• Москва, -6...-10 снег
    • $ 63,87 USD
    • 68,69 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Между Россией и Китаем возникла химия

Пекин получит доли в СИБУРе и ВНХК

После заключения крупных контрактов на поставку сырья китайские инвесторы готовы войти в российскую нефтехимию. Акционеры СИБУРа Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко договорились о продаже около 10% акций компании государственной Sinopec чуть больше чем за $1 млрд. Параллельно "Роснефть" согласилась обменять контроль в Восточной нефтехимической компании (ВНХК) на долю в одной из структур крупнейшей химической компании КНР ChemChina. Собеседники "Ъ" на рынке отмечают, что в условиях санкций продажа долей китайцам становится наиболее надежным способом привлечь деньги в российские проекты.


Вчера российские компании заключили самые крупные в истории сделки с китайскими государственными инвесторами в сфере нефтехимии и нефтепереработки. В рамках визита Владимира Путина в Пекин (см. стр. 8) акционеры СИБУРа договорились о продаже доли в крупнейшей отечественной нефтехимической компании китайской Sinopec. Источник "Ъ", близкий к СИБУРу, уточнил, что речь идет не менее чем о 10%. Другой собеседник "Ъ" говорит, что это "чуть более 10%". Бумаги продают Леонид Михельсон (владеет 50,2%) и Геннадий Тимченко (15,3%); по данным "Ъ", последний продает больше. Акционерами СИБУРа также являются Кирилл Шамалов (21,3%) и действующий и бывший менеджмент (13,2%). "Сделка не приведет к серьезным изменениям, никто не выйдет из капитала, Леонид Михельсон останется крупнейшим владельцем",— заверил один из источников "Ъ". Сделка пройдет "на рыночных условиях", а оценка компании примерно соответствует условиям продажи в 2014 году части доли Геннадия Тимченко Кириллу Шамалову (тогда, по данным "Ъ", компания оценивалась на уровне $10 млрд).

Как сообщил "Ъ" гендиректор СИБУРа Дмитрий Конов, сделку планируется закрыть до 1 декабря при условии получения всех необходимых регуляторных согласований и корпоративных одобрений.

По его словам, акционеры всегда думали об IPO или привлечении стратегического инвестора. "Но это не альтернатива IPO, оно не исключается в будущем",— уточнил топ-менеджер. Он отметил, что Sinopec по результатам 2014 года — третья компания в списке Forbes и сделка, которая обсуждалась "не один год", будет "синергией и для нас, и для них". В то же время, добавил Дмитрий Конов, сделка не означает автоматически, что Sinopec будет партнером или обеспечит финансирование по текущим крупнейшим проектам СИБУРа — Амурскому ГХК или "Запсибнефтехиму". Более того, в компанию могут войти и другие инвесторы.

По мнению Александра Назарова из Газпромбанка, сделка, скорее всего, не предполагает вложения денег в сам СИБУР, но китайский инвестор может помочь компании привлечь средства банков КНР для реализации ее проектов. "Запсибнефтехим" должен быть запущен в 2020 году, инвестиции — до $9,5 млрд. Первые мощности Амурского ГХК компания планирует ввести не ранее 2022-2023 годов вместе с третьей очередью Амурского ГПЗ "Газпрома", строительством которого СИБУР будет управлять.

"Роснефть", в свою очередь, пытается придать импульс своему проекту Восточной нефтехимической компании. Она подписала меморандум о передаче контроля в этом проекте, который ранее не раз называла стратегическим, китайскому госконцерну ChemChina, который фактически представляет собой реформированное Министерство химической промышленности КНР. Меморандум определяет продажу контрольного пакета и ключевые этапы инвестирования, отмечают в "Роснефти". При этом глава компании Игорь Сечин описал сделку как обмен активов: "Роснефть" параллельно купит 30% в дочерней структуре ChemChina, занимающейся нефтехимией,— ChemChina Petrochemical Co. Ltd (CCPC). Меморандум об этом компании подписали еще в июне на ПМЭФ.

По мнению "Роснефти", привлечение ChemChina — "большой шаг на пути к развитию проекта ВНХК". О создании в Приморье нефтехимического комплекса мощностью до 30 млн тонн переработки нефти в год было объявлено еще в 2011 году, тогда предполагалось, что первая очередь заработает в 2015 году. Но проект буксует, поскольку требует крупных инвестиций при небесспорной экономической эффективности. "Роснефть" просила у правительства различных льгот для проекта, который, по мнению компании, важен для региона: в частности, строительства сетевой инфраструктуры на деньги бюджета, средств из ФНБ, а также налоговых льгот. В начале августа вице-премьер Юрий Трутнев говорил, что на послабления по налогам "Роснефть" может рассчитывать. "Но все-таки сначала компания должна прийти и твердо нам сказать, что да, они решили делать проект",— подчеркнул он.

По словам собеседника "Ъ", близкого к "Роснефти", основная цель обмена активами и передачи контрольного пакета ВНХК китайцам в том, чтобы "все-таки сделать этот проект". Между тем если перспективы ВНХК до сих пор были не слишком радужными, то и возможный новый актив "Роснефти" в Китае не выглядит привлекательным. Показатели CCPC не раскрываются, но результаты материнской ChemChina в целом удручающие: согласно последней доступной отчетности за 2013 год, выручка компании составила $39,5 млрд при долге в $25,8 млрд и EBITDA $1,95 млрд (соотношение общий долг/EBITDA 13,2 против 2 у "Роснефти" на конец 2014 года). Чистый денежный поток ChemChina отрицателен с 2008 года, последние два года она убыточна. По мнению собеседников "Ъ" в отрасли, единственным способом заработать на этой сделке для "Роснефти" являются новые договоренности о поставках нефти в адрес CCPC (дополнительно 4 млн тонн в год). "Но пока нет уверенности, что у "Роснефти" физически будут эти дополнительные объемы",— говорит источник "Ъ".

Пытаясь быстрее освоить ресурсы, которые могут стать ресурсной базой для поставок в Китай, "Роснефть" готова предложить Sinopec до 49% в Юрубчено-Тохомском и Русском месторождениях. Источник "Ъ" в отрасли отмечает, что в условиях санкций, а также на фоне большого объема поставок на рынок Китая вхождение его структур в проекты в качестве совладельцев является наиболее эффективным методом привлечения и гарантий инвестиций. По его мнению, СИБУР, в отличие от "Роснефти", смог бы привлечь эти деньги и на западном рынке, но "вопрос был бы в их стоимости".

Ольга Мордюшенко, Юрий Барсуков


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение