• Москва, +13....+21 небольшой дождь
    • $ 67,04 USD
    • 75,26 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Руслан Рощупкин

"Пусть это будет с ошибками, но это должно удивлять"

Известный рэпер Василий Вакуленко (Баста) о "Голосе", телевидении и индивидуальности

Шоу жюри

4 сентября в эфире "Первого канала" стартует четвертый сезон российской версии популярного шоу The Voice. Уже отсняты эпизоды со "слепыми прослушиваниями". На 3/4 обновилось жюри "Голоса". Вместе с Александром Градским в этом сезоне в жюри будут заседать Григорий Лепс, Полина Гагарина и Василий Вакуленко (Баста). БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с ВАСИЛИЕМ ВАКУЛЕНКО, каково рэп-исполнителю тренировать вокалистов и судить эстрадное шоу.


— Кто предложил тебе стать членом жюри "Голоса"?

— Мне позвонил Константин Эрнст. Я попросил время подумать. Я не был уверен в своей уместности в этой программе. Чтобы принять решение, мне пришлось подробнее познакомиться с шоу. Я был знаком в основном с зарубежными версиями "Голоса", наш вариант смотрел в YouTube. Возможно, это единственная программа на нашем ТВ, которая не вызывает отторжения, дискомфорта. В итоге я решил все же сыграть в эту игру, попробовать что-то новое.

— Работа на телевидении, тем более на федеральном канале,— это всегда набор компромиссов. Ты это уже почувствовал?

— Не соглашусь с этим. Пока мне не предлагали ничего, что шло бы вразрез с моими правилами. В этом проекте мне удобно то, что я своих песен не исполняю, а стало быть, не должен спорить с редакторами о выборе песен, о том, в какой степени живым должно быть исполнение. Моя роль здесь другая. Опираясь на личные ощущения и свою оценку вокальных данных исполнителей из моей команды, я подбираю для них репертуар.

— В "Голосе" ты под постоянным прицелом камер. Насколько к этому вообще можно привыкнуть?

— Да, это новый опыт. Мы иногда снимаемся по 12 часов в день. Первый день был для меня достаточно тяжелым. Мне приходилось на ходу осваивать правила игры. К счастью, Александр Борисович Градский как-то по-человечески объяснил мне вообще суть этого шоу, стратегию подбора участников команд. Когда я полностью включился, азарт появился такой — это просто казино!

— В "Голосе" делается большой акцент на вокальный диапазон, на то, какие ты можешь брать ноты. Это идет немного вразрез с тем, чем ты занимаешься в своих собственных проектах, у тебя все же слово, игра идут впереди вокала. Как ты вживался в эту концепцию?

— Да, 80% людей, которые приходят на "Голос", замечательно исполняют оперные партии или какие-то роковые произведения. Отбирая исполнителей для своей команды, я опирался на свои музыкальные предпочтения. Мне интересны были не столько вокальные тесситуры, высота нот, сколько способность артистов удивлять. Пусть это будет с ошибками, где-то неточно, но это должно удивлять. В моей команде удивительные певцы. У меня нет див, нет каких-то бешеных вокалистов. Они сделали акцент не на "божественный вокал", а на интересный подход к исполнению.

— Мне кажется, огромный плюс "Голоса" — широчайший выбор репертуара.

— Конечно. Когда я спросил о том, насколько велик выбор вариантов, мне редакторы так и ответили: "Неограниченный". Можно петь Бьорк, можно Ника Кейва, можно петь все что хочется. Для меня это очень важно — показать, что люди из хип-хоп-культуры не замкнуты в рамках каких-то определенных взглядов, их вкус не ограничен рэпом. Мы используем любую музыку. Идей у меня множество. Я помню, как приехал к себе на студию в "Газгольдер" после одного из съемочных дней, мы сели всей командой и стали думать, что можно было бы показать в дальнейшем. От Александра Вертинского и дуэта Николь Кидман и Робби Уильямса до Мэри Джей Блайдж и Уайклефа Жана. Я пытался добиться своего авторского подхода, когда делал "Темную ночь", Галича или "Райские яблоки" Высоцкого. Так что нам интересно индивидуальное видение этих вещей.

Газета "Коммерсантъ" №161 от 04.09.2015, стр. 15

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение