• Москва, +18....+27 дождь
    • $ 65,74 USD
    • 72,34 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Концы в горы

На кого рассчитывать вкладчикам обанкротившихся дагестанских банков

Беспрецедентные попытки хищения средств из Фонда страхования вкладов, предпринятые тремя дагестанскими банками, спустя три года после их совершения так и остаются безнаказанными. О результатах работы правоохранительных органов в расследовании уголовных дел, впрочем, и о том, продолжают ли эти дела существовать, ничего до сих пор не известно. В такой ситуации честным клиентам этих банков остается рассчитывать лишь на расплату с ними собственников, что маловероятно, а АСВ уповать на то, что подобное не повторится в других регионах страны.


О том, что череда громких криминальных банкротств ряда дагестанских банков, сопряженных с масштабными попытками хищения средств из Фонда страхования вкладов (Витас-банк, банк "Экспресс" и Трансэнергобанк), заканчивается совершенно обыденно — безуспешной в большинстве случаев попыткой заставить расплатиться с кредиторами собственников банков из личных средств, свидетельствует информация в картотеке арбитражных дел. Так, 5 августа арбитражный суд Москвы назначил дату (25 сентября) первого слушания по иску Агентства по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий банкротящихся банков) о привлечении к субсидиарной ответственности за банкротство Витас-банка его собственников на сумму 3,3 млрд руб. Обычно это финальный аспект банкротных банковских дел, когда понятно, что денег для расчета с кредиторами взять больше не откуда. Однако, учитывая историю краха Витас-банка, которая наравне с двумя другими дагестанскими банками привлекла интерес премьер-министра Дмитрия Медведева, а впоследствии МВД и даже ФСБ, участники рынка ожидали не столь банального конца.

Как ранее сообщал "Ъ", прославились эти три дагестанских банка (у Витас-банк, хотя в отличие от банка "Экспресс" и Трансэнергобанка он и был зарегистрирован в Москве, последние владельцы тоже были из Дагестана) новым подходом к хищению средств (см. "Ъ" от 4 марта 2013 года).

Кроме средств клиентов (что в России не редкость) они попытались похитить средства Фонда страхования вкладов, которым управляет АСВ. Для этого они "рисовали" на своих балансах мнимые обязательства перед вкладчиками, одновременно фальсифицируя "размещение" этих "обязательств" в несуществующие активы, что должно было походить на обычную деятельность. Конечной целью этой фальсификации было получение страховки из фонда АСВ после отзывов у банков лицензий. Масштабы таких фальсификаций Витас-банка не раскрывались, в Экспресс-банке были "нарисованы" 8 тыс. вкладов на сумму около 7 млрд руб., в Трансэнергобанке — около 3 тыс. вкладов на 4,8 млрд руб. Большая часть этих средств была "привлечена" в последние несколько дней до отзыва лицензии. "Депозиты "принимались" со скоростью два вклада в секунду",— рассказывал глава АСВ Юрий Исаев в интервью агентству "Прайм" в марте 2013 года. Естественно, что все депозиты были "размещены" в рамках страховой суммы (тогда — 700 тыс. руб.). Вскрылось все это существенно позже отзыва у банков лицензий в 2012-2013 годах.

Буквально на следующий день после того, как вышеописанная схема получила огласку, ее прокомментировал премьер-министр Дмитрий Медведев. "Я не знаю, что там справедливо, что там не вполне справедливо, но если фальсификация носит такой уровень, то это просто подрывает устойчивость, это абсолютно недопустимо, это преступление",— отреагировал тогда он. Не исключено, что это способствовало активизации уголовного преследования мошенников. По всем выявленным фактам попыток хищения средств из фонда АСВ направило заявления в правоохранительные органы по статье "Покушение на мошенничество в особо крупном размере", достаточно оперативно были возбуждены уголовные дела, о которых АСВ довольно долго сообщало в разделе "О ходе конкурсного производства" в карточках этих трех банков на своем сайте. Казалось, что на этот раз, учитывая беспрецедентные по схеме мошенничества, ситуация может быть доведена до логического конца: уголовные дела будут расследованы и переданы в суд.

Однако все произошло не так. Уголовные дела о попытках хищения из Фонда страхования вкладов затерялись среди многочисленных других уголовных дел, заведенных по фактам преднамеренного банкротства, банального хищения средств и проч. по этим банкам, о том, как они продвигаются, больше не сообщается. В АСВ эту тему предпочитают не комментировать. А источники "Ъ" указывают, что дела, сначала расследовавшиеся на местах, впоследствии были переданы в ФСБ и засекречены. Это подтверждают и собеседники "Ъ", близкие к МВД Дагестана. В ФСБ на запрос "Ъ" о результатах расследования вчера ничего не ответили. "Дела расследуются, но результаты пока неизвестны",— подтвердил источник, знакомый с ситуацией.

В такой ситуации логично, что АСВ, не ожидая быстрых результатов этих расследований, продолжает действовать традиционными, хоть и гораздо менее эффективными методами. В истории привлечения банкиров агентством к субсидиарной ответственности было всего два случая, когда решения в пользу кредиторов были исполнены на практике. Полностью расплатился в этом году с кредиторами "Моего банка" его экс-владелец Глеб Фетисов, но он находился под арестом. Несколько лет назад, в середине 2000-х годов, частично с кредиторами расплатился один из совладельцев АСБ-банка.

В ситуации отсутствия информации о каком-либо движении по уголовным делам о беспрецедентных попытках хищения денег из фонда, АСВ ничего другого не остается, констатируют юристы. "Не исключено, что уголовные дела пока приостановлены, так как нужна экспертиза для выявления тех лиц, которые подписывали фиктивные документы",— рассуждает руководитель судебно-арбитражной практики "Яковлев и партнеры" Кира Корума. Как ранее сообщал "Ъ", кроме банкиров, в этом участвовали рядовые жители Дагестана, которым за "статус вкладчика" приплачивали. "Необходимо проверить всю документацию по вкладам, чтобы сделать вывод об их фиктивности, отпросить десятки сотрудников и тех же самых мнимых вкладчиков, и это значительный объем работы",— согласна глава Московской коллегии адвокатов "Международное партнерство" Татьяна Проценко. "Поэтому процесс с привлечением к субсидиарной ответственности может идти параллельно, не отменяя уголовные дела",— продолжает госпожа Корума. Впрочем, как показывает практика, наличие активного уголовного процесса значительно увеличивает склонность банкиров к расплате.

Тот факт, что этим обстоятельством никто не пользуется, в лучшем случае может свидетельствовать действительно об объективной сложности в расследовании дел. Впрочем, как отмечает партнер адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры" Вячеслав Ушкалов, стандартные сроки расследования похожих дел обычно составляют год-полтора, и удивляется, что результатов до сих пор нет. Тем более что, по данным "Ъ", ЦБ и АСВ предоставили правоохранительным органам подробное описание схем. Эксперты не исключают, что может иметь значение региональный аспект, но именно для исключения его влияния дела, скорее всего, и были переданы на уровень ФСБ. В такой ситуации кроме очевидного ущемления интересов настоящих клиентов этих банков, потерявших там свои средства, сложившаяся ситуация оставляет схему хищения денег из фонда безнаказанной. В частности, по данным "Ъ", были попытки повторить схему, правда, не в таких масштабах, но зато уже в Москве.

Юлия Локшина, Светлана Дементьева; Юлия Рыбина, Махачкала


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение