• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,40 USD
    • 70,93 EUR

Коротко

свободное время

Товары в дорогу

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

"С 15 ноября все будет работать в реальном режиме"

Генеральный директор ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» Александр Советников — о системе сбора средств и ее надежности

Генеральный директор ООО "РТ-Инвест транспортные системы" Александр Советников рассказал о том, как будет устроена система взимания платы и выдержит ли она наплыв пользователей непосредственно после запуска.


АНТОН ПЕТРОВСКИЙ


Почему в качестве подрядчика проекта выбрана именно ваша компания?

— Изначально, когда Министерство транспорта объявило конкурс на создание национальной системы взимания платы, среди условий было и наличие опыта построения подобных систем. Понятно, что такой опыт есть только у иностранных компаний, создававших и эксплуатирующих зарубежные системы. Все три участника конкурса были консорциумы с иностранным участием. Но потом изменилась политическая ситуация. И стали очевидны риски, что иностранные партнеры не выполнят свои обязательства, заблокируют программное обеспечение или не позволят завозить оборудование, те же бортовые устройства, и это парализует национальную систему дорожного сбора. Плюс оператор системы будет обладать данными о грузоперевозках страны, в том числе ценных грузов, видеть плотность трафика. При определенном анализе эти данные могут представлять охраняемую законом тайну. Так что, руководствуясь вопросом национальной безопасности, конкурс отменили. На реализацию проекта была назначена "РТ-Инвест Транспортные Системы", так как одним из наших акционеров является компания "РТ-Инвест" — дочерняя структура корпорации "Ростех", которая имеет наибольший опыт сложных технологических проектов и производственно-технологическую базу. Система строится на российских технологиях и технологиях с открытым исходным кодом. Но в любом случае даже имеющая опыт иностранная компания не смогла бы внедрить в России готовое решение, реализованное в Европе,— из-за особенностей территории, протяженной дорожной сети, национального законодательства, принципов платежей, систем связи и т. п. В каждой стране система уникальна. Допустим, в маленьких странах можно просто поставить шлагбаумы: оплатил — проехал. И никаких бортовых устройств не нужно. А у нас есть места, где даже сотовая связь теряется. В итоге получилась очень сложная система с интегрированием спутниковой геолокации, сотовой связи. Тем не менее мы не исключаем опыт, пройденный другими странами. Так, на этапе проектирования мы привлекали словацкую компанию в качестве консультанта. Сейчас все компании--поставщики оборудования и услуг для нас — российские. Производство бортовых устройств, терминалов и прочего оборудования будет осуществляться в России с высокой долей локализации по комплектующим. Системы мобильного контроля оборудованы на базе автомобилей "Лада-Ларгус", а для Севера — на базе "УАЗ-Патриот". Кстати, создаваемая нами национальная система уже получила собственное имя — "Платон".

Греческий философ и российская автодорожная отрасль...

— Ну, во-первых, это все-таки ассоциации с мудростью и справедливостью — наша система весьма сложная и умная. А во-вторых, игра слов: "плата" и "тонны".

Сколько людей привлечено в новую структуру?

— К началу запуска системы наших собственных сотрудников будет более 1 тыс. человек. Создавая проект, мы привлекли людей из разных сфер: IT, телеком, дорожная отрасль.

Ваша компания создает систему по концессионному соглашению с государством?

— Да, у нас классическое государственно-частное партнерство. Мы заключили концессионное соглашение с Федеральным дорожным агентством на 13 лет — срок так называемого жизненного цикла проекта. В наши обязанности входит проектирование, создание, эксплуатация, финансирование. Мы делаем проект "под ключ". Государство в данном случае не вкладывает ни копейки. Сейчас в создание системы вложено более 29 млрд руб., из которых 27 млрд руб.— кредит Газпромбанка, а остальное — собственные средства акционеров. Год уйдет на строительство системы, а в течение оставшихся 12 лет будем заниматься эксплуатацией, поддержанием и модернизацией системы по сбору средств для государства. Обязанность же государства — оплачивать получаемую услугу по 10,6 млрд руб. в год. Фактически эти выплаты из нами же собранных средств — у госбюджета никаких расходов. Через 13 лет договор заканчивается, а вся система возвращается государству. И дальше оно или само занимается ее эксплуатацией, или заключает новый договор с нами или с кем-то еще.

Причитающаяся вам оплата фиксированная?

— Фиксированная. По договору может индексироваться лишь с учетом инфляции. При сегодняшней активности грузоперевозок и тарифе 3,73 руб./км предполагается собирать около 50 млрд руб. в год. Даже если правительством будет принято решение о снижении тарифа, то все равно запас, чтобы не платить за саму систему больше собранного ею, высок. А если тариф поднимут, мы тоже больше не заработаем. Подчеркну, у нас в договоре нет плана по сбору денег, наша оплата не зависит от количества собранных средств. Критерий нашей работы — надлежащая эксплуатация системы.

Есть вероятность, что к 15 ноября, старту сбора оплаты, тариф будет изменен?

— Вообще, это не наш вопрос. Но я знаю, что обсуждается снижение ставки. Хотя, на мой взгляд, сегодняшний тариф по сравнению с Европой невысок. По нынешнему курсу — около $0,07 за км. В Польше, для сравнения, $0,17 за км, в Венгрии — $0,6. Но как я уже сказал, если снизят, то эти деньги заберут не у оператора системы, а у дорог, причем региональных. Было соответствующее поручение президента, чтобы часть собранных средств пошла на субсидирование региональных дорожных фондов. Региональные трассы ведь сегодня финансируются лишь на 15% от норматива.

Если будет введен аналогичный сбор за проезд по региональным дорогам, регионы подключатся к вашей системе?

— Права вводить плату за проезд по своим дорогам у региональных властей на настоящий момент нет. Но обсуждения предоставления им такого права ведутся — в Росавтодоре, например, уже создана рабочая группа по возможной технологической увязке и интеграции таких систем. Есть области, например Свердловская, Московская, Ленинградская, являющиеся транзитными,— там опасаются, что после введения 15 ноября платы за проезд по федеральным трассам заметно вырастет нагрузка на региональные дороги. Мы уже подписали соглашение со Свердловской областью о создании пилотного проекта.

Ваша система готова распознавать грузовики более низкого тоннажа, если и на них распространится дополнительный сбор?

— Да, конечно, мы сможем идентифицировать любой грузовой автомобиль, хоть "Газель", принципиальных изменений в системе не потребуется.

Следует ли ожидать 15 ноября коллапса на дорогах, когда водители вспомнят о необходимости оплаты непосредственно перед рамкой на дороге?

— Мы делаем все возможное, чтобы этого не произошло. С осени начнем широкую информационную кампанию. А пока мы информируем через разные ассоциации автоперевозчиков, в которые входят в том числе и частные владельцы фур. В России сегодня из 1,8 млн тяжелых грузовиков 1 млн приходится примерно на 280 тыс. юридических лиц. С такими клиентами, имеющими крупный автопарк, мы уже начали предварительные работы. Вторая категория владельцев — физические лица. Начиная с 14 октября, мы ждем их в наших офисах. Иностранные перевозчики хорошо знакомы с аналогичными заграничными системами. Так что им объяснять ничего не нужно. Для них будут открыты офисы на пограничных переходах. Для информирования наш колл-центр, как и сайт, будет работать на русском и английском. Будем смотреть при эксплуатации, необходимы ли еще дополнительные языки. Так что пробок у границ не планируется.

В системе предусмотрено два вида оплаты — с помощью бортовых устройств, а также через маршрутную карту. Так что даже тот, кто не успеет получить бортовое устройство, сможет заплатить за проезд через сайт, терминал или мобильное приложение. Мы готовы к наплыву людей в первое время работы. Все наши офисы будут работать семь дней в неделю. То же было во всех европейских странах при запуске подобных систем. Но, конечно, мы надеемся, что все пройдет спокойно.

Какая доля водителей, по вашим оценкам, воспользуется бортовым устройством?

— В принципе бортовое устройство более удобно фирмам, имеющим большой парк автомобилей. По европейской практике бортовым устройством в первое время пользуется лишь 10-15% водителей. Затем, через несколько лет, ситуация полностью изменяется — уже 10-15% водителей пользуются маршрутными картами.

Когда устанавливали камеры видеофиксации нарушений ПДД, то первое время они хоть и пугали водителей, но работали в тестовом режиме: штрафы по их данным не выписывались. У вашей системы тестового периода не будет?

— Тестирование корректности работы элементов системы мы проведем за месяц до начала эксплуатации. А с 15 ноября все будет работать в реальном режиме.


самое читаемое

1 ГИБДД не принимала нужных лишений Инспекторы чересчур мягко наказывали нарушителей
2 Что нужно знать о реформе автострахования Как изменится закон об ОСАГО и жизнь водителей — в справке “Ъ”
3 ОСАГО переводят на ремонтные работы ЦБ согласовал с Минфином окончательный вариант реформы автострахования
4 ГИБДД слишком мягко наказывала водителей В действиях московских инспекторов нашли нарушения
5 Активы ТагАза ищут на Кипре Долги бывшего автозавода суд пытается взыскать с бывшего владельца
Что за камера такая Как, кто и зачем следит за московскими водителями
Как сдать на права 1 сентября вступили в силу новые правила проведения экзаменов для желающих сесть за руль. “Ъ” объясняет суть нововведений

обсуждение