Коротко


Подробно

Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ   |  купить фото

"Система мониторинга воздуха в Москве показывает, что было превышение выброса сероводорода"

Ночью на юго-востоке Москве зафиксировали выброс сероводорода. Концентрация вредных веществ в районе Люблино этой ночью превысила норму почти в два раза, сообщает Мосэкомониторинг. Координатор движения "МосЭко" Михаил Антонов ответил на вопросы ведущего "Коммерсантъ FM" Алексея Корнеева.


По информации столичного ведомства, высокий уровень загрязнения зафиксирован сразу на двух станциях наблюдения: в районе метро "Люблино" и на улице Гурьянова.

— Какие последние данные по поводу этого выброса? Что это было, известно?

— Это действительно был сероводород, система мониторинга воздуха в Москве показывает, что превышение было выброса, а кто его конкретно сделал — это, к сожалению, еще пока остается вопросом.

— Что могло стать причиной, пока не известно?

— Да, в данный момент неизвестно, и не хотелось бы никого голословно обвинять, потому что сразу же подозрения падают на Московский нефтеперерабатывающий завод, однако на юго-востоке сосредоточено достаточно много промышленных предприятий, примерно в количестве 30. Опять же, есть и Московская область, которую могло тоже привеять ветром. Однако, как показывают измерения этой станции, установленной на НПЗ, у них все же наблюдалось превышение, оно началось где-то в 1 ч. ночи, пик шел до 5 ч. утра после пошел на спад.

— Это обычное дело, что выбросы происходят ночью, а не днем?

— Здесь так нельзя сказать: иногда ночью, где-то фиксируется днем, здесь статистику не подвести, на мой взгляд.

— В каких-то близлежащих районах было зафиксировано превышение нормы? Вредные вещества, естественно, могли достигнуть каких-то других районов — что об этом известно?

— По поводу других районов: понятно, что обычно по всей территории разносится, но самая основная, точка — это район Люблино.

— Юго-восток — это самая проблемная зона в Москве?

— Одна из наиболее проблемных, потому что действительно большая концентрация предприятий, промышленных зон — это, конечно, свой эффект имеет.

— Вообще, вся информация поступает в СМИ, или что-то скрывается? Или хватает в Москве служб, которые не позволят что-то скрыть и зафиксируют загрязнения, выбросы?

— Здесь нужно смотреть такой момент: НПЗ проявил ответственность, установил у себя сам датчик, который фиксирует их выбросы, но тут все равно остается еще много вопросов. Не так давно люди из промышленной индустрии заявляли, что "да, все же мы занижаем", или, допустим, данные собираются в определенное время, какое-то время датчик работает, а в какой-то момент датчик у них отключен. Но это такие вещи, которым никаких подтверждений нет, здесь надо смотреть исключительно по факту. Действительно, понятно, что что-то скрывается, что-то просачивается в СМИ.

— Если это НПЗ, который до этого неоднократно был виновником самых разных нарушений, какое наказание может быть? Штраф выписывается этому заводу, затем завод обращается в суд, обжалует этот штраф, какие-нибудь 250 или 500 тыс. руб., что для этого завода является копейками, они еще потом отсуживаются на протяжении довольно длительного времени?

— Изначально им присудили 250 тыс. руб. штрафа, но, конечно, для нефтеперерабатывающего завода это действительно несопоставимые копейки. После Общественная палата выступила с инициативой повысить даже этот размер штрафа не в 10, а в 20 раз. Даже представители НПЗ это поддержали со словами "повысить можно, но если будет действительно установлена достойная система мониторинга воздуха, мониторинга выбросов". От остальных они открестились, только 250 тыс. руб. выплатили. Понятно, что у них должны быть и свои контрольные службы, я думаю, сами они знают, какая у них обстановка. Но, на мой взгляд, повышение ответственности в данной ситуации — это действительно неотъемлемая мера, потому что такие низкие штрафы, такая невысокая ответственность, наоборот, побуждают людей к правонарушениям, когда проще отдать 250 тыс. руб., чем вкладываться в модернизацию производства, в новые фильтры, в новую систему мониторинга и так далее, это их побуждает к нарушениям.

— Не пробовали экологи наказывать не только НПЗ, подавать в суд не только на нефтеперерабатывающий завод, но еще и на "Газпромнефть", которому и принадлежит этот завод?

— Здесь, конечно, в этой ситуации нужно смотреть, кто конкретно виноват. "Газпромнефть", конечно, его собственники, но у завода есть свое руководство, есть свои люди, кто за это ответственен, так что я считаю, кто виноват, тот и должен отвечать.

— Мы пока не говорим о виновности в данном конкретном случае, выбросе минувшей ночью, мы говорили вообще. Какая-то нерадостная ситуация, виновных, как всегда, не найдут, если и найдут, то накажут весьма условно, а мы дышим.

— Именно их система мониторинга показывает, что превышение было. Поэтому это уже пусть решает природоохранная прокуратура, и ответственный за это пусть проводит служебную проверку и все необходимые предусмотренные процедуры.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение