали на арест главы Коми

Уголовное дело против главы Республики Коми Вячеслава Гайзера, нескольких руководителей республики и ряда бизнесменов — беспрецедентный случай для российской политики. В администрации президента (АП) “Ъ” заявили, что Владимир Путин был в курсе готовящейся операции. Врио губернатора республики будет назначен «человек из другого региона». Подчеркнув, что господин Гайзер был на хорошем счету, эксперты предлагают искать причины громких арестов не в сфере политики.


По словам высокопоставленного источника “Ъ” в АП, задержание господина Гайзера оперативники ФСБ и СКР провели сразу же, как только собрали достаточную доказательную базу. Перед началом операции они доложили Владимиру Путину об имеющихся фактах правонарушений. Источник, близкий к АП, сказал “Ъ”, что «президент давно заявил о курсе на борьбу с коррупцией во всех ее проявлениях и на всех этажах власти»: «Ранее был арестован сахалинский губернатор. Без очень весомых доказательств решения об аресте Гайзера не было бы. Значит, они есть, и мы о них скоро узнаем». На этой неделе господин Гайзер может быть отправлен в отставку в связи «с утратой доверия», после этого будет назначен врио губернатора. По словам собеседников “Ъ”, это будет человек со стороны, например, действующий глава другого региона, не избиравшийся 13 сентября.

Аресты в руководстве Республики Коми стали неожиданностью и для политиков, и для экспертов. Собеседник “Ъ”, близкий к полпредству президента в Северо-Западном округе, отметил, что месяц назад, когда подготовка дела шла полным ходом, в полпредстве были не в курсе. Арест губернатора он связал с «истощением ресурсов в условиях кризиса»: «Кто-то зарабатывает их отжимом и переделом собственности, кто-то палкой, кому-то этого не дают, и все друг друга начинают есть — война всех против всех».

«Единая Россия» сдержанно отреагировала на арест губернатора, избранного от нее в 2014 году (79%). Секретарь генсовета партии Сергей Неверов сказал, что не сомневается в объективности расследования и «ответственность должна быть одинакова для всех», а также напомнил, что членство Вячеслава Гайзера в партии будет прекращено автоматически (по уставу «Единой России» человек, против которого возбуждено уголовное дело, тут же остается без партбилета). При этом еще несколько дней назад по политической части ни к республике, ни к ее руководству не было никаких претензий, а Алексея Чернова, заместителя господина Гайзера по внутренней политике (также арестован), чуть ли не ставили в пример остальным. В июньском «рейтинге эффективности губернаторов» прокремлевского фонда ФоРГО господин Гайзер был не в первый раз отнесен к группе с «очень высоким» рейтингом. «Губернатор был на хорошем счету, он был всенародно избран,— недоумевает источник “Ъ”, близкий к региональным властям.— Недавно прошли выборы (в заксобрание области — “Ъ”), процент за “Единую Россию” был хороший». «Сдержанность комментариев показывает, что для значительной части политической элиты произошедшее стало шоком»,— отметил политолог Михаил Виноградов. «Видно, что на федеральном уровне партия власти ассистировать стороне обвинения не готова, понимая, что это создает риски для лоялистов в Коми, а через год выборы в Госдуму»,— отметил господин Виноградов. «Утверждается, что преступное сообщество работало около десяти лет, тогда куда смотрели органы все это время? Чего им не хватало?» — заявил депутат Госдумы от КПРФ Андрей Андреев.

Политолог Александр Кынев считает, что за последние годы в Коми была создана жесткая авторитарная модель управления. Источник “Ъ” в Госсовете республики находит сходство управленческой модели господина Гайзера со стилем руководства глав кавказских республик: «Все выстроено жестко, шли политические зачистки, подминались СМИ». «Первоначально Гайзера упрекали, что он привел в правительство варягов, которые работали вахтовым методом, потом стало больше местных, и варяги тоже прижились. В народе его авторитет был велик, в элите непререкаем»,— утверждает депутат.

Эксперты предлагают искать причины «дела Гайзера» не в том, как управлялся регион. «Глобально сейчас происходит перераспределение ресурсов между элитными группами. А Гайзер не был прямым ставленником одного из членов современного “политбюро”, то есть лидера одной из влиятельных элитных групп»,— объяснил политолог Евгений Минченко. «Гайзер был тишайший, бизнесом особо не рулил — весь крупный бизнес в Коми принадлежит не республике, а ЛУКОЙЛу, “Северстали”, “Ренове” и другим крупным компаниям»,— отметила директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. По словам Евгения Минченко, губернатор Гайзер был «чисто зарубинский проект (бизнесмен, советник губернатора Александр Зарубин — “Ъ”), а он в последнее время дистанцировался от Вексельберга». Источник “Ъ” в депутатском корпусе Коми рассказывает, что у господина Гайзера периодически возникали конфликты с «Роснефтью», ЛУКОЙЛом и «Северсталью», но это были «вспышки, и компромисс удавалось находить».

По оценке господина Виноградова, «масштаб операции не позволяет сводить все к сугубо корпоративным конфликтам, хотя война за контроль над региональным бюджетом, а он там немаленький, еще впереди». Евгений Минченко констатирует, что «правоохранительные органы вошли во вкус антикоррупционной повестки», которая обеспечивает им рост влияния. Политолог Глеб Кузнецов считает, что «в ситуации серьезного антикоррупционного запроса» господина Гайзера выбрали просто «потому, что его дело было лучше подготовлено» правоохранителями, а не потому, что он был единственный, кого можно привлечь к ответственности. По словам Натальи Зубаревич, «все ждали, кто будет следующим после Хорошавина», и «Гайзер — второй, но не последний». По мнению господина Минченко, критерии, по которым губернаторы могут повторить судьбу господ Хорошавина и Гайзера, понятны: «главы, возглавляющие ресурсообеспеченные регионы и не обладающие серьезной защитой сверху, в зоне риска». Глеб Кузнецов, напротив, считает, что следующим может стать глава депрессивного региона, «а то у многих возникает ощущение, что трогают только богатых губернаторов, а нищий чувствует себя в домике».

По мнению господина Кузнецова, операция была проведена демонстративно, поскольку в такой ситуации «публичность является ценностью сама по себе». «Важно не избавиться от дурной овцы, а сделать это публично, чтобы была кровища, чтобы остальное стадо затрепетало,— пояснил он.— В нынешнее тяжелое время важно, чтобы чиновники боялись за свое место под солнцем. Адресатом этой истории является класс управленцев — они должны испытать шок и трепет».

Отдел политики


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение