• Москва, -3...-5 снег
    • $ 63,91 USD
    • 68,50 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ

Дело об убийстве Бориса Немцова доверят присяжным

Защита Заура Дадаева рассчитывает, что заседатели не поверят в его признание

Как стало известно "Ъ", адвокаты обвиняемого в убийстве Бориса Немцова Заура Дадаева планируют ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных — коллегия, по их мнению, не поверит признанию предполагаемого киллера, от которого он впоследствии отказался. Следствие, в свою очередь, собирает против обвиняемого дополнительные улики. Эксперты начали выяснять происхождение обнаруженной в доме Заура Дадаева гранаты, а в деле, по некоторым данным, могут появиться новый свидетель и дополнительный мотив убийства.


По данным близкого к расследованию источника "Ъ", адвокаты Заура Дадаева уже дали понять следствию, что будут настаивать на рассмотрении его уголовного дела судом присяжных. Это в некотором смысле осложнило расследование, ведь убедить заседателей в причастности человека к преступлению бывает зачастую сложнее, чем профессиональных юристов.

Так, например, собеседник "Ъ" отметил, что присяжных обычно не впечатляют низкокачественные кадры видеозаписи камер наружного наблюдения, и убедить их в том, что на размытой картинке изображен именно подсудимый, бывает сложно. Другое дело — непосредственные свидетельские показания, которых у СКР до последнего времени не хватало. Во всяком случае, киллера, расстрелявшего Бориса Немцова 27 февраля во время прогулки по Большому Москворецкому мосту, не смогли уверенно описать ни спутница политика Анна Дурицкая, ни случайно оказавшийся неподалеку молодой человек по имени Евгений.

Между тем, по данным близких к расследованию источников "Ъ", этот пробел следствие, не исключено, уже восполнило, установив еще одного свидетеля, который мог видеть сам момент расправы. Данные этого человека не раскрываются, и он, скорее всего, сохранит свой засекреченный статус вплоть до судебного процесса. Также пока неизвестно, сможет ли секретный свидетель опознать в стрелке взявшего на себя роль киллера Заура Дадаева.

Подкрепляя предъявленное подследственному второе обвинение — в незаконном обороте оружия и боеприпасов (ч. 3 ст. 222 УК РФ), СКР, как стало известно "Ъ", передал на экспертизу предположительно принадлежавшую ему гранату. Еще в начале марта, вскоре после задержания Заура Дадаева, следователи нашли в его квартире в ингушском Малгобеке завернутые в матерчатую черную шапку предметы, напоминающие гранату РГД-5 и запал к ней. Сейчас эксперты выясняют, можно ли считать находки боеприпасами и есть ли на них биологические следы хозяина квартиры и его предполагаемых подельников Анзора Губашева и Беслана Шаванова (последний, напомним, погиб при задержании).

Наконец, специально под присяжных, как полагает источник "Ъ", может быть расширен и инкриминируемый обвиняемым мотив совершения убийства — по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ), который пока выглядит довольно сомнительным. Пункт "з" появился в уголовном деле лишь благодаря первичным показаниям Заура Дадаева, отметившего, что автомобиль и оружие ему предоставил некий Русик. Этот же человек якобы пообещал и щедро вознаградить заговорщиков, но отметил при этом, что деньги им будут даны не за убийство Бориса Немцова, а исключительно "ради Аллаха". При этом Заур Дадаев специально дополнил протокол ремаркой о том, что и он сам тоже действовал не ради наживы, а мстил политику за оскорбительные для мусульман высказывания.

Поскольку никаких денег обвиняемым Русик в итоге не заплатил, присяжные вряд ли согласятся признать его заказчиком преступления — в крайнем случае соучастником или даже пособником убийц. С учетом этого обстоятельства в окончательной редакции обвинения пункт "з" части 2 статьи 105 УК РФ может быть заменен пунктом "л" той же статьи — убийство, совершенное из ненависти по религиозному, национальному или социальному признаку. "Ненависть" может быть и просто добавлена к "заказу" — чтобы присяжные могли сами выбрать наиболее приемлемый мотив.

Отметим, что по этой схеме расследовалось, например, громкое убийство бывшего полковника-танкиста Владимира Буданова. Изначально преступление считалось заказным, следствие активно искало его организаторов и заказчиков, однако в итоге пришло к выводу о том, что обвиняемый Юсуп Темирханов убил танкиста по собственной инициативе — из ненависти к социальной группе военнослужащих.

Сергей Машкин


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение