• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,16 USD
    • 70,88 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Разговор по прямому поводу

Россия и США стали больше обсуждать борьбу с терроризмом и будущее Сирии

18 сентября состоялся первый с начала украинского кризиса разговор министров обороны РФ и США. Телефонная беседа не единственный признак активизации диалогов между Россией и Америкой: госсекретарь США Джон Керри за минувшие дни трижды звонил министру иностранных дел Сергею Лаврову. Но перспективы сотрудничества осложняются разногласиями по вопросу о судьбе сирийского лидера. США добиваются отставки Башара Асада и против оказания ему любой помощи, а власти России не исключают, что рассмотрят вопрос о военной поддержке Сирии — в случае обращения господина Асада. "Ъ" выяснял, чем занимаются российские военные специалисты, уже находящиеся в Сирии.


Базовая помощь


Найти российских военнослужащих, на данный момент находящихся в Сирии, "Ъ" удалось через социальные сети. На некоторых персональных страницах есть фотографии с места службы в арабской республике, у других пользователей о направлении в Сирию или нахождении там сказано в статусе. Один из российских военнослужащих-контрактников, прикомандированный к 720-му пункту материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ РФ в Тартусе, рассказал "Ъ", что персонал объекта, в начале сирийского кризиса составлявший несколько человек, сейчас превышает 1700 специалистов. "Они обустраивают и охраняют объект, перестраивают пирс",— отметил он. Срок пребывания в Сирии собеседника "Ъ должен составить три месяца, после чего его ожидает ротация.

Планы по развитию ПМТО в Тартусе действительно есть, говорит источник "Ъ" в Генштабе, отрицая, впрочем, какую-либо связь между модернизацией объекта и "готовящимся военным вмешательством": "Просто ПМТО сможет принимать одновременно корабли первого (эсминец) и второго (большой десантный корабль) ранга из состава российской средиземноморской группировки".

Еще в августе 2010 года главком ВМФ РФ Владимир Высоцкий сообщал, что порт в Тартусе сможет после 2012 года принимать тяжелые корабли, в том числе крейсеры и даже авианосцы: "Будет развиваться сначала как пункт базирования, а затем и как база флота. Первый этап развития и модернизации завершится в 2012 году". Гражданская война в Сирии эти планы сдвинула на несколько лет.

Ранее американский аналитический центр Stratfor опубликовал спутниковые снимки, якобы доказывающие, что помимо работ в Тартусе российские военные заняты расширением и укреплением взлетно-посадочной полосы в аэропорту Латакии, возводят там вышки управления воздушным движением и времянки для военнослужащих. Как полагают эксперты Stratfor, это делается для приема тяжелой транспортной авиации.

Представители Пентагона также заявляли о том, что у них есть информация, что Россия готовит в Сирии авиабазу передового развертывания. "Мы видели перемещения техники и людей, которые свидетельствуют о том, что они (Россия.— "Ъ") будут использовать базу к югу от Латакии в качестве базы передового развертывания",— сказал 14 сентября представитель Пентагона Джефф Дэвис. 16 сентября российский Генштаб заявил, что Москва пока не планирует создавать военно-воздушную базу в Сирии. Но первый замначальника ведомства Николай Богдановский отметил, что "всякое может быть".

18 сентября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Москва может рассмотреть обращение властей Сирии об отправке туда российских войск для борьбы с террористами из "Исламского государства": "Если будет обращение, то в рамках двусторонних контактов, в рамках двустороннего диалога оно, естественно, будет обсуждаться и рассматриваться. Пока как-то гипотетически говорить сложно".

Глава МИД Сирии Валид Муаллем же сообщил, что российская поддержка пока ограничивается поставками военной техники и обучением сирийских солдат. По его словам, Дамаск попросит Москву прислать солдат воевать плечом к плечу с сирийскими военными, если это понадобится. Но дипломат подчеркнул: на данный момент россияне в войне в Сирии не участвуют. "Пока сирийская армия боеспособна, и, честно говоря, что нам нужно — это амуниция и качественные вооружения, чтобы противостоять качественным вооружениям, которые используют террористические группы",— сказал глава МИД Сирии.

Военно-техническое сотрудничество СССР и Сирии началось в 1956 году и к 1991 году составляло $26 млрд. Не прекратилось оно и после: в 1992-1993 годах Дамаск получил от Москвы около 300 танков Т-72А (на сумму около $270 млн). В конце 1996 года между странами были достигнуты договоренности о поставках автоматов АКС-74У и АК-74М, ПТРК "Конкурс", различных типов гранатометов (РПГ-7 и РПГ-29) и боеприпасов к ним. За последующие десять лет были заключены контракты на ПТРК "Корнет-Э" и "Метис-М", истребители МиГ-29М/М2 и учебно-боевые самолеты Як-130, системы ПВО С-300ПМУ2, "Бук-М2Э" и ЗРПК "Панцирь-С1" (именно они прикрывают воздушное пространство над районом президентского дворца и авиабаз на западе Дамаска). По словам источника "Ъ", близкого к "Рособоронэкспорту", в 2010-2011 годах Дамаск получил два дивизиона ПБРК К-300П "Бастион-П". Велись переговоры по поставкам танков Т-80У, истребителей Су-27 и иных систем ПВО, но до крупных контрактов дело не дошло: идущая с 2011 года гражданская война, давление США, Израиля и Турции, а также банальное отсутствие денег делали Сирию далеко не самым удобным партнером в сфере ВТС.

Но взаимодействие не прекращается: по сведениям "Ъ", в графике "Рособоронэкспорта" по-прежнему значится поставка девяти истребителей МиГ-29М/М2 в 2016 году, а еще трех — в 2017-м. Де-факто готова к отправке и первая партия Як-130. Новых крупных контрактов пока не предвидится, говорят собеседники "Ъ", все оружие и техника поставляются Дамаску во исполнение ранее подписанных соглашений — исключительно для борьбы с терроризмом и для охраны своих границ. Из этого, по словам Сергея Лаврова, Москва "никогда не делала секрета". Он пояснил, что поставки "неизбежно сопровождаются направлением российских специалистов, которые помогают наладить соответствующее оборудование, обучить сирийский персонал".

Враг один?


Сирийский конфликт вырос до греческого неба

Противостояние между Россией и Западом по сирийскому вопросу резко обострилось после появления информации об участии российских военных в боевых действиях на стороне президента Башара Асада. И хотя официальные представители Москвы эти сообщения опровергают, США пошли на беспрецедентный шаг: 7 сентября власти Греции подтвердили, что получили запрос Вашингтона с просьбой закрыть воздушное пространство страны для пролета российских самолетов с гуманитарной помощью для Сирии. Власти США предупредили: если слухи об усилении российского военного присутствия на территории этой страны подтвердятся, это "может привести к дальнейшей эскалации конфликта", а также к прямому столкновению с силами международной коалиции, которая борется в Сирии с "Исламским государством"

Оказание Россией военной помощи сирийским властям изначально вызвало неоднозначную реакцию Запада. Госдеп США потребовал, чтобы транзитные страны (Болгария, Греция, Турция и Ирак) закрыли свое воздушное пространство для полетов российских самолетов в Сирию. Представитель МИД РФ Мария Захарова в интервью Reuters назвала это "международным хамством". Позднее агентство Bloomberg сообщило, что президент США Барак Обама не был поставлен в известность об этих шагах Госдепа — он действовал по собственной инициативе. "Президент ничего не знал заранее об этих шагах, и когда он узнал о них, то был расстроен тем, что ведомство не рассмотрело другие возможности реагирования на кризис",— сообщило агентство со ссылкой на двух американских чиновников. Согласно публикации, Барак Обама поручил своим советникам выработать консенсусный план действий по реагированию на активизацию России в Сирии.

Но и после этого представители Белого дома, Пентагона и Госдепа неоднократно критиковали Россию за помощь сирийским властям. Так, спикер Белого дома Джош Эрнест назвал Башара Асада "проигрышной ставкой для России". А представитель Госдепа Марк Тонер заявил, что США "приветствовали бы конструктивную роль России" в борьбе с исламистами на сирийской территории. По его словам, конструктивным шагом со стороны Москвы было бы прекращение поддержки Башара Асада.

"Государственность Сирии, а не персонально президент Башар Асад нуждается в поддержке,— парировала Мария Захарова в интервью телеканалу "Россия 24".— Если эта страна превратится во вторую Ливию, ситуация будет в несколько раз сложнее, чем положение после свержения Муаммара Каддафи. Взрыв Сирии изнутри приведет к катастрофическим последствиям для региона". А это, по ее словам, прямая угроза национальной безопасности России.

В последние дни критика сменилась попытками наладить с Москвой практический диалог. Джон Керри за предшествующие две недели трижды звонил Сергею Лаврову, чтобы обсудить с ним вопросы борьбы с терроризмом и будущее Сирии. 18 сентября состоялся первый с начала украинского кризиса телефонный разговор между министрами обороны РФ и США Сергеем Шойгу и Эштоном Картером. По словам представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова, ход разговора показал, что по большинству рассматриваемых вопросов мнения сторон близки или совпадают. Пресс-секретарь Пентагона Питер Кук добавил, что разговор длился около 50 минут и носил конструктивный характер.

Кроме того, по данным немецких СМИ, Москву на прошлой неделе для переговоров по Сирии посетила представительная делегация американских спецслужб ("Ъ" не удалось подтвердить эту информацию). Глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью газете Bild приветствовал диалог между Россией и США: "В ситуации вокруг Сирии наконец снова происходит движение. Я приветствую тот факт, что Вашингтон и Москва говорят не друг о друге, а говорят друг с другом об обстановке в Сирии".

Перспективы сирийского сотрудничества осложняются разногласиями по вопросу о судьбе сирийского лидера: США добиваются его отставки. "Я четко обозначил, что продолжающаяся российская поддержка Асада несет риск эскалации конфликта и подрывает нашу общую цель борьбы с экстремизмом",— заявил на днях Джон Керри. Позже он добавил, что США "безусловно" приветствовали бы помощь России в борьбе с "Исламским государством".

А Владимир Путин заявил, что Россия "поддерживает правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказывает и будет оказывать ему необходимую военно-техническую помощь". "Призываем присоединиться к нам другие страны",— добавил он, напомнив о российской инициативе объединения всех региональных сил (включая армию Башара Асада) в борьбе с "Исламским государством".

Глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин считает реальным сотрудничество между Россией и США в Сирии. "Создание широкой антитеррористической коалиции, о которой говорит Владимир Путин, невозможно — американцы никогда не согласятся сделать Асада своим союзником,— убежден он.— Однако в борьбе с "Исламским государством" взаимодействие России и США вполне возможно: например, в виде координации действий, чтобы российские самолеты и самолеты возглавляемой США коалиции не разбомбили друг друга. А также в виде обмена разведданными — враг-то один". Эксперт подчеркнул, что для налаживания такого сотрудничества действия России в Сирии должны быть "транспарентными". "Ранее США не вполне понимали планы России в Сирии. Их беспокоило то, что Москва может оказывать помощь Башару Асаду в борьбе с оппозицией, часть которой они (американцы.— "Ъ") сами поддерживают,— пояснил Дмитрий Тренин.— Однако когда российская сторона заверила их, что ее действия в Сирии направлены на борьбу с терроризмом, американцы стали более лояльны".

Илья Барабанов, Иван Сафронов, Елена Черненко



  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение