• Москва, +11....+20 ясно
    • $ 65,99 USD
    • 73,44 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

Инфляция брака

Мария Портнягина — о том, как изменилось у россиян отношение к распаду семьи

Четверть века назад, на заре массовых опросов в нашей стране, ВЦИОМ впервые попросил граждан ответить на сугубо личное: что они думают о разводе? Недавно были опубликованы результаты свежего исследования. Оказалось, что сегодня мы лояльнее относимся к распаду семьи. За годы, прожитые в условиях рынка и экономических колебаний, россияне стали воспринимать брак с большим прагматизмом, а друг друга — с меньшей терпимостью. Смену настроений и взглядов на семейную жизнь исследовал вместе с социологами "Огонек"


Мария Портнягина


Почему люди разводятся? "Пьет", "бьет", "не любит", "мало зарабатывает", "мы разные люди"... Ни одно из объяснений на самом деле не проливает свет на драму, постигшую двоих. Воистину, каждая семья несчастна по-своему. И об этом говорят эксперты, изучающие разводы. И все-таки исследование ВЦИОМ, уже четверть века замеряющего причины семейного краха, показывает настроения россиян и позволяет судить о том, что мы считаем важным в семье и с чем не можем мириться.

Главное, что поражает наблюдателей: семейные отношения в нашей стране — это кладезь парадоксов.

Ослабить узы


Наши представления о браке, роли мужа и жены, детях — это невообразимая смесь консерватизма и нетерпимости друг к другу. Да, семья — это святое, но, если в ней возникают проблемы, первое и главное лекарство — это развод.

Так, тех, кто считает развод возможным, только если семья уже фактически распалась, за 25 лет стало меньше на треть (вместо 39 процентов — 27). Так же как и тех, кто вообще полагает развод недопустимым (в 1990 году таких радикалов было 13 процентов, в 2015-м — 11). Статистика не радует: в год мы заключаем примерно 1,2 млн браков, при этом каждый второй распадается. По разводам Россия держит крепкое первое место в мире — это данные ООН. Разочарования ничему не учат — та же судьба постигает и повторные союзы (их примерно треть от общего количества, и распадается 50 процентов повторных браков). И если не горевать о надеждах, рухнувших в очередной раз, можно только восхищаться, с каким оптимизмом люди начинают каждый раз вить гнездо, позабыв о своих ошибках.

— Россияне во многом остаются традиционалистами. Они убеждены, что женщине необходимы прежде всего дети, дом, постоянные отношения,— говорит Маргарита Фабрикант из Лаборатории сравнительных исследований массового сознания НИУ ВШЭ.— Этим нам близки Греция, Мальта, Румыния, Черногория, Словакия, Венгрия, Болгария, то есть постсоциалистические и южноевропейские страны. При этом мы даже терпимее, чем в Европе, относимся к матерям-одиночкам и абортам.

То, что люди перестали бояться разводов, социологи объясняют общемировой тенденцией: меньше браков, больше разводов. Зато все больше гражданских союзов. Сегодня в России это четверть от всех семей. Чаще стали рожать детей не в браке. В 1970-е — первой половине 1980-х внебрачных детей было 11 процентов (от общей численности детей), к середине 2000-х — 30!

А что удивляться — сегодня, чтобы вырастить ребенка, не обязательны усилия двух родителей. Четверть века назад треть россиян была убеждена: хорошо воспитать ребенка в одиночку невозможно. Сегодня эту точку зрения разделяют лишь 13 процентов россиян. Незамужняя женщина, тем более если ей помогают родители — а так называемая многопоколенность еще одно отличие нашего семейного уклада (как и межпоколенческие скандалы), вполне может "поднять" ребенка. А бывает, что даже и не одного. Остается неясным ответ на вопрос: с какими представлениями о семейных отношениях эти дети выходят в жизнь?

Возрастающая популярность гражданских браков вроде бы объяснима: люди хотят присмотреться друг к другу. Но теперь они стали не то внимательнее, не то недоверчивее. Раньше, до 1990 года, паре требовалось меньше года, чтобы понять, идти им в загс или нет. Теперь же, чтобы прийти к этому решению,— уже больше двух лет. Соответственно, брак заключается позже. Гарантируют ли долгие раздумья гармоничность союза? По данным социологов, чаще разбегаются пары, связавшие себя узами Гименея после 30 лет и с 5-9-летним стажем отношений. В 80 процентах случаев развод — это инициатива жены. Той самой, для которой на первом месте семья и дети.

Кстати, современные супруги откладывают не только вступление в брак, но и рождение детей. Возникло даже явление, которое называется чайлдфри (сознательная бездетность). По статистике, 4 процента россиян до 45 лет (то есть детородного возраста) не имеют детей и рожать не собираются. Особенно это явление заметно в крупных городах. В Москве — 17,2 процента бездетных женщин в возрасте 35-39 лет (в России — 11,5 процента). Причина — больше возможностей сделать карьеру, меньше поддержка родителей, живущих зачастую в других городах.

Гражданские браки в России еще ждут глубокого изучения. Пока же социологи говорят об инфантильности потенциальных супругов — те якобы не уверены в себе, в своей способности построить серьезные отношения с другим человеком.

Бескомпромиссность или безжалостность друг к другу, неготовность принять недостатки партнера — еще одна черта сегодняшних семейных отношений, как официальных, так и гражданских. Многим парам проще поставить крест на своем союзе со словами "не сошлись характерами", вместо того чтобы приложить усилия к сближению и пониманию. Здесь, отмечают эксперты, мы в общемировом тренде: современное общество заточено на индивидуализм. Уже не редкость, когда человек не только уделяет больше внимания карьере в ущерб семье, а вообще живет ради себя. Для таких, зацикленных на себе, экземпляров брак, дети вторичны. Но у этого "индивидуализма" есть и сугубо материальные причины. Люди все меньше доверяют друг другу.

— Вероятно, партнеры боятся потерять имущество, особенно жилье, в случае разрыва отношений. Ведь от семейного краха застраховаться нельзя, а вот от потери квартиры при разводе можно — не регистрировать брак,— объясняет Александр Синельников, доцент кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ.— Но признаться в этом партнеру неловко. Вот тут и начинаются известные объяснения: мы и так любим друг друга, зачем нам сложности, к чему выбрасывать бешеные деньги на свадьбу и т.д. Но за этими оправданиями стоит элементарное неверие в прочность отношений. Брак в России уже не рассматривается как пожизненный союз.

Разум и чувства


Прагматизм в отношениях — еще одно отличие современных союзов.

— Все больше россиян осознают: семья держится не только на романтике, важен материальный фундамент,— отмечает Степан Львов, руководитель управления социально-политических исследований ВЦИОМ.— В этом есть плюс — у партнеров меньше вероятность обмануться в своих ожиданиях. Это раньше брак считался чем-то сакральным, поэтому и развод казался катастрофой, а сегодня это вполне земная вещь, а развод — техническое решение проблемы.

Стоит ли удивляться: на первом месте среди причин развода — материальные. Долгие годы миной, на которой подрывалось большинство браков, была измена. И вот революция! По данным ВЦИОМ, каждый четвертый считает распад брака оправданным из-за финансовой несостоятельности супруга, неспособности обеспечить семью (речь, конечно, прежде всего о мужьях).

Что же касается измены... Случайная неверность теперь уже не становится смертельной для брака. Для него критична стойкая связь на стороне (говорят даже о таком феномене, как вторая семья). Вот ее называют уважительной причиной для развода. Отметим, что вторая семья — это ведь не только неверность, но и серьезные материальные траты.

— Среди основных причин, удерживающих россиян от разводов,— сложности с разделом жилья,— заявляет социолог Александр Синельников.— Бывает, что люди разводятся, а живут потом вместе много лет. Какой был смысл разводиться?

Социологи отмечают: прагматизм в браке отличает все-таки тех, кто постарше.

— Молодые люди (18-24 лет) — романтики. Семья для них — это прежде всего любовь, а неверность — путь к разводу. Вступая в брак, они не допускают возможность развода, он для них равнозначен краху,— поясняет Оксана Кучмаева, профессор НИУ ВШЭ, специалист по статистическим исследованиям семьи.— Но по мере взросления и накопления жизненного опыта они становятся менее категоричными: понимают, что и такое случается.

А вот россияне постарше большие материалисты. И, кстати, лояльнее относятся к измене. Но, как отмечают социологи, эта позиция "рекомендательная" и адресована к младшему поколению. Просто старшим хочется, чтобы дети и внуки жили в достатке.

Меркантильные соображения громко заявляют о себе в кризис. Социологи отмечают: в экономически нестабильное время люди реже заключают семейные союзы. Так, на кризисные 2008-2009 годы пришлось 1,17 и 1,19 млн браков (обычно около 1,2 млн). Но ведь и разводятся в тяжелые времена реже! Вместе вести домашнее хозяйство дешевле. Однако не исключено, что гражданские браки с их более слабыми имущественными связями в периоды кризисов более уязвимы.

— В кризис 2008-2009 годов стало больше пар, где основным или даже единственным добытчиком стала женщина (как известно, у женщин выше способность к адаптации),— говорит Галина Турецкая, специалист по гендерной психологии.— Это повысило вероятность семейных кризисов. Известно, что проблемы начинаются даже при одинаковом вкладе мужчины и женщины в семейный бюджет. А если мужчина не может прокормить семью, то это воспринимается как подрыв устоев. Если женщина в семье становится основным кормильцем, она начинает воспринимать мужа как обузу, еще одного ребенка, которого надо кормить, обихаживать и утешать его печали.

Александр Синельников на проблему смотрит по-другому:

— Материальные трудности сплачивают дружные, хорошие семьи и разрушают те, где и до этого между супругами были проблемы. Большинство жен не считают решающей причиной для развода то, что муж потерял работу или зарабатывает меньше ее. Но если она его не любит, то может использовать это как предлог, тем более если она встретила другого мужчину, у которого с деньгами получше. И другой пример. Муж вышел в начальники. Обеспеченный мужчина — это приманка для молодых девушек. И у него возникает возможность поменять жену. Опять же если это крепкий союз, то он на это не клюнет. А если в отношениях с женой были трения, то он может потерять голову от какой-нибудь милой девушки. Хотя не факт, что новая семья будет лучше прежней. Повторные браки не отличаются большей прочностью.

Пуп семьи


Как и четверть века назад, главное в семье — это дети. Ими оправдан брак, они — сильнейшее препятствие для развода. Эта традиционная точка зрения за последние годы только укрепилась и нашла новых сторонников. Если в 1990 году так считал каждый четвертый россиянин, то в 2015-м — уже каждый третий. По официальной статистике: если прежде в общем числе разводов браки без детей составляли 35-40 процентов, то сегодня их свыше половины.

Детоцентризм — важная характеристика современного российского общества и, несомненно, имеет глубокие социальные корни.

— Детоцентризм семей только усиливается: все лучшее — детям, вся жизнь строится вокруг детей, на них переносятся нереализованные планы, в них вкладываются все силы и материальные ресурсы,— поясняет кандидат психологических наук Галина Турецкая.— Родители зачастую не имеют своих интересов, не развиваются сами (и, кстати, поэтому не могут быть позитивным примером для детей), закрывают глаза на проблемы в отношениях друг с другом. Они полностью фокусируются на воспитании ребенка. Поэтому, когда он вырастает и уходит из семьи, родители, много лет подменявшие собственную жизнь жизнью ребенка, переживают тяжелый семейный кризис. Выясняется, что их отношения цементировал ребенок. При этом у ребенка, на которого оказывалось такое психологическое давление, искривляется психика, возникают эмоциональные проблемы, нарушается психосоматика (аллергии, заикание, лишний вес).

Детоцентричность подпитывает демографическая ситуация в стране. И в России, и в семьях мало детей. По данным Независимого института социальной политики, 68 процентов российских семей имеют одного ребенка. И это зачастую тоже прагматичный выбор.

— Одного ребенка проще поставить на ноги,— объясняет Оксана Кучмаева.— Тем более что стандарты жизни растут: родители стремятся создать для ребенка хорошие материальные условия в начале взрослой жизни.

— Последние десятилетия во всем мире рассуждают о кризисе семьи,— подытоживает Степан Львов.— У россиян семья по-прежнему жизненный приоритет. Семья, уточню, а не брак.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение