• Москва, +20....+29 солнце
    • $ 66,11 USD
    • 73,40 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ

Правила игры

переводит с китайского глава азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев

Спустя год после введения Западом секторальных санкций в отношении России многие отечественные чиновники и бизнесмены по-прежнему ломают голову над вопросом: как же на самом деле относится к этим мерам Китай, наш новообретенный партнер?

Позиция китайских товарищей кажется очень противоречивой. На официальном уровне лидеры КНР постоянно говорят, что санкции решительно осуждают и готовы поддерживать своих российских друзей. Но потока китайских денег, который должен был залить Россию и помочь безболезненно перенести трудности, так и нет. Внешне рост китайских инвестиций в 2014 году внушителен (плюс 250%), но достигнут он за счет эффекта низкой базы и составил $8 млрд. За первую половину 2015 года этот показатель уже упал на 25%. Китайские кредитные линии, которые открывают российские госбанки, до конца не выбираются — деньги слишком дорогие. Даже в энергетике, куда китайцев активно зазывают, реальное состояние дел заметно отличается от декларируемого в победных реляциях — достаточно посмотреть на переговоры по проекту "Ямал СПГ" или по покупке китайцами нефтяных месторождений в РФ.

В России распространено мнение, что китайцев запугивает Вашингтон, и во многом с этим связано объявленное на прошлой неделе расширение санкций США. Но из общения с американскими чиновниками пока складывается впечатление, что дружбы Москвы и Пекина они не особенно боятся: "Как можно бояться того, чего пока нет?" Скорее, занимающиеся санкциями ведомства действуют по шаблону, накапливая данные о путях для обхода ограничений и методично прикрывая все лазейки: тут у США накоплен огромный опыт, бюрократическая машина работает со спортивным азартом. И "нарушителей", по отзывам, гораздо больше среди западных компаний, чем среди азиатских.

Сами же китайцы в частных беседах довольно откровенны: санкции они не признают, но не могут не учитывать. Товарооборот с Россией за 2014 год — всего $95 млрд, и в 2015 году он уже упал на треть. Торговля с США — в шесть раз больше, причем у Китая профицит $343 млрд. Многие китайские компании (и госбанки) представлены на американском рынке или стремятся туда. Не учитывать мнение регуляторов США относительно санкционной политики американские дочерние структуры компаний из КНР не могут, как и их головные офисы. Именно поэтому кредитные линии для России открывают в основном не представленные в США "политические" банки вроде Exim или China Development Bank (аналог ВЭБа). Кроме того, пользуясь связями в США, китайцы прекрасно осведомлены о секторах российской экономики, которые включены в следующие возможные пакеты санкций, а в этот список могут попасть, например, СПГ-проекты. Так что, как и ожидалось, западные санкции уже понемногу работают и в Азии, пусть пока и косвенно.

Газета "Коммерсантъ" №141 от 07.08.2015, стр. 7

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение