• Москва, -2...-3 снег
    • $ 63,92 USD
    • 67,77 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Руслан Рощупкин

"Пусть это будет с ошибками, но это должно удивлять"

Известный рэпер Василий Вакуленко (Баста) о "Голосе", телевидении и индивидуальности

Шоу жюри

4 сентября в эфире "Первого канала" стартует четвертый сезон российской версии популярного шоу The Voice. Уже отсняты эпизоды со "слепыми прослушиваниями". На 3/4 обновилось жюри "Голоса". Вместе с Александром Градским в этом сезоне в жюри будут заседать Григорий Лепс, Полина Гагарина и Василий Вакуленко (Баста). БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с ВАСИЛИЕМ ВАКУЛЕНКО, каково рэп-исполнителю тренировать вокалистов и судить эстрадное шоу.


— Кто предложил тебе стать членом жюри "Голоса"?

— Мне позвонил Константин Эрнст. Я попросил время подумать. Я не был уверен в своей уместности в этой программе. Чтобы принять решение, мне пришлось подробнее познакомиться с шоу. Я был знаком в основном с зарубежными версиями "Голоса", наш вариант смотрел в YouTube. Возможно, это единственная программа на нашем ТВ, которая не вызывает отторжения, дискомфорта. В итоге я решил все же сыграть в эту игру, попробовать что-то новое.

— Работа на телевидении, тем более на федеральном канале,— это всегда набор компромиссов. Ты это уже почувствовал?

— Не соглашусь с этим. Пока мне не предлагали ничего, что шло бы вразрез с моими правилами. В этом проекте мне удобно то, что я своих песен не исполняю, а стало быть, не должен спорить с редакторами о выборе песен, о том, в какой степени живым должно быть исполнение. Моя роль здесь другая. Опираясь на личные ощущения и свою оценку вокальных данных исполнителей из моей команды, я подбираю для них репертуар.

— В "Голосе" ты под постоянным прицелом камер. Насколько к этому вообще можно привыкнуть?

— Да, это новый опыт. Мы иногда снимаемся по 12 часов в день. Первый день был для меня достаточно тяжелым. Мне приходилось на ходу осваивать правила игры. К счастью, Александр Борисович Градский как-то по-человечески объяснил мне вообще суть этого шоу, стратегию подбора участников команд. Когда я полностью включился, азарт появился такой — это просто казино!

— В "Голосе" делается большой акцент на вокальный диапазон, на то, какие ты можешь брать ноты. Это идет немного вразрез с тем, чем ты занимаешься в своих собственных проектах, у тебя все же слово, игра идут впереди вокала. Как ты вживался в эту концепцию?

— Да, 80% людей, которые приходят на "Голос", замечательно исполняют оперные партии или какие-то роковые произведения. Отбирая исполнителей для своей команды, я опирался на свои музыкальные предпочтения. Мне интересны были не столько вокальные тесситуры, высота нот, сколько способность артистов удивлять. Пусть это будет с ошибками, где-то неточно, но это должно удивлять. В моей команде удивительные певцы. У меня нет див, нет каких-то бешеных вокалистов. Они сделали акцент не на "божественный вокал", а на интересный подход к исполнению.

— Мне кажется, огромный плюс "Голоса" — широчайший выбор репертуара.

— Конечно. Когда я спросил о том, насколько велик выбор вариантов, мне редакторы так и ответили: "Неограниченный". Можно петь Бьорк, можно Ника Кейва, можно петь все что хочется. Для меня это очень важно — показать, что люди из хип-хоп-культуры не замкнуты в рамках каких-то определенных взглядов, их вкус не ограничен рэпом. Мы используем любую музыку. Идей у меня множество. Я помню, как приехал к себе на студию в "Газгольдер" после одного из съемочных дней, мы сели всей командой и стали думать, что можно было бы показать в дальнейшем. От Александра Вертинского и дуэта Николь Кидман и Робби Уильямса до Мэри Джей Блайдж и Уайклефа Жана. Я пытался добиться своего авторского подхода, когда делал "Темную ночь", Галича или "Райские яблоки" Высоцкого. Так что нам интересно индивидуальное видение этих вещей.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение